Олимпийские науки

85 лет назад состоялась первая в нашей стране математическая олимпиада для школьников

Организовал олимпиаду для школьников в Ленинградском университете профессор Борис Делоне. Победители получили кожаные портфели с надписью золотыми буквами: «В науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достигнуть ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам (К. Маркс)». Победителям также предоставлялось право поступления без экзаменов на физико-математические специальности Ленинградского университета.

Фото: РИА Новости

Фото: РИА Новости

Спустя четыре года к математической олимпиаде добавились олимпиады по физике и химии. Сначала они, как и математическая олимпиада, были только столичными — московской и ленинградской. Потом начали проходить в других университетских городах страны. Их главные призы — гарантированный прием в вуз — был особенно ценным для детей «лишенцев» (чьи родители были представителями «паразитических классов»: торговцев, кулаков, священников и т. д.). Только по Конституции 1936 года им было дано право на высшее образование.

Потом была война. После нее олимпиады возобновились. В 1964 году приказом министра просвещения РСФСР им был придан статус всероссийских, а в 1967 году, когда Минпрос РСФСР был преобразован в Министерство просвещения СССР, олимпиады получили статус всесоюзных (с 1992 года — опять всероссийских).

Восточноевропейское партнерство

Параллельно в восточноевропейских странах возникла и развивалась система международных олимпиад школьников. В 1959 году в Румынии была проведена первая математическая олимпиада, в 1967-м в Польше — физическая, в 1968 году в Чехословакии — химическая. Надо сказать, что, хотя все эти страны были социалистическими и входили в Варшавский пакт, их олимпийская инициатива исходила не из Москвы, а, как говорится, снизу. Сначала Румыния самостоятельно решила приглашать школьников из соседних стран на математическую олимпиаду, потом Польша — на физическую, а следом за ней Чехословакия — на химическую. Цель их олимпиад сформулировал польский физик Вольдемар Горшковский: «Первый шаг к Нобелевской премии».

Правда, с химической олимпиадой получилось нехорошо. Ее инициатором выступило чехословацкое правительство во главе с первым секретарем ЦК Коммунистической партии Чехословакии товарищем Дубчеком, решившим построить «социализм с человеческим лицом». В итоге на олимпиаду в Прагу рискнули прислать своих школьников только Польша и Венгрия, и так уж получилось по срокам, что по окончании олимпиады в Праге в город въехали советские и восточногерманские танки, с севера ее блокировали пять польских пехотных дивизий, а с юга — венгерская мотострелковая дивизия.

Упрочение научной дружбы

В первые годы международных олимпиад они были фактически региональными — восточноевропейскими. Советский Союз участвовал в математической олимпиаде с самого ее начала в 1959 году, занял там «позорное» шестое место в общекомандном зачете и пропустил следующие два года. Но со второго захода в 1962 году занял первое место и потом до 1991 года только три раза опускался ниже третьего места. В 1967 году в число стран—участников математической олимпиады вошли Великобритания, Швеция, Италия, Франция, а к концу 1980-х в ней участвовали практически все западные страны.

Такая же история была у физической и химической олимпиад. Хотя они начались почти на десять лет позже математической, к концу 1980-х число стран-участников в них приблизилось к четырем десяткам, и среди них были почти все развитые страны Запада. Дальнейший рост числа государств—участников олимпиад в 1990-е и 2000-е годы шел за счет стран третьего мира.

В эти же годы рос и список школьных предметов, по которым проводились международные олимпиады,— сейчас проводится около двух десятков международных научных олимпиад школьников: от информатики и биологии до экономики и лингвистики. Но главными традиционно остаются олимпиады по математике, физике и химии.

Сейчас в них участвуют школьники из более 100 стран мира (по математике) и около 100 стран (по физике и химии). Как в любом олимпийском движении, здесь тоже официально прокламируется, что главное — не победа, а участие «ради упрочения дружбы и будущего сотрудничества в международном научном сообществе». Но при этом всегда подводятся неофициальные итоги командного первенства, которые также негласно рассматриваются как показатель научного потенциала стран в «большой тройке» наук: математике, физике и химии.

Смена лидера

В первых 30 олимпиадах в математике лидировал Советский Союз (14 первых мест, 5 вторых и 3 третьих). Серьезную конкуренцию ему составляли только США (участвовали с 1974 года и до 1991 года три раза заняли первое место и по четыре раза второе и третье места). Но с появлением на олимпиаде школьников из Китая в 1985 году лидер сменился. Начал Китай в том году с 32-го места в командном зачете, но уже в 1988-м стал первым, а всего за 34 олимпиады, в которых он участвовал, был первым 20 раз, вторым 8 раз и 2 раза третьим. Россия после 1991 года только дважды была первой, 7 раз второй и 5 раз третьей. Иными словами, последние 30 лет Китай — безоговорочный лидер, за которым с большим отрывом идут США, а за ними с еще большим отрывом Россия.

Особенно провальными для России были годы текущего десятилетия: восьмое место в общекомандном зачете в 2015 году, седьмое место в 2016-м и 11-е место в 2017 году. Такого позора российские олимпиадники-математики еще никогда не испытывали. В прошлом году ситуация, казалось, выправилась — второе место после США и впереди Китая, но в этом году опять шестое место после Таиланда и впереди Вьетнама.

В олимпиадах по физике ситуация похожая. В 20 олимпиадах в советский период, в которых участвовали наши физики, они заняли первое командное место 11 раз, второе 3 раза и 4 раза третье место. Но потом появился Китай. В 1990 году он поделил первое место с СССР, а в дальнейшем становился победителем в общекомандном первенстве 21 раз. Россия за то же время первой была три раза. Кроме них неофициальное первенство дважды выигрывал Тайвань, дважды Иран и один раз США.

Кстати, в Иране сильны не только юные физики, но и химики. С 1993 года, когда они впервые появились на химических олимпиадах, иранцы четыре раза входили в тройку призеров в личном первенстве, один из них стал абсолютным чемпионом.

В целом же картина на химической олимпиаде примерно такая же, как на математической и физической олимпиадах. Только здесь отчетливо заметно доминирование не одного Китая, а всего региона Юго-Восточной Азии.

Команда России имеет утешительный статус «одного из фаворитов». С начала нашего века на счету российских школьников три десятка золотых медалей в личных зачетах. Были и уникальные достижения: Алексей Зейфман из Вологды — в 2004 и 2005 годах — становился абсолютным победителем МХО, в 2017 году его результат повторил москвич Александр Жигалин. Были по четыре золотые медали из четырех разыгрываемых, не было только одного — неофициальной командной победы. Только в этом году команда России поделила первое место с командой Южной Кореи.

А обычная тройка победителей — это Китай, Корея и Тайвань, последние две страны только меняются местами, лишь иногда кого-нибудь из них со второй или третьей ступеньки вытесняли Россия, США, Вьетнам, Сингапур; правда, чаще других все-таки Россия.

Научное караоке

Означает ли все это, что будущее у этих наук китайское. Если судить по результатам олимпиад, то да, именно это и должно рано или поздно произойти. Правда, у руководителей российских команд школьников на этих олимпиадах иное мнение. Например, профессор Александр Гладилин с химфака МГУ считает, что все задачи на современных олимпиадах чересчур политкорректны.

В них учтены интересы слабо подготовленных школьников за счет включения в задания почти тривиальных вопросов. Логику составителей заданий понять трудно — все-таки не районная олимпиада, есть только предположение, что не хотят обидеть участников из совсем уж депрессивных в образовательном и научном плане стран. По теории вероятностей талантливых школьников на душу населения в Косово, Буркина-Фасо или Гаити ровно столько же, сколько их в Китае, США или России. Только там они лишены тех возможностей для подготовки к олимпиадам, какие есть у их сверстников в странах—лидерах олимпиад.

Кроме того, якобы для справедливости оценивания олимпиадные задачи, как правило, разбиты на большое число мелких вопросов, и детально прописана процедура снятия баллов за ошибочные промежуточные решения. Благодаря такой процедуре, получив совершенно бессмысленный ответ на задачу, можно, тем не менее, заработать до 90% от максимального числа баллов.

Выходит, что оценки на международных олимпиадах ставятся не за красивые и интересные решения, а за соответствие ответов школьников тем ответам, которые имели в виду авторы задач, то есть олимпиадникам фактически предлагается исполнять «караоке» на научные темы. Неудивительно, что наибольшее число баллов получают не самые сообразительные, а самые надежные и трудолюбивые школьники (читай — китайские).

Школьники же, воспитанные в традициях западной науки, в том числе и российские, прошедшие жесткий отбор сначала на всероссийской олимпиаде, а затем на тренировочных сборах, хорошо решают сложные задачи и зачастую пасуют перед банальными вопросами. Более того, иногда они придают (подсознательно) стандартному вопросу творческую форму и решают задачу не в авторской формулировке, а в своей собственной, ими же выдуманной, что намного интереснее, но не приносит баллов. А если подвести итог всему этому простыми словами, то научные международные олимпиады все больше и больше приближаются к ЕГЭ, считает профессор Гладилин.

Стойка на голове

С профессором Гладилиным можно соглашаться или не соглашаться. Если он прав, то чего проще было бы изменить систему подготовки школьников на такую, которая помогала бы им быстро и безошибочно угадывать ответы составителей задач на промежуточные вопросы и набирать баллы. Возможно, тогда Россия снова вернулась бы в единоличные и неоспоримые лидеры международных олимпиад по математике, физике и химии, как было при Советском Союзе, когда ЕГЭ никому даже в кошмарном сне не мог присниться. Кандидаты в сборные России на олимпиады — очень умные молодые люди и легко поймут, что от них требуется.

Ведь понятно, что на международные олимпиады по математике, физике и химии едут не просто одаренные школьники, а хорошо тренированные одаренные школьники. Но пока, судя по тому, как их готовят к олимпиадам в специализированных школах, интернатах, на тренировочных сборах в центре «Сириус» в городе Сочи, где тренерами часто выступают бывшие участники и призеры прошлых олимпиад, такое не предвидится. Напротив, на всех этапах подготовки они получают мощный антидот против ЕГЭ-мышления. Наверное, это хорошо, даже если наносит ущерб национальной гордости российского государства за отсутствие подавляющего преимущества наших школьников на международных научных олимпиадах.

Вероятно, имеет смысл вспомнить организатора первой олимпиады для школьников члена-корреспондента АН СССР Бориса Делоне. Он сам был разносторонне одаренным человеком. Один из первых в России авиаконструкторов и планерист, известный в стране альпинист, он во время лекций по математике студентам в ЛГУ часто делал стойку на голове на кафедре, потом спрыгивал на пол и со словами: «Ну, продолжим» — продолжал занятие.

Точно так же олимпиада в жизни участника олимпиады останется коротким эпизодом, ярким и незабываемым, но только эпизодом. Потом, когда он закончит «стойку на голове» на олимпиаде, ему предстоит длинная жизнь, как у всех. В конце концов практически все российские участники международных олимпиад по математике, физике и химии, вне зависимости от занятого там ими места, нашли себя в науке у нас в стране или за рубежом. На практике реализовали олимпийский принцип «упрочения дружбы и будущего сотрудничества в международном научном сообществе».

Сергей Петухов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...