Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Неуставная правозащита

“Ъ” изучил, за какие нарушения Минюст требует закрыть движение «За права человека»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Министерство юстиции РФ направило в Верховный суд иск о ликвидации правозащитной организации «За права человека» (ЗПЧ). В 25-страничном документе перечисляются многочисленные «нарушения и несоответствия», большинство из них касается устава организации и ее внутренних решений. Руководитель ЗПЧ 78-летний Лев Пономарев надеется, что даже в случае запрета организация «в каком-то виде себя сохранит».


В иске Минюста к ЗПЧ говорится, что в феврале 2019 года по требованию Генпрокуратуры проведена внеплановая проверка, в ходе которой обнаружены «грубые нарушения» законодательства и устава. Движение несколько раз присылало исправленные документы, однако Минюст считает, что «большая часть нарушений» сохранилась до сих пор.

Первое нарушение касается «недостоверных сведений об адресе». Минюст сообщает, что в ЕГРЮЛ адрес организации написан как «улица Каланчевская, дом 47», а на бланке движения указано «ул. Каланчевская, дом 47, помещение 1». При этом на сайте ЗПЧ указан адрес «ул. Каланчевская, дом 47, этаж 1, помещение 1». А в договоре о безвозмездном пользовании помещением значится: «ул. Каланчевская, дом 47, этаж 1, помещение 3, комнаты 1–10». Ведомство признает, что правозащитники трижды пытались сдать документы для изменения адреса в ЕГРЮЛ, но Минюст каждый раз отказывал в этом. Причины указаны в приложении к иску: «Второй экземпляр заявления по форме №Р14011 не прошит и не заверен подписью заявителя на обороте последнего листа на месте прошивки». Также «при заполнении заявления от имени Пономарева Л. А. в разделе 1 листа "Р" было проставлено значение "01"», а правильно было «02». Кроме того, «в листе "Б" заявления не указан почтовый индекс», а во втором экземпляре заявления «в пункте 1.3 не проставлены кавычки после слова "человека"».

Вторая группа претензий касается «внутренних противоречий и несоответствий», выявленных Минюстом в уставе ЗПЧ. Так, в уставе есть стандартный пункт, что движение «оставляет за собой право ведения предпринимательской деятельности для достижения уставных целей». При этом, как заметил Минюст, в ЕГРЮЛ отсутствуют «сведения о видах экономической деятельности движения». Ведомство получило акт проверки финансово-хозяйственной деятельности ЗПЧ, подписанный «ревизором движения». При этом в уставе говорится о «контрольно-ревизионной комиссии». Также в уставе не указаны «права и обязанности» учредителей, права движения «по управлению имуществом». Отсутствует в уставе и описание эмблемы движения, отмечает Минюст, хотя она была утверждена на съезде еще в 2014 году. Авторы иска уточняют, что ЗПЧ дважды предоставляло Минюсту изменения в устав, но министерство отказывалось их принять (причины не указаны).

Часть претензий касается внеочередного съезда «За права человека», который состоялся 31 марта 2018 года. Согласно протоколу, в съезде участвовали делегаты от 53 отделений: 39 — с правом голоса и 12 — с совещательным голосом. «Информация о количестве делегатов противоречит сведениям, размещенным на сайте движения,— говорится в письме Минюста,— на сайте указано, что в съезде участвовали 44 делегата из 37 регионов». При этом «участие в работе съезда делегатов с правом совещательного голоса не предусмотрено уставом», говорит Минюст. Ведомство указывает, что движение отправило протокол «с внесенными в него изменениями», но поясняет, что законодательство «не предусматривает возможности внесения исправлений, в том числе уточнений, в протоколы собраний, конференций, съездов».

Последние претензии касаются статуса так называемого иностранного агента — движение было принудительно включено в реестр «иноагентов» в начале 2019 года. НКО в статусе «иноагента» обязаны один раз в полгода публиковать в интернете или СМИ отчет о своей деятельности. По словам Минюста, на сайте организации нет отчета за первое полугодие 2019 года «в объеме, предусмотренном законодательством». Кроме того, указывается в документе, Роскомнадзор в 2019 году четыре раза возбуждал административное производство в отношении Льва Пономарева за то, что в статьях и публикациях в блоге он не упоминал о статусе «иноагента». Еще три аналогичных производства были возбуждены в отношении организации.

В заключительной части иска Минюст утверждает, что движение «За права человека» ведет свою деятельность «с неоднократными грубыми нарушениями закона или других актов», и «в целях укрепления законности» просит ликвидировать правозащитную организацию со всеми региональными отделениями.

Вечером во вторник Лев Пономарев рассказал “Ъ”, что организация еще не успела проанализировать иск Минюста. Он отметил, что проблемы устава планировалось исправить во время осеннего съезда организации. По его словам, ЗПЧ сообщило об этом Минюсту, «но они нам просто не ответили». «Бесспорно, если мы проиграем все суды и движение будет ликвидировано, то мы в каком-то виде себя сохраним»,— сказал господин Пономарев.

Председатель постоянной комиссии по развитию НКО в президентском Совете по правам человека Наталья Евдокимова заявила “Ъ”, что обсудит с другими членами СПЧ, «как ответить на новые вызовы, когда Минюст уже просто начинает ликвидировать организации, не ограничиваясь штрафами». По ее мнению, господин Пономарев уже «намылил глаза» властям, а Минюст и без этого пытается ограничить деятельность НКО своими инициативами. Руководитель юридической службы «Апологии протеста» Алексей Глухов заявил “Ъ”, что в России правозащитные НКО рискуют больше, чем остальные. «Власть просто не желает институционально взаимодействовать с некоммерческим сектором»,— говорит он. На вопрос, будет ли правозащитное сообщество как-то заступаться за коллегу, господин Глухов ответил: «Убиваемые властью НКО имеют только один шанс — ЕСПЧ. Даже если отбить иск о ликвидации, их задушат штрафами».

полная версия kommersant.ru/12717

Александр Черных, Владимир Хейфец, Людмила Сергеева


Комментарии
Профиль пользователя