Коротко

Новости

Подробно

Фото: Надежда Храмова / Коммерсантъ

Фигура умолчания

Девятилетнему мальчику нужно выпрямить позвоночник

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Игорю Мирончикову девять лет, а здоровье его пошло наперекосяк еще до рождения. Мальчик родился с тяжелым пороком сердца и аномалиями развития позвоночника. Перенес четыре операции на позвоночнике и четыре — на сердце, в десять месяцев ему установили кардиостимулятор. И всякий раз искривленный позвоночник не давал как следует поправиться сердцу, а проблемы с сердцем не давали оперировать спину. Теперь момент настал: Игорю можно установить на позвоночник раздвижную конструкцию VEPTR. Это устранит горб, позволит ходить без одышки, и мальчик сможет сам наконец завязать шнурки.


Про свой горб, про то, что левое плечо ниже правого, про то, что ноги разной длины и что до ступней руками не дотянуться, Игорь не говорит никогда. Подходит к зеркалу, молча смотрит на себя и отходит так, будто проверял, правильно ли застегнуты пуговицы на рубашке.

Вообще-то он звонкий. Звонко поет песни. Особенно про паровозы. Ну любит человек паровозы, что тут непонятного? На каждую операцию брал с собой в больницу по две штуки.

Мама подумала, что Игорь любит петь, и отдала его в музыкальную школу на вокал. Мальчик позанимался немного, а потом признался, что в музыкальной школе ему не очень нравится. То есть нравится, когда надо петь про паровозы, но не нравится, когда надо петь о чем-то другом. А про паровозы поют очень редко. Так он сказал.

Но ничего не сказал про то, что хор в музыкальной школе — это строй. И все остальные дети в хоровом строю стоят ровно, а он… лучше не думать, как он там стоит.

Когда Игорь с мамой утром идет в школу, или днем в музыкальную школу, или вечером в бассейн, мальчик временами останавливается, присаживается на корточки и сидит посреди улицы некоторое время.

Мама спрашивает:

— Ты чего?

— Нога болит,— отвечает Игорь.

— Устал?

— Немножко. Отдохну.

Он не говорит, что задыхается. А задыхается оттого, что искривленный позвоночник сдавливает легкие. Оттого, что невозможно толком дышать, если согнут в три погибели и ковыляешь на ногах разной длины. Вот что происходит. Но Игорь никогда об этом не говорит.

Однажды он пришел из школы и спросил у мамы, почему дети называют друг друга всякими обидными словами. Мама спросила: значит ли это, что его кто-то обижал? Как обижал? Кто? Но Игорь ушел от ответа. Сказал, что в школе у него все друзья, никто не обижает, никто не обзывается.

Так он сказал, потому что иначе пришлось бы назвать слово, которым его назвали, а это слово Игорь не хочет произносить: «горбун».

Когда в школе делают манту, когда надо идти в поликлинику делать прививки, Игорь плачет. Рыдает изо всех сил, будто его собираются не уколоть тоненькой иголкой, а порезать на куски. Кричит иногда до истерики. Можно было бы подумать, что после восьми операций мальчик до смерти боится врачей. Но нет, дело не в этом.

В серьезных клиниках, перед серьезными операциями и после них, Игорь не плачет никогда. Как будто этих операций не было, нет и не будет. Как будто не вставляли ему в спину железные прутья трижды. Как будто не сломался однажды один из этих прутов — потому что неловкий Игорь не успел увернуться во дворе от велосипедиста и велосипедист сбил его наземь. Как будто теперь не предстоит вставлять раздвижную конструкцию в спину заново.

Как будто нет ничего этого. Как будто нет горба, нет перекошенных плеч и ног разной длины. Не было, нет и не будет.

И вот ведь какое дело. Если теперь в Новосибирске Игорю вставят в спину металлоконструкцию, мальчик окажется прав в этом своем упорном игнорировании горба.

Горба не будет. Игорь подойдет к зеркалу и будет стоять перед зеркалом прямо. И плечи будут на одной высоте. И ноги будут одной длины. И можно будет нагнуться и коснуться пальцами ботинок. И никакой одышки.

Так что не о чем было и говорить.

Для спасения Игоря Мирончикова не хватает 856 687 руб.

Заведующий центром детской ортопедии и вертебрологии АНО «Клиника НИИТО» Василий Суздалов (Новосибирск): «У Игоря врожденная деформация позвоночника. Первые две операции по коррекции сколиоза, выполненные в другой клинике, прошли с осложнениями, установленную металлоконструкцию пришлось убрать. Сколиоз прогрессирует, Игорю нужно зафиксировать позвоночник с помощью раздвижной конструкции VEPTR. Провести операцию необходимо как можно скорее — только так удастся укрепить позвоночник до окончания формирования скелета, когда можно будет установить постоянную конструкцию».

Стоимость операции 1 940 687 руб. Фонд «СУЭК — РЕГИОНАМ» внес 150 тыс. руб. Компании, пожелавшие остаться неназванными, внесли 900 тыс. руб. Телезрители ГТРК «Кузбасс» соберут 34 тыс. руб. Не хватает 856 687 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Игоря Мирончикова, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет мамы Игоря — Юлии Викторовны Зыряновой. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты, мобильного телефона или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности на rusfond.ru).

Экспертная группа Русфонда


Валерий Панюшкин, Кемеровская область


О Русфонде

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в “Ъ”. Проверив письма, мы размещаем их в “Ъ”, на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире ВГТРК и радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 172 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением, в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать. Всего собрано свыше 13,866 млрд руб. В 2019 году (на 21 ноября) собрано 1 242 300 862 руб., помощь получили 1693 ребенка. Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год, входит в реестр НКО—исполнителей общественно полезных услуг. В 2019 году Русфонд выиграл президентский грант на проект «Совпадение. Экспедиция доноров костного мозга», а его Национальный РДКМ — президентский грант на проект «Академия донорства костного мозга» и грант мэра Москвы на проект «Спаси жизнь — стань донором костного мозга». Президент Русфонда Лев Амбиндер — лауреат Государственной премии РФ.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;

rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru

Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app

Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

Комментарии
Профиль пользователя