Коротко

Новости

Подробно

Фото: Виталий Кривцов

Пострадал, прыгнул, просветлился

Сергей Полунин в шоу «Satori»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В Crocus City Hall состоялась московская премьера «Satori» — шоу Сергея Полунина, дополненного гала-концертом. Рассказывает Татьяна Кузнецова.


Шоу Сергея Полунина, в отличие от «Снов спящей красавицы» Дианы Вишневой, собрало полный зал, что доказывает преимущества интернет-известности перед балетной. Зал заполонили жаждавшие увидеть героя четырехминутного видео «Возьми меня в церковь!», собравшего на YouTube около 28 млн только официальных просмотров. Этот ажиотаж разительно отличался от равнодушия, настигшего Полунина в «Зарядье» с предыдущей программой «Sacre». Зрители «Крокуса» были правы: содержимое «Satori» было гораздо насыщеннее.

В первом акте танцевали отличные (хоть и немолодые) артисты — благо Сергей Полунин не боится конкуренции. 47-летний датчанин Йохан Кобборг с неувядаемым мастерством исполнил шуточный номер Эрика Готье «Алфавит»: в нем на каждую букву обыгрывалось с десяток балетных слов и понятий. Артист изображал их преимущественно пантомимой и отдельными па, но когда дело дошло до V — вариаций, забабахал фрагменты сразу из четырех, после чего комично испустил дух. 37-летний Леонид Сарафанов с элегантной легкостью и подкупающей чистотой исполнил па-де-де из «Дон Кихота» с совсем юной Китри. Елизавете Кокоревой повезло с таким предупредительным партнером: она с энтузиазмом одолела все трудности, включая 32 фуэте — их она открутила не быстро, продвигаясь вперед, однако без сбоев и в хорошей форме. Любители экстремальных дуэтов Бориса Эйфмана получили сразу два: лучшая актриса труппы Нина Змиевец и Денис Климук, державший ее надежно, но на собственную значимость не претендующий, показали и Спесивцеву, отдающуюся Чекисту с вдохновенным акробатическим мазохизмом («Красная Жизель»), и Анну, изводящую Вронского своими навязчивыми приставаниями.

Но главную роль здесь играл, естественно, Сергей Полунин. Будто желая доказать, что его профессиональный уровень по-прежнему высок, он в первом же номере концерта вылетел Актеоном из знаменитого па-де-де Вагановой и отлично отработал все трюки, которые поколения атлетов испытывали на прыжково-вращательном полигоне. Помарка в виде нечистых пируэтов второй части была исправлена прекрасными финальными вращениями, после чего артист прямо на сцене сбросил странное черно-бело-красное одеяние (обычно Актеона танцуют в набедренной повязке) и, оказавшись в телесного цвета комбинезоне с нарисованными на нем тату, погрузился в «Лунную сонату» Бетховена. Хореографиня Юка Ойши сочинила номер по вкусу заказчика: долгие страдания героя с заламываниями рук, хватаниями за голову и выгибаниями на полу перемежались короткими вспышками классических прыжков. Лучшим оказался прекрасный круг jete en tournant, которому хореограф почему-то нашла место под финал, уже на угасание бетховенской мелодии.

Собственно, по тем же лекалам (пострадал-разбежался-прыгнул-пострадал) малоизвестный автор Джейд Хейль-Кристофи поставил тот самый «Take Me To Church» на музыку Hozier, который мигом вывел сбежавшего из «Ковент-Гардена» юного неуправляемого и неприкаянного премьера в звезды всемогущего интернета. Этот номер на концерте приняли на «ура», хотя сценический вариант — без крупных планов вдохновленного лица артиста и его божественного натруженного тела, без дублей, монтажа и антуража — конечно, проигрывал видеоролику.

Однажды сработавшая схема стала образцом для многих последующих работ артиста, тем более что она не требует особой чистоты танца, позволяет отдышаться между прыжками и полностью соответствует представлению артиста о содержательности балетного искусства. Вот и «Satori» в оформлении Дэвида Лашапеля (того самого, что снял знаменитое видео, а здесь посадил в углу затянутой дымом сцены зеленое дуплистое дерево, устроил лес из световых столбов и спустил с колосников рисованные облака) в основном состоит из блужданий Искателя, его мелодраматичных жестов, мучительных корчей на полу и нечастых больших прыжков с непременным jete entournant и традиционным большим пируэтом. Хореографию своего исповедального балета на музыку Лоренца Денгеля Сергей Полунин ставил сам (с помощью режиссера Габриэля Марселя дель Веккьо), и младенческое простодушие этого спектакля беспредельно. Все в рамках балетной школы и понятно даже первоклашкам. Искателя наглядно угнетают две черные Тени (пороки, дурные мысли, неправедные поступки). Алексей Любимов и Игорь Цвирко бегают вокруг Сергея Полунина с черными длинными плащами, заключают героя в их кольцо, обвязывают-заматывают, угрожающе прыгают перекидные жете и рукоприкладствуют, вздымая Искателя в верхних поддержках.

Духовное просвещение герою несет идеальная женщина (Алла Бочарова). В «Satori» она названа Шо, но вообще-то это вечная балетная Муза, Душа, Вера, Надежда, Любовь и т. д. Неземная суть героини позволяет хореографу Полунину не обременять себя трудными адажио (пары-другой арабесков оказывается достаточно, чтобы почувствовать себя просветленным), однако в финале Шо все-таки весьма интимно сворачивается на руках героя, пока тот несет ее за задник в светлую вечность. Имеется еще Мать (Джанн Эстерхози). Но, похоже, та всю нежность отдала герою в детстве (его изображает ребенок Матвей Иванов), а со взрослым Искателем обращается как-то резко, преимущественно выбрасывая ноги в a la seconde. Неопытный зритель даже может заподозрить, что непримиримая женщина — покинутая героем жена с ребенком. Ребенок же танцует партию не по возрасту, есть даже двойная вариация с Полуниным, в которой оба делают одинаковые движения — и большие ассамбле, и антраша, и пируэты. А финиширует малыш настоящим большим пируэтом на авансцене — вероятно, в детстве Искатель так представлял свое призвание, пока не заполучил настоящую Шо.

Комментарии
Профиль пользователя