Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Capella Film

Нежный орешек

Василий Степанов о фильме «Арахисовый сокол»

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 21

В прокат выходит «Арахисовый сокол» дебютантов Тайлера Нильсена и Майка Шварца — одиссея по американскому Югу 22-летнего героя с синдромом Дауна, сбежавшего из казенного учреждения. Главную роль в фильме, где снялись Дакота Джонсон, Шайя Лабаф и Брюс Дерн, играет актер с синдромом Дауна Закари Готтзаген, подаривший своему герою часть собственной биографии, а зрителям — историю о том, что людей без особенностей не бывает


Заку 22 года, и он живет в доме для престарелых. Все потому, что у сироты Зака не только добрые глаза, чуткое сердце, но еще и синдром Дауна, и правительство Северной Каролины опасается, что в одиночку ему не справиться, а программ инклюзии и поддержанного проживания для таких, как он, в штате нет. Поэтому Зак и живет здесь — с ветхими, но дерзкими на выдумку старичками, которые как могут утешают его и помогают спланировать побег. Первые попытки проваливаются, и администрация записывает Зака в неблагонадежные. Но он не сдается, и однажды решетка на окне поддается, и, обмазавшись мылом, в одних трусах Зак вываливается на большую дорогу. Больше он не объект благотворительности, а субъект большого приключения под названием «свободная жизнь», и, между прочим, у него есть на эту жизнь свои планы. Первым делом Зак решает во что бы то ни стало научиться приемам американского рестлинга в школе, которую открыл рестлер с его любимой видеокассеты — Соленый Реднек.

Тем временем на поиски пускается чувствительная волонтерша Элеанор (Дакота Джонсон), которая, с одной стороны, волнуется, а с другой — кажется, не слишком хочет его вернуть, ведь после поимки Заку не светит ничего хорошего, а точнее, грозит сгинуть в четырех стенах куда более строгого заведения. На счастье беглеца, мир не без добрых людей: очень скоро по дороге ему встречается не какой-нибудь первостатейный разбойник, а едва ли не более пропащий, чем он сам, южанин-нищеброд — печальный бородач Тайлер (Шайя Лабаф), промышляющий кражей крабов из чужих сетей. За ним, как и за Заком, гонятся, что делает этих двоих почти идеальной командой: так, горькая усмешка кантри почти всегда соседствует в этих краях с духоподъемным госпелом. Американский Юг — страна Марка Твена, и нет ничего удивительного в том, что даже краткая аннотация «Арахисового сокола» наводит на мысль, что в генах Зака и Тайлера течет кровь Тома Сойера и Гекльберри Финна, сплавлявшихся по Миссисипи.

Помимо литературной, музыкальной и кинематографической у этого фильма есть еще одна составляющая — кажется, куда более важная. Дебютанты в большом кино Тайлер Нильсен и Майк Шварц особо не скрывают, что в сердце «Арахисового сокола», помимо простого сюжета — два приятеля в бегах, такое экран видел тысячу раз — и сентиментальных подробностей, лежит их встреча с исполнителем главной роли. Свою историю они придумывали под конкретного актера — Закари Готтзагена. Зак родился в 1985-м с хромосомным нарушением, известным как синдром Дауна, что не помешало ему закончить школу искусств и мечтать о карьере актера. Сейчас Заку 34 года, и «Арахисовый сокол» не первая его работа на экране: до него был документальный вестерн «Стать пуленепробиваемым» об инклюзивном лагере Zeno Mountain Farms, где волонтеры превратили кино в подвид абилитационной терапии. Собственно, Нильсен и Шварц познакомились с Заком в Лос-Анджелесе во время представления этого фильма, а затем долго работали с ним во Флориде, где Зак живет своей вполне независимой жизнью — работает в кинотеатре.

Зак — центр и движущая сила «Арахисового сокола». И дело не только в том, что история и харизма Готтзагена помогли привлечь к фильму таких именитых актеров, как Брюс Дерн, Томас Хейден Чёрч, Дакота Джонсон или Шайя Лабаф (Лабафа общение с партнером по площадке, кажется, действительно перевоспитало, о чем он говорит в каждом втором интервью), но и в том, что Зак подарил своему герою собственные привычки, мечты, страсти и идеи. Увлечение рестлингом и арахисовым маслом, чувство юмора и повседневные жесты — все это с необычайным тактом обыграно сначала в сценарии, а затем и на площадке благодаря точной работе актеров второго плана, художника-постановщика и оператора.

Тщательная разработка замысла — на подготовку было потрачено несколько лет — позволила вывести «Сокола» за пределы эксплуатационного, слезовыжимательного «кино о людях с особенностями». Это не благотворительный фильм. Одиссея, которую переживают Зак и Тайлер, по-настоящему увлекательна, а каждый новый персонаж, появляющийся у них на пути, расширяет не только их, экранный, но и наш, зрительский и человеческий опыт. И их, и наше открытие состоит в том, что уникальностью, достойной особого отношения, обладает не только человек с синдромом Дауна, но и любой встречный, каждый человек, годами накапливающий в себе груз совершенно невыносимых особенностей.

«Арахисовый сокол» — скромный фильм с небольшим по американским меркам бюджетом, однако судьба его уже складывается предельно удачно. После мартовской премьеры в Остине, на престижном независимом фестивале SXSW, где он удостоился приза зрительских симпатий, ограниченный летний прокат уже трижды окупил затраченные на фильм средства, и число кинозалов только увеличивается. Грядет «оскаровский» сезон — и кто знает, не увидим ли мы в числе номинантов кого-нибудь из создателей фильма?

В прокате с 24 октября

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя