Коротко

Новости

Подробно

Фото: Предоставлено АПРО

Игра в прятки

Практика незаконного вывода активов компаний в иностранные юрисдикции: профилактика рисков

"Юридический бизнес". Приложение от , стр. 9

Практика незаконного вывода активов компаний в иностранные юрисдикции набирает обороты, а арсенал средств, использующихся для этого менеджментом и бенефициарами бизнеса, становится все более изощренным: активы укрываются от ненужного внимания с помощью трастов, офшоров, переводов их на формально не аффилированных лиц и т. п. Какие процессуальные инструменты максимально эффективны для поиска похищенного, почему так важна работа на опережение и как обезопасить актив от рейдерского захвата, “Ъ” объяснил руководитель уголовной практики адвокатского бюро А-ПРО Валерий Волох.


Бороться и искать


В современном мире активы вместо источника прибыли и подтверждения благосостояния все чаще становятся проблемой. Вне контекста подобное утверждение, пожалуй, звучит странно, однако тезис родился не на пустом месте: проблема поиска и возврата активов, незаконно выводимых за рубеж, в последнее время обретает глобальные черты, а количество связанных с ней запросов в А-ПРО возрастает день ото дня.



Статистика неутешительна: по данным исследования PwC, в 2018 году 66% российских компаний столкнулись с экономическими преступлениями, наиболее частые из которых незаконное присвоение активов посредством мошенничества или растраты вверенного имущества. По этому показателю Россия находится на пятом месте в мировом рейтинге. Находчивость, с которой капитал уходит в иностранные юрисдикции, безгранична: использование трастов, офшоров, цепочки сделок с формально не аффилированными лицами — все это лишь верхушка айсберга в море способов сокрытия имущества.

Исходя из нашей практики, в крупных компаниях подобные преступления чаще всего совершаются топ-менеджерами, реже — рядовыми сотрудниками. Среди факторов риска, влияющих на формирование неутешительной статистики, отдельно стоит отметить недостаточную проработку процедур внутреннего контроля организации: при разборе дела постфактум часто всплывают факты, по каким-то причинам ранее не очевидные для штатной службы безопасности.

В качестве иллюстрации можно привести одно из недавних дел бюро, где крупный банк пострадал от мошенничества своего же топ-менеджера, в течение нескольких лет способствовавшего выдаче кредитов фирмам, которые, как впоследствии выяснилось, были с ним аффилированы. В какой-то момент менеджер уволился, кредиты (общая сумма которых превышала $100 млн) прекратили обслуживаться, а фирмы, которым они были выданы, инициировали процедуры банкротства. Сам же менеджер уехал в одну из европейских стран, успев организовать свой отъезд до возбуждения уголовного дела.

Возникает вопрос: неужели действия топ-менеджера ни разу не вызвали подозрений у службы безопасности банка, подразделений по анализу рисков или комплаенс-службы? На сегодняшний день существует множество программных средств проверки аффилированности контрагентов, не говоря уже о классической работе по предотвращению корпоративных преступлений и риск-аудита. Как бы то ни было, мы вступили в дело уже после отъезда главного подозреваемого. Выражаясь языком бизнеса, основной запрос доверителя звучал так: как привлечь менеджера к уголовной ответственности и одновременно вернуть украденные активы? В целях помощи доверителю мы обратились в правоохранительные органы с заявлением о совершенном преступлении, параллельно инициировав собственное расследование, право на которое предусмотрено в ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Найти и не сдаваться


Основной этап в процессе возврата активов — их обнаружение и, соответственно, выявление юрисдикций, в которых они находятся. К сожалению, не все юрисдикции позволяют судебным путем обязать обвиняемого раскрыть свои активы — для этих целей исследуется окружение подозреваемого, его родственники, деловые партнеры, аффилированные с ним лица, изучается схема владения российскими активами с целью выявления потенциально заинтересованных лиц, готовых взять на себя хранение украденного. Зачастую подобная проверка позволяет выявить и других сотрудников компании, участвовавших в мошенничестве. Итогом мероприятий становится определение юрисдикции, в которой скрывается подозреваемый.

В процессе поиска используется целый ряд инструментов: проверка государственных реестров — юридических лиц, недвижимости, интеллектуальной собственности, отчетности предприятий, различных баз данных и официальных источников информации, в том числе СМИ. Помимо направления адвокатских запросов в отдельных случаях бывает целесообразно воспользоваться услугами частных детективов и юридических консультантов в конкретной юрисдикции — их обширная практика помогает размотать запутанные цепочки вывода активов и подготовить предложения по использованию различных правовых средств, имеющихся в иностранном правопорядке. Это тяжелый, кропотливый труд, который занимает время. При этом необходимо оперативно играть на опережение, чтобы лицо, скрывшее активы, не успело заметить сбор информации и приложить усилия к их дальнейшему сокрытию.

Параллельно мы предпринимаем действия по объявлению подозреваемого в розыск — сначала российский, затем международный и в итоге розыск по линии Интерпола. Этот процесс также довольно растянут по времени, поскольку задействует несколько структур, и только адвокат через различные ходатайства имеет возможность повлиять на ускорение процедуры.

В приведенном выше примере нам удалось отыскать и добиться ареста большей части незаконно приобретенных активов. В настоящее время мы сопровождаем экстрадицию подозреваемого в Россию. Знание работы системы и отлаженные механизмы взаимодействия российских и зарубежных правоохранительных органов позволяют существенно ускорить и эту процедуру.

Помощь с другого берега


Иногда запросы о помощи приходят с противоположной стороны: к нам обращаются доверители, в отношении которых незаконно возбуждаются уголовные дела с целью захвата их активов. К сожалению, подобных дел в нашей практике становится все больше.

Как обезопасить актив от рейдерского захвата?

Весьма полезным средством защиты от рейдерского захвата является «дробление» бизнеса. Целесообразно, чтобы за каждую область вашего бизнеса отвечала отдельная организация с собственным исполнительным органом. При подобных обстоятельствах недобросовестному захватчику будет намного сложнее — а в ряде случаев невозможно — подмять бизнес под себя.

Также рекомендуется проводить регулярные проверки внутренней службы безопасности в целях пресечения утечки информации, шпионажа и «игры на два фронта». В случае обнаружения подобных инцидентов необходимо принятие оперативных и жестких мер, в том числе увольнение недобросовестных сотрудников.

В случае получения информации о готовящихся против вашей организации судебных тяжбах настоятельно рекомендуется, предварительно оценив вероятность положительного исхода, инициировать контратаку. В том случае, если достижение успеха в судебной борьбе маловероятно, мы рекомендуем не ввязываться в спор и искать иные пути разрешения нарастающего конфликта.

В крайних случаях мы могли бы рекомендовать перевод актива в зарубежный фонд. Правовые механизмы одной из стран Европы позволяют сохранить полный контроль над активом, находящимся в фонде, одновременно гарантируя конфиденциальность информации о конечном бенефициаре. Стоит отметить, что в подобного рода структурах существуют процедуры проверки легальности актива, поэтому попытка спрятать активы, нажитые преступным путем, неминуемо приведет к уголовному преследованию.

Актив будет приносить прибыль только в случае его сохранности. Профилактика рисков — особенно рисков правового характера — позволяет заранее обезопасить актив и дает весомое преимущество в случае возможных судебных разбирательств.

Записала Юлия Карапетян


Комментарии
Профиль пользователя