Коротко

Новости

Подробно

Фото: Иван Коваленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Властью не делятся

Что изменилось на Украине с момента избрания нового президента

Журнал "Огонёк" от , стр. 18

Открытие украинского политического сезона получилось бодрым и насыщенным: всего за пару дней Верховная рада определилась со спикером и главами комитетов, назначила генпрокурора и премьера. В ударные сроки сформирован и уже провел первое заседание Кабинет министров. Новая власть анонсировала перечень крупных реформ, которые должны быть запущены в стране в течение ближайшего полугодия. Взятые темпы, словом, производят впечатление. Хотя впечатления — разные.


Юрий Ткачев, Одесса


На первом заседании Верховной рады выяснилось, что никакой коалиции в новом созыве украинского парламента не будет: функции парламентского большинства — 254 народных депутата! — единолично выполняет партия «Слуга народа», и это, пожалуй, первый случай такого рода в новейшей украинской истории.



Именно «слугам» достались посты руководителя Верховной рады и его первого зама. Даже пост второго вице-спикера, который по традиции принято делегировать представителям оппозиции, заняла Елена Кондратюк от «Батькивщины» — из всех фракций именно «Батькивщина», пожалуй, является наиболее дружественной в отношении Зеленского и его партии, и назвать ее оппозицией можно лишь с большой натяжкой. Отдать пост вице-спикера реальным противникам (вроде «Оппозиционной платформы — За жизнь» (ОПЗЖ) или «Европейской солидарности» Порошенко) команда Зеленского не решилась. Или не сочла нужным.

«Слуги народа» возглавили большинство комитетов Верховной рады. Представителям других политсил достались лишь комитеты по свободе слова (ОПЗЖ), молодежи и спорта («Батькивщина»), европейской интеграции («Европейская солидарность») и по правам человека (самовыдвиженец). Все перечисленные позиции сложно назвать ключевыми. К тому же комитет по свободе слова в будущем предполагается существенно «раздеть», передав полномочия по законотворчеству в информационной сфере новосозданному комитету по информационной политике (во главе со «Слугой народа» и директором принадлежащего Игорю Коломойскому телеканала 1+1 Александром Ткаченко). В общем, уже на этом первом этапе команда Зеленского показала: делиться реальной властью в Раде она с конкурентами не намерена.

Фактор Авакова


Кадровое обновление на другом «плече» — в исполнительной власти — оказалось не столь радикальным, и в этом особая символика. На своем посту (и это знаковое решение) остался министр внутренних дел Аваков, за ним сохранилась и вся «поляна», которую он опекал при прежней власти. Арсен Борисович сохранит управление обширной административной империей, в состав которой кроме полиции входят Нацгвардия, Госпогранслужба, Госслужба по чрезвычайным ситуациям и целый ряд других влиятельных ведомств (плюс кураторство над «добровольческими батальонами»).

По сути, министр внутренних дел может соперничать по степени влияния даже с президентом, не говоря уж о премьер-министре.

А в новой политической системе он способен даже усилить свой аппаратный вес по сравнению с временами Порошенко: министром инфраструктуры назначен его протеже и «питомец», бывший начальник главного сервисного центра МВД.

Тот факт, что «не первым, но и не вторым» человеком в государстве остается Аваков, не стало большим сюрпризом для околополитической тусовки. Считается, что договоренности о сохранении своего поста были достигнуты им с командой Зеленского еще до президентских выборов, что и определило достаточно лояльную по отношению к «команде Зе» позицию МВД в ходе избирательной кампании. Многие, правда, надеялись, что феноменальный и во многом неожиданный триумф «Слуги народа» на парламентских выборах развяжет Зеленскому руки и расширит маневр в отношениях с самым влиятельным силовиком Украины. В экспертных кругах отмечали: без отставки Авакова, ответственного за весьма неоднозначную реформу правоохранительных органов при Порошенко, обновление власти, обещанное Зеленским, нельзя считать состоявшимся. Однако в окружении президента, похоже, решили, что закулисные договоренности важнее обещаний, данных избирателям. И это нехороший звоночек от команды нового президента.

Нельзя не упомянуть и о скандале минувшей недели — просочившейся в СМИ переписке депутата от «Слуги народа» Елизаветы Богуцкой с некоей своей знакомой, в которой она связывает сохранение всех полномочий за Аваковым с опасностью… переворота, который якобы готовит на зиму Порошенко. «Мы оставляем Авакова. Другого пути нет. Порошенко готовит переворот. И очень серьезно готовит. Он ждет, что мы отправим Авакова в отставку, чтобы сразу начать»,— написала Богуцкая. Публика (как экспертная, так и широкая) теперь в недоумении, как оценивать утечку: то ли это неформальное оправдание спорного кадрового решения, то ли названа действительная причина сохранения Авакова на своем посту?

Люди со связями и протекцией


Накануне состоявшихся на прошлой неделе назначений было много разговоров о принципах кадрового отбора, которыми будет руководствоваться новая власть. От нее ждали обещанного: свежих лиц, не обремененных сторонними обязательствами технократов, бесспорных профессионалов своего дела и т.д. Ожидания удовлетворены, хотя и частично: у некоторых назначенцев и обязательства имеются, и по части профессионализма вопросы возникают.

Чего добился Владимир Зеленский за 100 дней президентства

Читать далее

Особое внимание публики привлекают в Кабмине люди, которые связаны с Игорем Коломойским (именно этот олигарх считается одним из главных спонсоров Владимира Зеленского). Прежде всего речь о назначенном министре Кабинета министров Дмитрии Дубилете (сыне главы правления принадлежавшего Коломойскому Приватбанка) и новом министре развития громад и территорий (для понимания: речь о ЖКХ) Алене Бабак. На ее назначение, в частности, глава Жилищного союза Украины откликнулся страстным постом в Facebook, который широко разлетелся по Сети: «Владимир Зеленский, если у Вас действительно так все плохо с кадрами, возьмите с Майдана обезьянку, с которой фотографируются туристы, и назначьте ее министром ЖКХ. Лучше обезьянка не сделает, но и хуже тоже. А это уже намного эффективнее для страны, чем сотня Ален Бабак. Пожалуйста, пожалейте нас и страну, господин президент. Вы ведь лучше обещали, а не хуже».

Из состава прежнего Кабмина (с премьером Гройсманом) в новый перешла с сохранением поста министра финансов Оксана Маркарова, любимица связанных с западными грантами общественных организаций и поддерживающих их СМИ — считается, что на ее кандидатуре настаивали в Международном валютном фонде.

Минздрав возглавила Зоряна Скалецкая, участница «Реанимационного пакета реформ», инициативы, которая тоже финансируется за счет западных грантов. У нового министра нет медицинского образования, зато имеется диплом юриста и с десяток дипломов разнообразных зарубежных тренингов — от умения выступать на публике до курсов лидерства в США. Скалецкая, кстати, еще совсем недавно позволяла себе критиковать нового президента, и ее считают чуждым элементом в «команде Зе», попавшим туда тоже благодаря давлению извне.

Многие новые лица этого Кабмина на поверку оказываются не такими уж и новыми. Взять хотя бы премьер-министра Алексея Гончарука, который до недавнего времени возглавлял действующую при Кабмине некоммерческую организацию «Офис эффективного регулирования» (Better Regulation Delivery Office, BRDO), финансируемую Евросоюзом и Мировым банком. Интересно, что новый премьер, в отличие от многих других членов команды Зеленского, не был принципиальным противником Петра Порошенко, а, наоборот, весьма тепло относился к экс-президенту: хвалил его в социальных сетях и даже принял участие в затеянном сторонниками Порошенко прощальном флешмобе «Дякую». Комментируя деятельность пятого президента Украины, Гончарук заявил, что при Порошенко Украина двигалась в правильном направлении, но слишком медленно.

Структуру, которую возглавлял при Порошенко Гончарук, можно смело считать кузницей кадров нового Кабмина: из BRDO вышли и министр юстиции Денис Малюська, и министр энергетики и экологии Алексей Оржель.

Но пригодились в подборе и представители других НКО: назначенная министром социальной политики Юлия Соколовская, например, связана с проектами, финансируемыми Агентством США по международному развитию (USAid), а министр образования Анна Новосад нарабатывала опыт в проектах фонда Сороса «Открытое общество».

Реформы в ассортименте


Пространные, но не вполне конкретные обещания реформ, которые щедро раздавали на этапе избирательной кампании Владимир Зеленский и члены его команды, сейчас начинают приобретать конкретные очертания. Так, на совещании с нардепами и членами Кабмина на прошлой неделе Зеленский поручил до декабря 2019 года принять законы, необходимые для легализации азартных игр и продаж земель сельхозназначения. Эти позиции, судя по всему, в приоритете.

Правда, снятие моратория на продажу земли — пока непопулярная мера в обществе. Согласно опросам, 72 процента украинцев выступают против такого шага, а в сельской местности против — 75 процентов. Селяне, владеющие сейчас в общей сложности около 29 млн гектарами бывшей колхозной земли, опасаются, что крупные иностранные компании приберут к рукам весь знаменитый украинский чернозем. Но МВФ требует эту реформу, предполагающую свободную реализацию сельскохозяйственных участков, да и украинский лидер называет запреты продаж украинской земли «нафталиновым постсоветским регулированием». Выступая на турецко-украинском бизнес-форуме в Стамбуле, Зеленский сообщил, что в стране уже работают турецкие компании, «которые владеют украинской землей», и выразил пожелание, чтобы их стало «намного больше, особенно в южной части Украины».

Уже сегодня ясно, что основные политические баталии развернутся именно вокруг идеи разрешить продажу земель сельхозназначения. Вторая по величине фракция в Верховной раде, «Оппозиционная платформа — За жизнь», выступила с резкой критикой такой инициативы президента, заявив, что принимать столь важные решения, мол, можно только по итогам референдума. Отсылка к референдуму — по сути, единственный способ для «Оппозиционной платформы» помешать команде Зеленского провести озвученную реформу, ведь других рычагов влияния через парламент, монопольно контролируемый командой президента, у оппонентов попросту нет.

Что еще попало в «шорт-лист» заявленных новой властью реформ? В ближайших планах президента отмена списка объектов, запрещенных к приватизации, форсирование передачи частникам портов «Ольвия» и «Херсон», разделение и частичная приватизация «Укрзализныци» (частникам предлагается передать локомотивный и вагонный парки — наиболее прибыльную в перспективе составляющую предприятия) и «Укрпочты».

В повестку дня поставлена и реформа налоговой системы. Однако в этой сфере представители новой власти пока не вполне конкретны: с одной стороны, налогообложение обещают упростить, с другой — провести системную борьбу с теневой занятостью. Еще одно важное обещание — налоговая амнистия, в рамках которой можно будет легализовать ранее неучтенные капиталы, заплатив с их стоимости небольшой налог.

Как все это будет реализовано, кто «распишет» необходимые схемы и ходы, пока не ясно. Небольшой, но знаковый нюанс: с первого же заседания новый Кабмин перешел в закрытый режим работы.

Если раньше журналисты освещали работу правительства, что называется, в прямом эфире, то больше их в зал заседаний допускать не будут, а с принятыми решениями их будут знакомить на брифинге после заседания.

Сторонники Порошенко и лояльные экс-президенту СМИ отреагировали на это предсказуемо негативно. «Ну вот и дождались! Правительство Азарова — Януковича версия 2.0!» — негодует экс-министр социальной политики Павел Розенко на своей страничке в Facebook. «Закрытость заседаний правительства создает риски, что решения будут принимать непрозрачно, без должного обсуждения. А также мешать журналистам выполнять свою работу — доносить информацию до общества, не просто пересказывать, но и анализировать и объяснять»,— считает журналистка «Украинской правды» Ирина Андрейцив.

В Кабмине, впрочем, утверждают: данное решение принято лишь для того, чтобы министры во время заседаний думали о работе, а не устраивали шоу на публику. Вице-премьер Дмитрий Кулеба так и прокомментировал: «Я не думаю, что это закрытость, это отказ от спектаклей».

Чем на самом деле руководствовались в Кабмине, принимая решение «закрыться», покажет время.

Вместо послесловия


Петр Порошенко в свое время обещал, что Украина заживет по-новому. Однако действительно новое качество политического процесса на Украине мы, похоже, увидим именно при Зеленском.

Впервые в современной истории Украины монополию на власть в стране получила одна политическая сила, контролирующая и кресло президента, и парламент, а значит, и Кабинет министров. Сама эта политическая сила не вполне однородна, так что на смену открытому прежде политическому противостоянию придут кулуарные игры, а публичная украинская политика в ближайшее время станет куда более скучной. Реальные противостояния и интриги будут происходить в формате «борьбы бульдогов под ковром», подобно тому, как это происходит, например, и в России.

Граждане страны, впрочем, все происходящее воспринимают позитивно: опубликованный в конце августа опрос центра «Демократические инициативы» показал, что 100 дней Зеленского на посту президента произвели позитивное впечатление на 63 процента опрошенных, а скептически их оценивают лишь 13 процентов. И мало кто обратил внимание на неожиданные комментарии к этому вопросу: похоже, жители Украины истосковалась по сильной руке…

Комментарии
Профиль пользователя