Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Статьи разные, дело — общее

Продлены аресты фигурантам «московского дела» Егору Жукову и Самариддину Раджабову

от

В среду Басманный суд Москвы продлил аресты фигурантам «московского дела» Егору Жукову и Самариддину Раджабову до 27 декабря. Несмотря на то что господин Жуков, студент Высшей школы экономики, подозревается в призывах к экстремизму (ст. 280 УК РФ), а рэпер Раджабов — обвиняется в участии в массовых беспорядках (ст. 212 УК РФ) и насилии в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ), их дела суд рассматривал одновременно. По мнению правозащитников, это лишний раз подтверждает, что и тот и другой — фигуранты одного уголовного дела, которое не будет завершено в ближайшее время.


21-летний студент ВШЭ Егор Жуков до 27 декабря должен содержаться под домашним арестом, а его ровесник музыкант Самариддин Раджабов — в СИЗО. К такому решению в среду пришел Басманный суд Москвы, рассмотрев ходатайство СКР, поддержанное прокуратурой. Напомним, господин Жуков был задержан по подозрению в участии в массовых беспорядках 27 июля (ч. 2 ст. 212 УК РФ), однако позднее следствие переквалифицировало обвинение. Теперь господин Жуков подозревается в призывах к экстремистской деятельности за размещенные на YouTube политические видеоролики (ст. 280 УК РФ). Обвинение в отношении Егора Жукова окончательно не сформулировано, этот аргумент СКР стал ключевым для продления ему домашнего ареста. Господин Раджабов обвиняется сразу в двух преступлениях: участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212 УК РФ) и применении насилия в отношении представителя власти за бросок пластиковой бутылки в сторону полицейского (ч. 1 ст. 318 УК РФ) на акции 27 июля в Москве.

Рэпер Самариддин Раджабов

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

В среду Басманный суд рассматривал дела Самариддина Раджабова и Егора Жукова одновременно: в одном зале, одним составом суда, но по очереди. Это, по мнению правозащитников, опрошенных “Ъ”, неприемлемо.

По словам правозащитницы Александры Крыленковой, «эти дела связаны между собой быть не могут, поэтому и не могут рассматриваться одним составом суда». Госпожа Крыленкова отметила, что в ее практике подобное объединение произошло впервые: «Егор и Самариддин проходят по разным делам, но в общественном сознании и даже в сознании суда и силовых структур — это одно большое "московское дело"».

«Содержание в СИЗО — крайняя мера, содержание под домашним арестом — также серьезное ограничение свободы, которое не допускает возможности переписки или прогулок, допустимых в СИЗО,— объясняет Александра Крыленкова.— Ограничения при домашнем аресте прописываются, как правило, в общих чертах, и всегда являются предметом трактовки. Егору Жукову запрещено любое общение, то есть как будто даже со следователем, хотя, не думаю, что следствие будет трактовать это ограничение в ущерб себе». Госпожа Крыленкова также подчеркнула, что снятие обвинений с пятерых фигурантов «московского дела» и освобождение Айдара Губайдуллина и Павла Устинова под подписку о невыезде — «аномалия, а не правило».

Глава юридической службы правозащитного проекта «Апология протеста» Алексей Глухов говорит о продлении арестов Егору Жукову и Самариддину Раджабову как о «доказательстве непринятых в СКР решений по "московскому делу"».

«Мера пресечения создает дополнительные неудобства в случае, если дело захотят прекратить, и, значит, пока речи о прекращении "московского дела" не идет,— считает господин Глухов.— При аресте Жукова СКР допустил ряд ошибок, о чем ведомству сообщили многие влиятельные игроки, потому и было придумано дело об экстремизме. Безусловно, "дело 212" продолжается, о чем говорит как раз и рассмотрение одним заседанием дел Раджабова и Жукова, и ходатайство СКР о продлении ареста Алексею Миняйло (рассмотрение состоится 26 сентября.— “Ъ”), который единственный сидит в СИЗО по обвинению в преступлении по ст. 212 УК РФ. Я считаю, что за 212-ю статью СКР будет держаться до последнего, чтобы не признавать свою ошибку публично».

Напомним, ранее адвокаты и правозащитники заявляли о «возможной угрозе статьи 212» для уже осужденных фигурантов «дела 27 июля» по статье о применении насилия к представителю власти. В частности, речь идет о продолжающемся уголовном преследовании осужденного на три года колонии Кирилла Жукова (ч. 1 ст. 318 УК РФ) за удар по шлему росгвардейца. Адвокат Мансур Гильманов, защищающий Евгения Коваленко, приговоренного к трем с половиной годам колонии также по ч. 1 ст. 318 за бросок урны в сторону полицейских, также высказывался о возможности уголовного преследования своего подзащитного по делу о массовых беспорядках.

Никаких массовых беспорядков в Москве 27 июля не было, считает член президентского Совета по правам человека Илья Шаблинский. «27 июля в Москве имело место только мирное шествие, без насилия, дела в отношении задержанных должны быть прекращены,— считает господин Шаблинский.— К сожалению, и Егор Жуков, и Самариддин Раджабов — фигуранты одного процесса, в этом сомнений нет. Я смотрел видеообращения Жукова, за которые ему теперь инкриминируют "экстремизм", но состава преступления в этих роликах я не нашел. Да, там есть оппозиционные настроения и выражение политических взглядов, но признаков экстремизма нет».

Напомним, 13 августа глава СПЧ Михаил Федотов направил обращение на имя генерального прокурора РФ Юрия Чайки с просьбой провести проверку обоснованности возбуждения уголовного дела о массовых беспорядках в Москве 27 июля. 25 сентября в редакцию “Ъ” поступил ответ на запрос о проведении проверки, датированный 4 сентября. «Обращения Михаила Федотова в Генеральную прокуратуру не поступало»,— сообщил замначальника управления по взаимодействию со СМИ Генпрокуратуры Михаил Яненко.

Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя