Скелет на балконе

На Соколе разгорелся конфликт из-за обнаруженных в сквере могил

Осенью в сквере на территории московского района Сокол рабочие наткнулись на человеческие останки и старинные надгробия. Местные жители утверждают, что это свидетельство существования старинного кладбища, на котором до революции «хоронили героев нескольких войн». Они требуют признать эту территорию объектом культурного наследия. Однако такое решение помешает строительству по соседству школьного здания — а этот проект уже согласован во всех инстанциях. Пока чиновники решают судьбу сквера, активисты забрали найденные кости домой — «чтобы перезахоронить их весной».

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ  /  купить фото

26 сентября на территории сквера «Арбатец» в районе Сокол начались работы по прокладке кабеля связи, и в первый же день строители нашли человеческий череп. Приехавшие полицейские забрали находку, чтобы передать в Следственный комитет России на экспертизу. После этого работы продолжились.

За рабочими внимательно следила жительница соседнего дома Наталья Дамянова. В разрезе траншеи она заметила старинное надгробие из белого камня, которым строители не заинтересовались.

Самостоятельно вытащить его пенсионерка не смогла — «памятник оказался неподъемным» — поэтому госпожа Дамянова заплатила 5 тыс. рублей другим рабочим, которые рядом клали асфальт.

Только с помощью трактора они смогли поднять надгробную плиту; судя по остаткам надписей, под ней когда-то был захоронен девятилетний ребенок.

Женщина обратилась во Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИК); градозащитники экстренно связались с чиновниками. В «Арбатец» приехали представитель департамента культурного наследия Москвы и археолог из столичного археологического бюро. Они зафиксировали нарушение: «Арбатец» находится на территории объекта археологического наследия «Село Всехсвятское», поэтому работы здесь могут проводиться лишь под наблюдением археологов. «Вероятно, заказчики забыли уведомить своих исполнителей, что им нужно заключить договор с археологической организацией»,— предположила исполнительный директор «Столичного археологического бюро» Мария Молошникова.

Департамент культурного наследия Москвы начал готовить предписание о приостановке земляных работ — они, впрочем, продолжились. На следующий день, 27 сентября, рабочие вскрыли новое захоронение: на земле возле траншеи оказались кости и человеческий череп. «Это была девочка, потому что череп с длинными волосами»,— рассказала “Ъ” Наталья Дамянова. По ее мнению, это были кости того ребенка, чье надгробие было найдено накануне. Рядом с останками она обнаружила старинную нательную иконку с изображением Марии Магдалины.

В этот раз ни рабочие, ни местные жители не стали вызывать полицию. «Заберут найденное — и с концами,— пожаловалась пенсионерка.— А это доказательство, что здесь было кладбище и что месту нужно присвоить статус мемориального памятника». Череп и кости госпожа Дамянова с соседями собрали в коробку, документируя все на видео.

«Мы решили это не оставлять там, чтобы никто не унес и не разграбил,— заявляет пенсионерка.— Сейчас останки хранятся у меня на балконе. Мы планируем их перезахоронить весной».

В департаменте культурного наследия Москвы к такой инициативе местных жителей отнеслись отрицательно. «Люди думают, что помогают нам, а на самом деле вредят. В данной ситуации надо звонить по горячей линии в наш департамент, мы сразу приедем и посмотрим»,— прокомментировал “Ъ” ситуацию замруководителя департамента, главный археолог Москвы Леонид Кондрашев. По его словам, вещи, которые были изъяты из земли без профессиональной фиксации, потеряны для науки, и теперь никакой экспертизы быть не может. «Столичное археологическое бюро» утверждает, что не раз просило госпожу Дамянову отдать в музейный фонд найденное. «Все археологические находки, обнаруженные в процессе производства работ, подлежат сдаче в Музейный фонд РФ. Это дело уголовно наказуемое»,— подчеркнула госпожа Молошникова.

Предписание департамента подействовало, земляные работы в сквере были приостановлены. Но в октябре Наталья Дамянова сообщила “Ъ”, что рытье траншеи возобновилось — уже под наблюдением специалиста из «Столичного археологического бюро». Госпожа Молошникова рассказала “Ъ”, что сотрудник бюро зафиксировал новые находки: «были найдены человеческие кости, но в разрозненном виде, их штук 10–12».

«Кости сейчас лежат у нас в небольшом мешочке, еще есть несколько неопознанных частей скелета»,— отчиталась она, добавив, что кроме костей были обнаружены «остатки пустого гроба».

По ее мнению, все эти находки свидетельствуют о том, что раньше на месте сквера действительно располагалось кладбище, но по историческим данным, в 1960-е годы его закрыли, а могилы перезахоронили. «Находить какие-то кости вне могил — это нормальная ситуация для каждого кладбища, которое расположено в черте города,— уверена госпожа Молошникова.— Только целые захоронения могут послужить причиной раскопок и постановки места на учет». Господин Кондрашов с ней согласен: «Кладбище было изъято, поэтому там уже нет объекта, который представляет историко-культурную ценность».

Однако заместитель председателя ВООПИиК кандидат исторических наук Владимир Хутарев-Гарнишевский уверен, что в сквере «покойных не один и не два». Он много лет борется за присвоение месту захоронений статуса мемориального памятника. По его словам, изначально эта территория была участком Всехсвятского кладбища за речкой Таракановкой, на котором хоронили местных жителей и участников Русско-турецкой войны 1877–1878 годов и Русско-японской войны 1904–1905 годов. Здесь также были погребены герои Первой мировой, подчеркивает историк. В начале 1960-х годов часть могил с согласия родственников покойных перенесли на Химкинское кладбище. Однако не у всех погребенных удалось найти родственников, и эти захоронения остались нетронутыми. Позже само кладбище сравняли с землей.

«Там было большое количество захоронений на маленькой площади, старые могилы разбивались и вместо них хоронили другого человека»,— уточняет археолог Молошникова рассказ представителя ВООПИиК. Из-за этого невозможно было перезахоронить абсолютно все могилы, говорит она. Однако во время земляных работ в этом году «ни одного целого костяка не было обнаружено», подчеркивает она. В то же время член ВООПИиК Александра Андреева уверена, что найденные в сентябре череп и кости — то самое «целое захоронение»: «Там останки с волосами и фрагментами одежд. Это конец XIX—начало XX века, это не разрозненные кости». По ее мнению, органы охраны наследия не отнеслись к произошедшему достаточно серьезно: «Можно было траншею провести иначе с учетом границ кладбища, а не напрямую самым коротким путем. Надо организовать археологическое исследование, снять верхний культурный слой, чтобы понять, где находятся захоронения».

Ситуация осложняется запланированным по соседству со сквером строительством нового корпуса школы №1252 имени Сервантеса. Сейчас на этом месте находится детский сад: согласно проекту 2017 года, его снесут, а потом построят здание школы. Учебное заведение не будет затрагивать территорию бывшего кладбища, однако коммуникации пройдут именно через «Арбатец», указывают местные жители. Когда появился проект новой школы, Владимир Хутарев-Гарнишевский подал в столичную мэрию заявку на присвоение скверу «Арбатец» статуса мемориального памятника. Однако чиновники признали объектом культурного наследия регионального значения только стоящую рядом со сквером часовню. При этом здание давно не используется по прямому назначению — сейчас в нем расположен кабинет тайского массажа.

Отказ признать сквер объектом культурного наследия в департаменте культурного наследия объяснили необходимостью проведения дополнительных археологических раскопок, говорит господин Хутарев-Гарнишевский.

Археолог Молошникова поясняет, что для археологических исследований по определению границ кладбища необходимы значительные денежные средства: «Это делается как исследование в рамках государственного контракта, которое может инициировать тот же департамент культурного наследия, или как спонсирование частным лицом». Однако на данный момент, как говорит госпожа Молошникова, «земляные работы на территории сквера, согласно проекту, еще только планируются». Она уверена, что «если месту присвоят статус мемориального кладбища, то это, конечно, помешает строительству школы».

«Мы не будем трогать сквер "Арбатец", это не наша территория,— сказала “Ъ” директор школы 1252 имени Сервантеса Ирина Анурова.— Я доверяю больше градостроителям, которые решили, что школа должна быть построена именно в этом месте. Это было решено опытными специалистами градостроительной политики Москвы, проект прошел разные стадии согласования». Директор говорит, что образовательному учреждению крайне необходимо новое здание, потому что «наша школа очень востребована и поэтому переполнена». «И тут такая дилемма, о чем думать: о костях или о детях,— говорит госпожа Анурова.— Все здания на Соколе на костях построены. Проект сейчас согласован и соответствует всем нормам, насколько я знаю. Опытные люди, наверно, знали, что они делали. Если не доверять градостроителям, то кому тогда доверять?»

Валентина Путреша, Юрий Слинько, Александр Черных

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...