Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Еще хуже, если правоохранительную машину не могут или не хотят остановить»

Виктор Лошак — о приговоре Павлу Устинову

от

Приговор актеру Павлу Устинову спровоцировал волну обращений в защиту фигурантов «московского дела». Вслед за российскими актерами и режиссерами четыре десятка священников РПЦ призвали пересмотреть приговоры участникам несанкционированных акций, а сценаристы «Игры престолов» подписали письмо против политических репрессий в России. Журналист Виктор Лошак — о том, почему власть, только-только дважды пережившая «бунт на ровном месте» — дело Голунова и выборы в Мосгордуму — наступает на грабли в третий раз.


Ирония ситуации: Павел Устинов совсем недавно отслужил срочную, где был примерным солдатом Росгвардии. Мама гордилась своим пятым ребенком. Теперь маму не пускают на суд: зал забит, нет мест. Мама ничего понять не может: вот же на видеозаписи Паша стоит один, вот на него налетают росгвардейцы, валят, бьют дубинками… И его же в тюрьму?! Пашина старшая сестра всю жизнь служила в полиции. «Что это за росгвардейцы? — спрашивает она у телеведущего.— К ним пальцем прикоснись или забери бумажный стаканчик, и они уже испытывают нечеловеческую боль».

Как известно, видеозапись задержания, снятую корреспондентом Amnesty International, где все отлично видно, судья Тверского суда Алексей Криворучко к делу приобщать отказался, зато приобщил запись с городских видеокамер, где не разобрать, что и как происходило.

Можно, конечно, предположить, что судьи получили указание жестоко наказывать участников протеста, однако доказательств этого у нас нет. Но когда говорят, что российский суд так жесток, потому что судят людей бывшие обвинители — прокуроры и следователи — это к Криворучко относится полностью. Он закончил институт МВД, был следователем, как судья отличился в «деле Магнитского», когда тому требовалось разрешение на медицинскую помощь — его отказ в стакане кипяченой воды этому подсудимому попал даже в театральную постановку.

Принято считать, что у нынешнего общества реакция на несправедливость тех, кто за ним приглядывает, лишь одна — затаиться. Но вот и актерское сообщество, возмущенное случившимся, начало протестовать.



Первыми были Константин Райкин, Александр Паль, Александр Молочников… Но присоединяются к ним все новые и новые известные имена. Протест вот-вот перекинется в театральные залы, коснется театральных вузов. Посты полны возмущения: так в тюрьму может загреметь каждый, кто стоит у метро в наушниках с телефоном в руках! Конечно, этому возмущению пока не хватает людей авторитетных, чьи имена что-то говорят руководству города и страны, и кто может перевести интернетовскую стихию в какие-то лояльные формы отношений с властью. Среди льстецов и героев корпоративов этих деятелей обычно немало, смогут ли они в такой тяжелый момент возвысить свой голос в защиту актера, так неудачно начинающего свой путь,— это большой вопрос.

Отдельная тема — почему правоохранительная машина втягивает страну и ее политиков во все новые и новые конфликтные ситуации. Плохо, если она не может остановиться, но еще хуже, если ее не могут или не хотят остановить.

Неужели все эти муки для того, чтобы в России в протестах ожило или появилось (как кому нравится) гражданское общество?

«Это крайне конфликтное раздвоение,— считает философ Александр Рубцов,— политический пиар пытается вернуть власти любовь народа, тогда как наращиваемые с перепугу средства физической и “законодательной” защиты вызывают лишь тихую злобу». Похоже, мы разучились извлекать опыт даже не из истории, а из событий, происходивших недели и месяцы назад.

Комментарии
Профиль пользователя