Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

«Красной нитью проходит мысль — значит, боятся»

Корреспондент “Ъ FM” в Лондоне — о российском вмешательстве в британскую политику

от

Нет никаких свидетельств российского вмешательства в британскую политику, заявил премьер-министр Великобритании Борис Джонсон. Ранее британские парламентарии провели расследование о возможном вмешательстве России в политическую жизнь страны. В частности, в СМИ появилась информация о девяти российских бизнесменах, которые якобы финансировали Консервативную партию Великобритании. Несмотря на то, что работа над докладом завершилась еще в октябре, он до сих пор не опубликован, и это вызывает подозрения как у простых британцев, так и политических противников Джонсона, сообщил собственный корреспондент “Ъ FM” в Лондоне Андрей Остальский.


— Кто и когда заговорил о российском вмешательстве?

— Комитет Палаты общин британского парламента по разведке и безопасности проводил расследование, заслушивал представителей всех специальных служб, разведок, контрразведок, экспертов и специалистов по России. Затем рассматривались данные анализа того, что творилось в соцсетях накануне референдума 2016 года и выборов 2017 года. По некоторым намекам и косвенным признакам эти данные были обобщены, там содержалось что-то интересное, но доклад никто так и не читал, и серьезных утечек не было. Дело в том, что в октябре работа над докладом была закончена. Он был представлен руководителям спецслужб, чтобы те вычеркнули всякие положения, которые могли бы выдать некие государственные секреты, что они и сделали, то есть одобрили тот вариант доклада, который можно было бы теоретически представить публике. Затем этот доклад попал в аппарат премьер-министра и застрял там — вокруг этого поднялась колоссальная буря. Что такого может скрывать правительство, что оно боится предать гласности содержание этого документа до выборов 12 декабря?

— Почему все-таки Борис Джонсон не дает разрешение на публикацию этого доклада? Что мешает ему это сделать?

— Официальная версия вызывает некоторое недоверие. Это нормально, когда правительство запрашивает дополнительные данные у людей, способных оценить достоверность доклада на чувствительную тему, связанную с деятельностью спецслужб, прежде чем его опубликовать. В Великобритании в эту версию не верят. Очень распространено мнение, что правительству есть, что скрывать. За это со страшной силой уцепилась оппозиция. Потому что это, конечно же, стало довольно мощным фактором предвыборной борьбы. В соцсетях просто негодуют, и красной нитью проходит мысль — значит, боятся, значит, что-то есть в этом докладе, что может повлиять на избирателя, заставить его не проголосовать за правящую Консервативную партию и испортить все планы Бориса Джонсона. Насколько это соответствует действительности, сказать невозможно, ведь доклада мы не видели.

— Но с другой стороны, The Times неделю назад опубликовала статью, где утверждала, что ряд российских бизнесменов, в том числе и совладельцы британских газет, я имею в виду бизнесменов Лебедевых, финансировали Консервативную партию. Насколько я понимаю, эта информация и не скрывалась, об этом знали. Каким образом это может повлиять на ситуацию в Консервативной партии и на избирателя этой партии?

— Борис Джонсон с пеной у рта отрицал факт вмешательства, имея в виду, прежде всего, отношения Консервативной партии со своими донорами. Сформулировано это было не очень четко, потому что он немедленно перешел к фразе, что все, кто жертвовал деньги Консервативной партии, проходили соответствующий процесс агитации, смотрели на их кандидатуры, проверяли, имеют ли они законное право делать пожертвования, и только после этого они принимались. Газета The Sunday Times узнала, что в этом докладе фигурируют девять человек, правда, там тоже все излагается как-то немножко мутно: названы не все имена. Называется, например, Александр Темерко, который, как известно, был близок к Борису Ельцину в 90-е годы, а с новым правительством России и Владимиром Путиным у него добрых отношений не сложилось, и он давным-давно эмигрировал и с 2011 года является гражданином Великобритании.

Он не скрывает, что является крупным донором Консервативной партии, и пишет об этом на своем сайте. Кроме всего прочего, Александр Темерко выступает за то, чтобы Великобритания оставалась членом Европейского союза, и резко критикует свою любимую Консервативную партию за то, что она практически перед этими выборами стала партией «Брексита», то есть бизнесмен выступает против главного идеологического посыла Бориса Джонсона, который превратил выборы 12 декабря в новый референдум по выходу из ЕС. Также упоминалась супруга Владимира Чернухина, которого The Sunday Times назвала бывшим союзником российского президента Владимира Путина. Не знаю насколько достоверным можно считать утверждение, что Чернухин был близок к Михаилу Касьянову, который фактически давно является сторонником оппозиции. Наконец, не совсем ясно, жертвовали ли Лебедевы деньги Консервативной партии.

Да, Александр Лебедев признает, что он бывший сотрудник контрразведки КГБ, и что он был шпионом в Лондоне, прежде чем стать бизнесменом. Но он этого никогда и не скрывал. Его сын Евгений является лицом его компании в Великобритании, которой действительно принадлежат достаточно важные британские СМИ. Более того в газете Evening Standard, владельцами которой они являются, редактор — бывший министр финансов Осборн. Поэтому, какие конкретно могут быть выдвинуты обвинения против Евгения Лебедева, не совсем понятно. The Sunday Times вспоминает, что он приглашал Бориса Джонсона, когда тот был мэром Лондона, на свою виллу в Италию, что они весело проводили время, что они дружат. Из других источников стало известно, что Евгений Лебедев вместе с Борисом Джонсоном даже участвовал в громкой пиар-акции, проводя ночь на улицах Лондона с бездомными, чтобы мобилизовать общественное мнение и решить проблемы бездомных в британской столице.

Есть ли доказательства вмешательства РФ в политику Великобритании

Читать далее

Насколько это все складывается в убедительную картину попыток влияния прокремлевских элементов на британские выборы и референдум, честно говоря, непонятно. Другое дело: совсем необязательно, что главное, о чем говорится в этом докладе, — это об этих девятерых. Мне почему-то кажется, что это вообще какое-то приложение к основным данным. Вероятно, там есть какие-то более серьезные факты, но мы о них пока не знаем.

Беседовал Борис Блохин


Комментарии
Профиль пользователя