Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: предоставлено Bvlgari

«Мы действовали с большим вниманием к окружению»

Архитектор Патрисия Вил — о резиденциях Bvlgari в Москве

"Стиль Интерьеры". Приложение от , стр. 38

Бюро звездного итальянского архитектора Антонио Читтерио работает над проектом в Москве. Будущий результат этой работы — комплекс Bvlgari Hotel & Residences Moscow, который к 2021 году планируется возвести на Большой Никитской, по соседству с Московской консерваторией. Чтобы совместно с международным девелопером Wainbridge представить проект, в столицу прилетела партнер и правая рука Читтерио архитектор Патрисия Вил.


— Ваше бюро проектирует для Bvlgari 19 лет. Чем комплекс в Москве будет отличаться от других?

— Особенности проекта в первую очередь связаны с местом. Здания находятся в историческом центре, по соседству с консерваторией и владениями посольств, между двумя важными улицами. Мы действовали с большим вниманием и уважением к окружению. Все гостиницы сети объединены единой концепцией, но конкретное воплощение диктует среда. Архитектура не может быть вырвана из контекста.

— Как вам кажется, какие ожидания связываются с итальянским архитектором, когда он строит в России?

Проект отеля Bvlgari Hotels & Residences на Большой Никитской

Фото: предоставлено Bvlgari

— Нас с Россией связывает длинная история совместной работы. Думаю, востребованы наши сильные художественная и архитектурная школы. Это образованность, которой мы обязаны не только преподавателям, но и городам, в которых нам повезло родиться. Кстати, компания Bvlgari была основана в Риме в 1884 году, и в этом тоже есть важный исторический и архитектурный контекст. Ожидания связаны с тем, что архитектор из Италии сможет транслировать на новой почве свое впитанное с детства чувство пропорций, понимание того, как должен правильно падать свет, и, как следствие, результат его трудов существенно улучшит качество жизни. Есть и обратная сторона: международный опыт очень полезен нам для работы в Италии. Консервация старых зданий — хорошая инициатива, но строить новые тоже нужно.

— Сколько в новом комплексе резиденций?

— Одиннадцать квартир с одной, двумя и тремя спальнями общей площадью от 102 до 460 кв. м, в том числе пентхаус площадью 460 кв. м с террасой. Кроме того, комплекс включает три таунхауса площадью от 465 до 1026 кв. м. Для каждой резиденции мы разработали индивидуальное решение: например, отличается размер и расположение кухни, оформление ванных комнат. В обстановке будут мебель дизайна Антонио Читтерио и работы наших любимых авторов, среди которых, например, дизайнер света Майкл Анастасиадис, проектирующий для Flos. Внутренний двор оформлен в духе патио палаццо. В распоряжении будущих резидентов будет лаунж, фитнес-клуб, конечно, спа-центр Bvlgari и рестораны Il Ristorante и Il Bar.

— Какие изменения вы внесли, учитывая наш климат?

— Для облицовки фасада мы использовали юрский известняк, способный выдержать перепады температур,— знаю, у вас случаются скачки до 20 градусов. Оконные рамы, декор выполнены из бронзы. Дерево, к которому в России особенно трепетное отношение, мы использовали в оформлении интерьера — в качестве стеновых панелей. Они приятны наощупь, эффективны в плане шумоизоляциии и имеют выразительную фактуру. Вообще, если говорить об основе дома — стенах, полах, потолке, то мне больше нравится работать с благородными материалами, чем с покрытиями.

Проект отеля Bvlgari Hotels & Residences на Большой Никитской

Фото: предоставлено Bvlgari

— Что думаете о советской архитектуре?

— Меня впечатлили московские высотки, они рождают ощущение мощи и силы.

— Как, по вашему мнению, будут развиваться современные города?

— Все идет к тому, что они будут густонаселенными,— посмотрите, все больше и больше людей переезжает в мегаполисы. Города должны быть готовы принять такое количество жителей. Мне нравится концепция современных башен, предлагающих много площадей и при этом не занимающих много земли. Но они должны быть с очень хорошей инфраструктурой. Такие проекты, как Bvlgari, в этом плане очень прогрессивны.

— На обложке одного из интерьерных журналов я не так давно увидела заголовок «Будущее в дизайне за женщинами». Согласны ли вы с этим утверждением?

— Признаюсь честно, никогда не думала о себе как о женщине, работающей на мужчин. Мы с Антонио абсолютно на равных. Не думаю, что правильно мыслить такими категориями. В плане креативности мы мало чем отличаемся, разве что женщины более выносливы и усидчивы. Заха Хадид была выдающейся не потому, что была женщиной и любила «женские» формы в архитектуре. А потому, что она была гениальной личностью. Она вполне могла быть и мужчиной.

— Расскажите о ваших корнях. Ваш дед был художником?

— Да, он много жил на юге Франции. Папа всегда рассказывал, как он мог переезжать с места на место в поисках правильного света. У того поколения была своя магия. Связь между разными видами искусств была более тесной. Например, Ле Корбюзье был не только архитектором, но и художником и керамистом. Многие художники создавали на бумаге макеты воображаемых зданий, которые так и не были построены. Кстати, Заха именно так начинала.

Проект отеля Bvlgari Hotels & Residences на Большой Никитской

Фото: предоставлено Bvlgari

— А вы делаете эскизы от руки?

— Да, я постоянно делаю скетчи. Показала бы вам последние, если бы не закончила вчера блокнот. Но это не мой художественный манифест, а способ зафиксировать идеи, чтобы потом поделиться ими с коллегами. Я убеждена в том, что архитектура — командная работа.

Беседовала Елена Кананыкина


Комментарии
Профиль пользователя