Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Беглые бизнесмены получат гарантии от Генпрокуратуры

Захотят ли предприниматели вернуться в Россию

от

Генпрокуратура предложила беглым бизнесменам пойти на сделку со следствием. Фигуранты экономических уголовных дел, уехавшие за рубеж, смогут вернуться в Россию с гарантией, что не будут арестованы. Ведомство подготовило поправки в уголовно-процессуальный кодекс. В них будет прописан механизм такой сделки и гарантии для предпринимателей. Если следователи позволят фигурантам дел находиться на свободе, то те обязаны в определенный срок явиться в органы.


Такая договоренность поможет сотням бизнесменов вернуться в Россию. Так считает представитель бизнес-омбудсмена Бориса Титова Дмитрий Григориади: «Далеко не все разыскиваемые лица являются преступниками, жуликами, мошенниками. У нас есть несколько случаев, где уголовные дела были прекращены за отсутствием состава преступления, где заочные аресты были признаны незаконными. Иногда решения тех лиц, которые уехали за рубеж и скрылись от следствия, были обоснованы просто какой-то эмоциональной позицией, а может быть ошибочным решением. Но эти люди просто не могут вернуться в страну, потому что они в розыске, их дела приостановлены, они защищаться даже не могут.

Возобновление этих дел и дальнейшее установление истины возможно только при явке лица, но эта явка всегда сопровождается арестом. Что мы сейчас получаем? У нас очень большое количество приостановленных дел, сотни сограждан за рубежом. И главное, самой процедуры, прописанной в законе о порядке возврата разыскиваемого лица, просто нет. Ведомства начинают приходить к пониманию, что механизм, аналог “лондонского списка”, должен быть прописан в законе. Там должны быть четкие регламент и действия следствия, прокуратуры, самого лица, порядок внесения залогов, порядок его прилета, порядок его участия в следственных действиях.

Когда предприниматель предоставляет свои данные о том, что находится в такой-то стране, эти данные поступают в следствие, которое уже видит, что основание для его заочного ареста и розыска отпадают, потому как местонахождение лица уже установлено. Такое право для следователя нужно предусмотреть. Но тем не менее если следователь откажет в заключении такого соглашения и в удовлетворении ходатайства защитника, либо предпринимателя, то такой отказ должен быть мотивированным, обоснованным, расписанным, и чтобы его можно было оспаривать. Еще один важный момент — это не освобождение от уголовной ответственности, ни в коем случае, а сделка по обеспечению гарантии “неареста” некоторым лицам, которые могут вернуться в страну и участвовать в восстановлении истины».

В прошлом году Борис Титов встретился в Лондоне с предпринимателями, которые уехали из России из-за уголовного преследования. После этого Титов представил Владимиру Путину список бизнесменов, которые хотят вернуться в страну и сотрудничать со следствием в обмен на отказ от их ареста.

Тем не менее вряд ли большое число предпринимателей пойдет на такой шаг из-за отсутствия доверия к судебной системе в России, считает член Комитета гражданских инициатив Яна Яковлева: «Ни один предприниматель не пойдет на это, какие бы гарантии ни давала Генпрокуратура. И какие она может дать гарантии? Ведь есть же еще следственные действия, в 90% случаев за следственными действиями идет суд, потому что дела на стадии расследования по факту не расследуются с целью установления истины, а доводятся до суда — вот в этом ключевая разница. Даже Медведев заявил в очередной раз, что надо что-то делать, чтобы силовики не мешали развитию бизнеса. Но с 2007 года, по-моему, об этом разговоры идут, но никто не верит.

Помимо Генпрокуратуры, есть масса игроков, которые заинтересованы и в отъеме бизнесов, и в посадках предпринимателей, и в их “кошмарении”, и в отправлении в их офис “маски-шоу”.

То есть невозможно на этом рынке вычислить, кто является командиром, главой этого процесса. Предприниматель, сидя в Лондоне, Болгарии, где угодно, понимает, что лучше такое неуверенное положение, чем обвинительный уклон и уверенный арест».

Поправки в кодекс будет готовить рабочая группа аппарата Бориса Титова, в которую вступят представители разных ведомств и сообществ.

Но пока неясно, каким именно бизнесменам будут предлагать такие сделки, отмечает партнер юридической фирмы FMG Group Михаил Фаткин: «Беглых предпринимателей в большей степени беспокоит вопрос уголовного преследования, а не того, какая мера пресечения будет в отношении них выбрана до суда. Мы должны понять, кому предлагается эта сделка. Лицу, которое считает, что оно совершило преступление и готово понести за это наказание?

Для этих людей в настоящем уголовно-процессуальном кодексе есть такой институт, как досудебное соглашение.

В ходе него они заключают соглашение с прокуратурой: рассказывают о своей и иной преступной деятельности, о которой они знают. Предприниматели могут получить в результате этого особый порядок уже в суде с пределами наказания не выше половины от максимального срока. Но если мы говорим о тех людях, которые считают, что в отношении них незаконно возбуждено уголовное дело, то они не собираются идти ни на какие соглашения, потому что они не считают себя виноватыми, не считают, что знают что-либо о какой-либо преступной деятельности».

Аппарат Бориса Титова, в свою очередь, также предлагает рассмотреть механизмы с использованием залога, чтобы предприниматель рублем подтверждал свое намерение вернуться в Россию и не скрываться от следствия.

Анна Никитина


Комментарии
Профиль пользователя