Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Тает надежда.
Много воды утекло
По этой теме

Зачем Сергей Лавров ездил в Японию, если острова все равно не отдаются

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Глава МИД РФ Сергей Лавров начал визит в Японию, в рамках которого уже встретился со своим коллегой Тосимицу Мотэги. Едва заступив на свой пост в сентябре этого года, господин Мотэги выразил решимость добиться прогресса в переговорах по мирному договору, а значит, и по курильскому вопросу. Однако сделать это ему будет столь же непросто, как и его предшественнику Таро Коно, ранее обещавшему: 2019 год станет «плодотворным и историческим» для отношений двух стран.


Российско-японские контакты начинались в 2019 году на мажорной ноте. Тогдашний глава МИД Японии Таро Коно заверял в решимости «сделать год плодотворным и историческим» для отношений двух стран. Зависело это от того, удастся ли продвинуться в поиске компромиссов по курильской проблеме. Японский министр призывал «ускорить переговорный процесс» и делал для этого многое — в частности, несколько раз встретился с Сергеем Лавровым. Нынешний глава МИДа Тосимицу Мотэги, едва вступив в должность, эстафету подхватил. В сентябре на первой для себя пресс-конференции в новой роли он заявил: «Я хотел бы как можно скорее провести с министром Лавровым переговоры по мирному договору».

Такая возможность ему представилась в том же месяце на полях Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, а во второй раз — в японской Нагое, где завтра пройдет заседание министров иностранных дел стран G20. На двусторонней встрече с Сергеем Лавровым господин Мотэги сразу же дал понять, что его волнует: «Я высоко оцениваю реализацию в этом месяце пилотной туристической поездки (японцев.— “Ъ”) на четыре острова (Южных Курил.— “Ъ”). Хотелось бы последовательно одну за другой выполнить договоренности наших лидеров и полномасштабно раскрыть потенциал, который имеется в российско-японских отношениях». Министр добавил, что надеется вскоре посетить РФ и «провести там обстоятельные дискуссии, в том числе по мирному договору». Сергей Лавров в долгу не остался, заверив: «Мы искренне хотим решить все проблемы, которые еще остаются, включая вопрос о мирном договоре».

По итогам переговоров подхода министров к журналистам предусмотрено не было. Однако заранее можно было утверждать, что сенсаций не будет.

Близящийся к своему завершению 2019 год, вопреки надеждам японской стороны, прорывным так и не стал: позиции сторон по наиболее принципиальным вопросам все так же далеки друг от друга.

Напомним, что в ноябре 2018 года президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ договорились ускорить переговоры о подписании мирного договора на основе советско-японской Совместной декларации 1956 года. В том документе власти СССР выразили готовность передать южнокурильский остров Шикотан, а также прилегающую гряду ныне необитаемых островков (ее японцы считают на переговорах за один остров, именуя Хабомаи). То заявление было воспринято едва ли не как сенсация: на Шикотан и Хабомаи приходится от силы 7% тех территорий, на которые официально претендует Токио. Впрочем, позднее премьер Абэ давал понять, что хочет от Москвы чего-то взамен — хотя бы обещания дискуссий о судьбе остающихся у России самых больших и населенных островов Кунашир и Итуруп.

31 мая, будучи в Токио, Сергей Лавров признавался: министры «добросовестно выполняют указание лидеров двух стран ускорить переговоры на основе декларации 1956 года», но «интенсификация переговоров отнюдь не означает сближения позиций». Тогда же стало ясно, что к вопросу спорных территорий добавилась проблема формата гипотетического мирного договора между двумя странами, подписание которого — ключевой шаг на пути к решению курильской проблемы. Токио настаивал на коротком одностраничном документе. В Москве же давали понять: требуется масштабное соглашение, отражающее прошедшие со времен окончания Второй мировой войны десятилетия. Смена Таро Коно на Тосимицу Мотэги в этом плане ничего не изменила.

«Итоги года не внушают большого оптимизма: ожидаемого прорыва не произошло, стороны остались при своих мнениях»,— отметил в беседе с “Ъ” заведующий кафедрой востоковедения МГИМО Дмитрий Стрельцов.



По словам эксперта, хотя на Южных Курилах и удалось предварительно договориться о нескольких проектах, например в области переработки мусора, в целом позиции сторон отличаются настолько, что «никаких перспектив в заключении мирного договора в обозримом будущем не просматривается». «Россия считает, что Япония должна сначала признать переход Курил СССР по итогам Второй мировой войны, только после этого может идти речь о передаче Хабомаи и Шикотана в соответствии с декларацией 1956 года. Японская сторона признать переход Курил СССР не может, так как это делает их позицию бессмысленной: они считают, что СССР незаконно оккупировал эти территории»,— напомнил господин Стрельцов.

«Переговоры Синдзо Абэ и Владимира Путина породили надежды, что будет достигнут какой-то компромисс, но дальнейшее развитие событий показало, что все это не так: позиции сторон очень сильно расходятся. И вряд ли стоит ожидать прорыва в 2020 году»,— согласен руководитель центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. Поиск компромисса, напоминает он, затрудняют и опасения российской стороны, что на островах могут появиться американские военные объекты, в то время как для Токио союз с США — краеугольный камень внешней политики и политики безопасности Японии. «Несильно продвинулось и совместное хозяйственное освоение Курильских островов: стороны не смогли договориться, на базе чьего законодательства будет осуществляться деятельность,— пояснил он “Ъ”.— Японцы не хотят ничего делать, пока эта деятельность будет осуществляться на базе российского законодательства: Токио считает, что в этом случае Япония бы де-факто признала российский суверенитет над островами. Осенью этого года состоялась поездка на Южные Курилы японской туристической группы, но это негусто».

На этом фоне Москве и Токио только и остается, что пытаться налаживать взаимодействие по конкретным практическим вопросам — особенно тем, которые мало связаны с политикой. К примеру, накануне поездки Сергея Лаврова в Нагою спецпредставитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности, посол по особым поручениям МИД РФ Андрей Крутских отчитался об очередном раунде российско-японских консультаций по его тематике, назвав их крайне успешными. Он заявил: у сторон есть четкое осознание того, что проблемы кибербезопасности «глобальные и решать их надо международными усилиями». И заверил, что эта тема — «одна из приоритетных» в ходе визита министра Лаврова в Японию.

Павел Тарасенко, Нагоя; Андрей Федотов


Комментарии
Профиль пользователя