Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

За взрыв в метро запросили четыре пожизненных

Гособвинение предложило предельно сурово наказать обвиняемых в петербургском теракте

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

В Санкт-Петербурге на процессе по делу о теракте в петербургском метро, совершенном в апреле 2017 года и унесшем жизни 15 человек, гособвинение запросило четырем фигурантам пожизненное заключение, а остальным — длительные, до 28 лет, сроки лишения свободы. Предложить наказание для единственной из обвиняемых женщины прокуратура не смогла: Шохисте Каримовой стало плохо во время выступления гособвинителя, а затем она отказалась подниматься в зал из конвойного помещения.


«Общественная значимость преступления не просто велика, она колоссальна. Вряд ли что-то может превзойти по степени устрашения и жестокости террористический акт»,— сказала в прениях гособвинитель Надежда Тихонова. Для Аброра Азимова, его брата Акрама, а также братьев Ибрагима и Мухамадюсупа Эрматовых, чьи роли в совершении преступления прокурор отметила особо, она по совокупности предъявленных им обвинений запросила пожизненные сроки с отбыванием в колонии особого режима. Для Содика Ортикова Надежда Тихонова предложила 28 лет колонии строгого режима, для Азамжона Махмудова, Махамадюсуфа Мирзаалимова, Сейфуллы Хакимова, Бахрама Эргашева и Дилмурада Муидинова гособвинитель просила по 27 лет колонии строгого режима. Обвиняемым, по мнению прокурора, также нужно назначить штраф в размере 1 млн руб. каждому.

Когда Надежда Тихонова, перечисляя фамилии фигурантов, дошла до Шохисты Каримовой, та упала в обморок, а когда пришла в себя, начала кричать и рыдать. Это стало неожиданностью: в начале заседания Каримова держалась бодро, благодарила правозащитников за письма в СИЗО и оказываемую поддержку. Женщине вызвали скорую и отвели ее в конвойное помещение. Тем временем в зале заседаний начался шум. «Вы издеваетесь, что ли? Какие сроки?» — закричал один из фигурантов из клетки. А мать Махамадюсуфа Мирзаалимова в состоянии истерики уверяла окружающих, что расследовавшие дело правоохранители якобы ей «давали слово офицера», обещая, что, поскольку ее сын ни в чем не виноват, то в суде с него снимут обвинение.

После 30-минутного перерыва председательствующий судья Андрей Морозов зачитал две записки от начальника конвоя: в одной сообщалось, что Шохиста Каримова после вызова скорой помощи в заседании участвовать может, а в другой — что она «кричит, упирается, в зал подниматься отказывается». Суд принял решение отложить заседание на день.

К тому времени гособвинитель успела сообщить, что все 11 подсудимых, как и смертник Акбаржон Джалилов, совершивший взрыв на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт», входили в террористическую группировку «Катиба Таухид валь-Джихад» (запрещена в РФ). Ее в 2013 году создал приверженец радикального ислама Сирожиддин Мухтаров. Помимо фигурантов дела, в нее, по версии следствия, входили Исломбек Тургунов и Бобиржон Махбубов, заочно арестованные летом этого года Басманным райсудом Москвы (оба находятся в международном розыске). Участником «Катибы Таухид валь-Джихад», по словам прокурора, был и Мухаммаджон Турдиев, планировавший в марте 2017 года взрыв на военном корабле во Владивостоке. Сейчас он отбывает срок в колонии строгого режима в Киргизии.

В 2016 году Аброр Азимов, по версии следствия, принял предложение Махбубова вступить в террористическую организацию, после чего предложил сделать это своему брату. Мухамадюсуп Эрматов, считает обвинение, стал участником группировки после уговоров Акбаржона Джалилова в феврале 2017 года, за два месяца до теракта. Радикальные идеи Эрматова, по версии следствия, разделяли и другие фигуранты дела, проживавшие в квартире на Товарищеском проспекте, где в кладовой была обнаружена еще одна бомба в форме огнетушителя. «Все проживающие в квартире — люди не случайные, поэтому скрывать от них факт изготовления взрывчатки не было смысла»,— сказала прокурор, оценивая слова Бахрама Эргашева, Сейфуллы Хакимова, Шохисты Каримовой и Дилмурада Муидинова, заявлявших, что они не знали о собирающейся у них в квартире бомбе. Напомним, Следственный комитет России (СКР) ранее сообщал, что проводился «уникальный следственный эксперимент» — специалисты проверяли, можно ли жить в одной квартире и не знать, что твои соседи собирают бомбу. «Результаты этого эксперимента окончательно опровергли версию обвиняемых о том, что они не были осведомлены о своем участии в террористической деятельности»,— говорила официальный представитель СКР Светлана Петренко.

Все подсудимые свою вину отрицают. При этом трое фигурантов, которых обвиняют в непосредственном общении с организаторами террористического сообщества — Аброр и Акрам Азимовы и Мухамадюсуп Эрматов,— заявляли членам петербургской Общественной наблюдательной комиссии, что их якобы содержали в «секретной тюрьме ФСБ», где силой вынуждали давать признательные показания. Обвиняемые Бахрам Эргашев и Махамадюсуф Мирзаалимов говорили, что они пыткам не подвергались. По словам других фигурантов, на них оказывали физическое и психологическое давление. В частности, Ибрагимжон Эрматов на стадии следствия частично признавал вину, но позднее от своих показаний отказался, ссылаясь на давление.

Каждый из фигурантов дал показания в суде, которые по большей части противоречили тому, что они говорили на стадии следствия.

На их допросах защита в значительной мере строила свои доказательства невиновности подсудимых. Также адвокаты не раз заявляли о нарушении процедуры задержания фигурантов. В частности, в своих показаниях обвиняемые утверждали, что у них взяли образцы слюны еще при задержании, в квартире на Товарищеском проспекте, а это, отмечала защита, является процессуальным нарушением.

Взрыв в петербургском метрополитене прогремел 3 апреля 2017 года в электропоезде, двигавшемся от станции «Сенная площадь» к «Технологическому институту». В результате террористического акта 15 человек погибли, еще 67 получили ранения различной степени тяжести. Кроме того, на станции «Площадь восстания» силовики обнаружили еще одно самодельное взрывное устройство, начиненное поражающими элементам. Оно не сработало из-за технической неисправности и было обезврежено взрывотехниками.

Марина Царева, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя