Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Курсков / Коммерсантъ

Золотодобычу выводят на чистую воду

После трагедии в Красноярском крае президента просят прекратить выдачу лицензий на добычу россыпного золота

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Восемнадцать природоохранных общественных организаций после прорыва дамбы золотопромышленного предприятия в Красноярском крае, из-за которого погибли 17 человек, инициировали обращение к президенту Владимиру Путину с просьбой прекратить выдачу лицензий на добычу россыпного золота. С похожей инициативой ранее выступали кемеровские власти. Эксперты отмечают, что на россыпную добычу приходится 27% всей золотодобычи в России; часть из них считает, что запрет не позволит решить проблемы обеспечения безопасности добычи и соблюдения природоохранного законодательства.


«Промышленная добыча и разведка россыпного золота в руслах и поймах рек является одним из самых экологически опасных видов горнодобывающей деятельности»,— говорится в обращении (есть у “Ъ”) на имя президента Владимира Путина, под которым подписались 18 природоохранных организаций, в том числе красноярская региональная общественная экологическая организация «Плотина», Экологическая коалиция «Реки без границ», «Гринпис России» и Центр охраны дикой природы. По их мнению, в результате такой добычи на значительных площадях изменяется ландшафт речных долин и происходит загрязнение поверхностных вод.

Напомним, 19 октября на территории золотодобывающего рудника на реке Сейба, недалеко от поселка Щетинкино в Красноярском крае произошло разрушение пяти построенных старателями дамб. Водой и селевым потоком были снесены два общежития, где проживало около 80 старателей, несколько передвижных домиков и хозяйственные постройки ремонтной зоны. По последним данным, при прорыве дамбы погибли 17 человек. Основная версия следствия — нарушения при проведении золотодобывающих работ. Железнодорожный районный суд Красноярска арестовал на два месяца гендиректора золотодобывающего предприятия ООО «Сисим» (входит в холдинг «Сибзолото») Максима Ковалькова, под стражу также заключили начальника и мастера горного участка Андрея Еганова и Евгения Александрова.

Это не первый случай разрушения дамб при золотодобыче. Так, в 2013 году на участке золотодобывающего ООО «Артель старателей "Ангара-Север"» (также входит в холдинг «Сибзолото») произошло разрушение дамбы пруда-отстойника, из-за чего 30 тыс. куб. м насыщенного глинистого раствора попали в Большую Мурожную, Ангару и Енисей, протяженность шлейфа загрязнения составила более 70 км. Красноярская природоохранная прокуратура собиралась взыскать с компании 404 млн руб. через суд, но предприятие отделалось штрафом в 30 тыс. руб., поскольку находилось на грани банкротства. Компании часто штрафуют за нарушения природоохранного законодательства: например, в сентябре предприятия «Воскресенка» и «Сисим», добывающие золото на севере Кемеровской области, получили штрафы на общую сумму 1,3 млн руб. Губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев в августе текущего года обращался в Роснедра с инициативой запрета дальнейшей выдачи разрешений на разведку и добычу россыпного золота в регионе.

В обращении экологов отмечается, что реки, где добывается россыпное золото, являются источниками водоснабжения и местами рекреации для расположенных по берегам населенных пунктов, а такой способ золотодобычи разрушает нерестилища рыб, уничтожает «продуктивные сенокосы, пастбища и охотничьи угодья».

Ранее «РИА Новости» сообщало со ссылкой на Росприроднадзор, что служба выявила в Сейбе, в точке на 500 м ниже прорыва дамбы превышения предельно допустимых концентраций (ПДК) по взвешенным веществам в 225 раз, по цинку — в 7,4 раза, по меди — в 21 раз. «По снимкам со спутников видно, какими реки были до добычи, а какими стали потом: такое ощущение, что русло нещадно бомбили»,— говорит директор «Плотины» Александр Колотов. По его словам, процесс восстановления реки может занять до 50 лет: «Часто компании, завершив разведку, не занимаются рекультивацией — максимум, бульдозером разравнивают горы, которые накопали».

Экологи требуют, в частности, прекратить выдачу лицензий на добычу россыпного золота на новых участках в долинах рек и ручьев, не нарушенных хозяйственной деятельностью, и не допускать предоставления в пользование участков недр на землях населенных пунктов и в непосредственной близости от них. Кроме того, организации просят проверить все действующие золотые прииски на предмет нарушений природоохранного законодательства и требований в сфере промышленной безопасности гидротехнических и других сооружений.

По данным Союза старателей, объем годовой добычи россыпного золота составляет около 70 тонн, или около 27% от всей добычи. Такой добычей занимается в основном мелкий или средний бизнес, и иногда это единственный способ получения относительно высокого заработка для старателей в регионах Сибири и Дальнего Востока, обращает внимание руководитель практики по работе с предприятиями металлургической и горнодобывающей отрасли КПМГ в России и СНГ Ольга Плевако. Она называет неприемлемой ситуацию с обеспечением промышленной безопасности на таких объектах, как дамбы и хвостохранилища, но полагает, что введение запретов ситуацию не изменит. «Проблему, на мой взгляд, можно решить созданием в регионах распространения россыпного золота компаний, которые занимались бы проектированием, строительством и эксплуатацией потенциально опасных объектов и были бы подконтрольны профильным отраслевым институтам, таким как Роснедра или Минприроды»,— считает госпожа Плевако.

Случай в Красноярском крае, скорее, исключительный, поэтому кардинальные выводы, основанные на данном примере, могут оказаться поспешными, считают в Минприроды.

«Насыпи, используемые при россыпном способе золотодобычи, нужны для временного отведения русла,— объясняют представители ведомства.— Безусловно, сооружения такого рода нуждаются в обеспечении должного контроля, соответствующие полномочия лежат в рамках компетенций надзорных органов». Любое природопользование так или иначе влияет на экологию, заключают в ведомстве, но «если работы проводятся в соответствии с нормами и правилами, то ущерб минимизируется до приемлемого», а «по завершении золотодобычи и последующей рекультивации в реках появляется большее количество рыбы».

Анна Васильева, Евгений Зайнуллин


Комментарии
Профиль пользователя