Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Русские, вперед… Помедленнее!»

На оба шествия националистов в Москве вышло чуть более тысячи человек

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

В День народного единства в Москве традиционно прошли два «Русских марша»: участники расколовшегося в 2014 году движения националистов уже пять лет маршируют одновременно, под одним названием, но на разных площадках. Первые — Коалиция националистов (правые) и Ассоциация народного сопротивления (АНС, левые) — требовали «свободы политзаключенным» и «депортации мигрантов» в Марьино. Их поддержали около 200 человек. Вторые — движение Национально-патриотических сил России (НПСР) — вышли на марш у метро «Октябрьское Поле» с требованием «сменить систему» и «осознать свою национальную идентичность». К ним примкнули около тысячи человек. Корреспонденты “Ъ” побывали на двух согласованных мэрией и тщательно охраняемых полицией «Русских маршах» и поговорили с их участниками.


«Ребята, поправее»


«Русский марш» проходит в Марьино с 2005 года. В 2011 и 2013 годах акция собирала наибольшее количество участников — до 10 тыс. человек. В этом году, напомним, марш должен был называться «Правым маршем», но мэрия Москвы не согласовала заявки партии «Третья альтернатива» и движения «Правый блок», а левым националистам из Ассоциации народного сопротивления шествие, наоборот, разрешила. Год назад организаторами в Марьино также выступали левые, что значительно повлияло на количество участников «Русского марша».

В этом году на просторную улицу Перерва вышли едва ли 200 человек.

Пока они разворачивали флаги, член АНС Михаил Пулин рассказал “Ъ”, что к маршу в Марьино уже пять лет примыкают «те, кто против братоубийственной войны (на востоке Украины.— “Ъ”)», «а марш на Октябрьском Поле похож на передвижной цирк, организаторы которого поддерживают боевые действия на Украине и Игоря Стрелкова (экс-министр обороны самопровозглашенной ДНР, руководитель общественного движения "Новороссия".— “Ъ”)».

Малое количество участников не помешало формированию двух колонн. В одной встали русские националисты с имперскими флагами; накануне марша они активно продавали в своих соцсетях «правильные имперки по спецпредложению три имперки по себестоимости». В другой части колонны стояли члены АНС под черно-зелеными флагами. «Зелено-черный флаг — символ Тамбовского восстания (1920–1921),— рассказал член АНС, попросив не указывать его имя.— Это флаг народного сопротивления в общем, мы сейчас все в одном окопе». Между колоннами, будто выбирая, к кому примкнуть, стояли два фаната «Спартака» в шарфах.

Во главе шествия развернули несколько хоругвей с ликом Христа и подняли повыше портрет музыканта Игоря Талькова. Марш двинулся по оцепленной улице Перерва к памятнику Солдату Отечества. Идущих сопровождали восемь автозаков и десятки сотрудников полиции. Впереди левых националистов шел активист с мегафоном, кричавший то «Русские, вперед», то «Ребята, помедленнее», а то и вовсе «Ребята, поправее», направляя участников.

Активисты отвечали ему слоганами «Китай — вон из Сибири!», «Не терпи, сопротивляйся!», «Русские вымирают, мигранты заселяют!».

На пересечении с Люблинской улицей «Русский марш» встал. Сцены не было: ее готовились устанавливать националисты из Киева, сотрудничавшие с «Третьей альтернативой», но передумали, когда «Правому блоку» отказали в проведении марша. Организаторам пришлось дождаться, когда все подойдут, и тогда говорить в микрофон.

Пока Георгий Шишков из комитета «Нация и свобода» обвинял руководство страны в «геноциде русских» и «целенаправленном уничтожении социального сектора», дождь буквально размывал ряды националистов: они поодиночке и мелкими группами уходили за оцепленный периметр. Организаторы остались мокнуть и собирать аппаратуру. Никакой резолюции принято не было. Через час сайт «ОВД-инфо» сообщил, что за использование запрещенной символики после акции в Марьино задержали одного участника «Русского марша».

«Мы не правые и не левые»


В это же время у метро «Октябрьское Поле» на второй «Русский марш» собирались представители Национально-патриотических сил России. «Вы же левые, какие вы националисты»,— спорил юноша со взрослой активисткой. «В НПСР есть и правые, и левые. Мы — правые!» — отвечала она, срываясь на крик. У метро толпились пенсионеры, некоторые из них пришли на марш с красными знаменами и советской символикой. На оцепленную для марша улицу Маршала Бирюзова их не пропускали полицейские. Пройти за оцепление можно было только с флагами партий «Великая Россия», «Другая Россия», движений «Черная сотня» и «Сталинский полк».

К часу дня у «Октябрьского Поля» собралось не менее тысячи участников. Члены НПСР раздавали пришедшим бело-желто-черные значки с надписью «Сменим систему».

Координатор НПСР Владимир Филин объяснял: «Крови не хочет никто, систему надо менять, но делать это эволюционным путем». Через несколько минут господин Филин и освобожденный в феврале этого года отставной полковник ГРУ Владимир Квачков, приговоренный ранее к заключению за подготовку вооруженного мятежа и экстремизм, повели людей к площади Академика Курчатова и затем на митинг неподалеку от метро «Щукинская».

Участники скандировали «Шиес наш!», «Путина в отставку!», «Собянина в отставку!», «Мы все в оккупации!» и «Это наша страна!».

Лидеры движений и партий периодически брали в руки микрофон и объявляли участникам марша: «Коммунисты ненавидят наших предков», «Нам не нужны ядерные отходы», «Необходимо немедленно инициировать процедуру отставки президента». Сопровождались выступления звуками барабана, который по очереди несли волонтеры. У сцены, установленной на улице Маршала Василевского, задержались далеко не все: свою роль снова сыграла погода. Владимир Квачков призвал: «Моли Бога о том, что делаешь, и делай то, о чем молишь Бога». Протоиерей Всеволод Чаплин напомнил: «Сегодня день Казанской иконы Божьей матери, День народного единства и день освобождения России от оккупации. Чудо произойдет, и те, кто считает, что они умнее и хитрее, сгинут». Лидер движения «Черная сотня» Александр Штильмарк предостерег: «Не дай нам бог пойти за либералами» — и рассказал тем, кто еще не ушел в метро, как «власть уничтожает всех одинаково».

Лидер НПСР Кирилл Мямлин поднялся на сцену, когда около нее осталось не больше 200 человек. «Мы не красные и не белые, мы не левые и не правые. Мы русские,— прорычал господин Мямлин в микрофон.— Игры в исторические кружки, к которым нас хотят приписать, не идут никому на пользу. Наша задача — осознать свою национальную идентичность. Задача марша — поменять систему, а не сменить одного правителя на другого такого же!»

Полковник Квачков зачитал резолюцию: в ней «участники русского общенародного марша» заявили «о начале всенародного движения выражения недоверия Путину В. В.» и потребовали «освобождения жителей России от духовной и политической оккупации», пообещав действовать исключительно «путем мирного и законного принуждения». Оставшиеся активисты устало прокричали «Ура» и разошлись.

Дмитрий Кальченко, Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя