Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Декларациям подтвердили статус налоговой тайны

Как разъяснение Верховного суда может повлиять на дела против бизнесменов

от

Президиум Верховного суда запретил применять декларации об амнистии капиталов в любых делах против бизнесменов. Ранее запрет был вынесен лишь по уголовным производствам, теперь он распространяется также на административные и налоговые дела. При этом сейчас идет суд над бизнесменом Валерием Израйлитом. Обвинение строится как раз на его декларации, и районный суд во вторник отказался исключить этот документ из материалов дела. Что изменит вмешательство Верховного суда? И как повлияет на весь российский бизнес? Подробности — у Петра Пархоменко и Анны Пестеревой.


Амнистия капиталов началась в 2015 году и с тех пор дважды возобновлялась. Предпринимателям предлагают задекларировать зарубежные счета, имущество, контролируемые иностранные компании. В ответ обещают освободить от ответственности за прежние нарушения налогового и валютного законодательства. Начиналось все хорошо, а закончилось делом совладельца компании «Усть-Луга» Валерия Израйлита. Он одним из первых вернул активы в страну, но бизнесмена обвинили в хищениях и отмывании 93 млн руб. Израйлит не единственный, кто пострадал от своей честности, говорит партнер компании Taxadvisor Дмитрий Костальгин: «К сожалению, это не единственное дело, можно привести в пример ряд дел по административным правонарушениям, в которых налоговые органы пытались использовать эту информацию против декларантов. Тогда они закончились положительно для последних, но здесь важен сам факт того, что эту информацию пытались использовать».

Валерию Израйлиту не помогло и разъяснение Верховного суда, который напомнил, что никаких уголовных дел против участников кампании на основе деклараций заводить нельзя. Районный суд на этой неделе фактически проигнорировал это постановление — из материалов документ о зарубежных активах предпринимателя решили не изымать. Верховный суд был вынужден выступить снова уже с более четкой позицией: нельзя использовать данные, полученные в ходе амнистии капиталов, ни в каких случаях, даже если дело административное.

Как бизнес хочет избавиться от наказания за уклонение от уплаты налогов

Читать далее

Изменит ли это решения нижестоящих инстанций? Проблема в том, что противоречие кроется в самих законах. Одни — освобождают бизнесменов от ответственности, другие — позволяют правоохранительным органам использовать декларации в качестве доказательств. Нужно сначала решить этот вопрос, считает руководитель аналитической службы юридической компании «Пепеляев Групп» Вадим Зарипов: «Такие дополнения потребовались по двум причинам. Во-первых, чтобы окончательно устранить коллизию, которая возникла между законом о декларировании и тем нормативными актами, которые регулируют деятельность правоохранительных органов. Во-вторых, Верховный суд работает в режиме “пожарной команды”, то есть проблемы были изначально понятны, но своевременной реакции с его стороны, к сожалению, не было.

Поэтому сейчас ВС срочно выпускает ответ за ответом для того, чтобы заткнуть эти дыры».



Пока юристы не могут точно сказать, окажется ли кто-то еще на месте Валерия Израйлита. Хотя Верховный суд и старается поддержать в предпринимателях веру в амнистию капиталов, те сомневаются в своей защищенности, рассуждает сопредседатель организации «Деловая Россия» Антон Данилов-Данильян: ««Был подрыв того, что было обещано верховной властью. Но, кажется, Верховный суд это понимает — решение правильное, но дело Израйлита его поставило под вопрос. Естественно, все те, кто обелился, тут же прекратили сколько-нибудь серьезные действия по инвестированию, ожидая, что сейчас и на них тоже что-нибудь такое распространится.

И даже те, кто чувствовал себя сравнительно уверенно, начинают сомневаться, потому что ни одна российская компания не может себя считать полностью “белой и пушистой” — нарушения можно найти у любого».

Третья волна амнистии капиталов помогла задекларировать активы на €35 млрд, отчитался первый вице-премьер Антон Силуанов. Она, кстати, еще не закончилась — можно успеть сообщить о зарубежном имуществе и средствах на иностранных счетах российским властям до марта 2020 года. Правда, аналитики предполагают, что желающих может оказаться значительно меньше — из-за опасности уголовного преследования.

Как говорится в разъяснении Верховного суда, декларация и все сведения из нее — это налоговая тайна, поэтому доступ к ней могут иметь только соответствующие органы. При этом документ не может быть изъят даже по решению суда — лишь по запросу самого бизнесмена.

Комментарии
Профиль пользователя