Коротко

Новости

Подробно

12

Фото: Владимир Кондратов / Коммерсантъ   |  купить фото

Первый день ада

“Ъ” публикует отрывок из книги Ольги Алленовой «Форпост. Беслан и его заложники»

от

1 сентября исполнилось 15 лет со дня начала трагедии в Беслане: на линейку в честь нового учебного года в бесланской школе номер один ворвалась группа террористов, в заложниках у которых оказались более 1100 человек — школьников, их родных и учителей. Более двух суток заложники оставались в захваченной школе. Всего в результате теракта погибли 336 человек, включая 186 детей в возрасте от 1 до 17 лет. Журналист “Ъ” Ольга Алленова работала на месте трагедии. Спустя 15 лет в издательстве Individuum вышла ее книга о Беслане, отрывок которой публикует сегодня “Ъ”.


Фото: Индивидуум

Все, что было вечером 1 сентября, я помню как в тумане. Ни цветов, ни запахов, ни четких лиц. Я встречала своих знакомых, однокурсников, преподавателей, у них были потерянные лица, и я вспоминаю их как сон.



На площади перед Домом культуры Беслана много людей. На ступеньках ДК сидят женщины. Кто-то тихо воет, а ее ругают: мол, замолчи, накличешь беду. Она зажимает рот рукой. Плакать — нельзя. Думать о плохом — нельзя. Я сижу рядом с ними на ступеньках, мне жарко, в голове пусто, вокруг меня липкий кокон, и я чувствую, что любые действия бесполезны, все уже решено и ничего нельзя исправить.

Чтобы не поддаваться этому гадкому и мучительному ощущению, я заставляю себя слушать женщин. Я превращаюсь в передатчик — услышать, записать, передать.

До школы № 1 отсюда — всего ничего. Метров 300 по прямой, может, 400. Вокруг нас ходят ополченцы — местные жители с повязанными тряпками на рукавах. У многих в руках оружие. Говорят, они хотели прорываться в школу, но представители власти обещали им, что с боевиками наладят диалог, выяснят, какие у них требования, и договорятся, и заложников освободят. Я не верю ни слову, потому что все это я уже слышала. Но внутри пульсирует надежда: а вдруг сейчас все будет иначе?

Выходит представитель властей Лев Дзугаев, он отвечает за связи местного правительства с общественностью.

Его роль сейчас сводится к сообщению информационных сводок журналистам. Он говорит, что в школе «порядка 350 заложников», создан оперативный штаб, никаких требований террористы не выдвигают.

Эта версия будет основной до 3 сентября. Между тем штабисты еще до обеда знали, что боевики требуют переговоров. Заложница Лариса Мамитова между 11 и 12 часами дня вынесла из школы записку от террористов с требованием переговоров.

В записке говорилось, что за каждого своего убитого боевики будут убивать по 50 заложников. За раненого — 10 заложников. За отключение света и сотовой связи — 10 заложников. В записке был указан их телефон.

Но официальная версия гласила, что боевики ничего не требуют.

В это время в школе уже начали убивать людей.

Из показаний потерпевшей Людмилы Дзгоевой:

— А какая обстановка была в зале?

— В зале было очень много людей. Как только боевики зашли в зал, они начали затыкать людей. Один из боевиков подошел к Бетрозову, сказал, на колени и расстрелял.

— Сколько времени прошло с момента, как боевики ворвались в школу, до расстрела Бетрозова?

— Полчаса.

— Когда он его расстрелял, он это как-то аргументировал?

— Чтобы другие боялись

В течение дня со стороны школы раздавались выстрелы. Позже выяснится, что в первый день террористы выбрали самых крепких мужчин среди заложников и заставили их баррикадировать партами окна — а потом почти всех расстреляли. Когда штабисты связались с боевиками, некто с позывным «Шахид» сообщил, что заложники расстреляны, потому что штаб не выходил на переговоры с террористами. Уже стемнело, как со стороны школы раздался глухой протяжный хлопок. Женщина рядом со мной заплакала.

Заложники в спортивном зале бесланской школы. Рядом с ними один из захватчиков

Заложники в спортивном зале бесланской школы. Рядом с ними один из захватчиков

Фото: NTV-Russian Television Channel / AP

Из опроса потерпевшей Аллы Ханаевой в Верховном суде Северной Осетии:

— Как долго она стояла, шахидка?

— Шахидка стояла где-то часов до 10 вечера. Между 9 и 10 часами вечера. Потом ее уже не было, ни одной, ни второй. […]

— Что с ними случилось?

— Потом уже нас не пускали в туалет, нас выводили в класс. Я пошла своего ребенка, сына, вывести в класс, уже вечером, где-то вот в это время, между 9 и 10 часами. Там маленький коридорчик был, школьный коридор. […] Выходя оттуда, ведя своего ребенка, я услышала какой-то спор. Этот спор был между женщиной и мужчиной, то есть, повернув голову, я увидела, что [он ударил.— Ред.] шахидку прикладом автомата, я думаю, что это был их главарь, он был в тюбетейке, шел между ними какой-то спор. Я единственное, что слышала, она сказала русским языком, на русском языке без акцента, она кричала, что нет, нет, я не буду, вы сказали, что отдел милиции. Эти слова я четко помню. После того как мы вернулись в зал, мы услышали, сильный был взрыв. […] После меня женщины, тоже выходившие и заходившие в туалет, […] сказали, что одну шахидку подорвали, кто-то видел, а вторая вот погибла от осколков. Рядом она стояла. […]

— А подорвал кто?

— Наверное, главарь.

Поздно вечером пошел сильный ливень. Вода, лившаяся с неба, казалась непробиваемой стеной. В эту ночь в Беслане никто не спал. Люди не уходили домой, а прятались под козырьками магазинов и в ближайших подъездах. В штабе по оказанию психологической помощи работали врачи и психологи. Врачи разливали корвалол и валерьянку. Психологи разговаривали с людьми, но желающих поговорить было немного. Молодая женщина плакала, а психолог спрашивал ее, чего она боится.

— Я боюсь, что их убьют,— плакала женщина, зажимая рот носовым платком.

Я подумала, что эта женщина очень сильная. Потому что вот так честно сказать о своем страхе сможет не каждый.

— Не бойтесь,— говорил ей психолог.— Этого не произойдет.

— Откуда вы знаете? — спрашивала она с надеждой.

Бронетранспортер и сотрудники правоохранительных органов в оцеплении у соседней школы № 6

Бронетранспортер и сотрудники правоохранительных органов в оцеплении у соседней школы № 6

Фото: Валерий Мельников, Коммерсантъ

Он, конечно, ничего не знал. Но здесь все надеялись. Женщина, которую звали Тамарой, сказала мне, что террористы не станут трогать детей — в конце концов, и у них есть дети. Сестра Тамары говорила, что если президент Дзасохов выйдет к народу, а потом пойдет на переговоры к террористам, то его послушают. На Дзасохова было очень много надежд.

Позже я узнала, что Дзасохов действительно настаивал на переговорах, чем раздражал военных. Во второй половине дня в Беслан прилетели бойцы «Альфы» и «Вымпела», а с ними на борту находился генерал Владимир Проничев — первый заместитель директора ФСБ России, который сразу же направился в Беслан. Предположительно, другой замглавы ФСБ генерал Анисимов, прилетевший тем же бортом, направился в штаб 58-й армии. Под размещение спецназа выделили здание профтехучилища № 8, расположенного рядом со школой.

Бойцы спецподразделения «Альфа» около захваченной школы

Бойцы спецподразделения «Альфа» около захваченной школы

Фото: Юрий Тутов, Коммерсантъ

Сразу после приезда московских генералов ситуация изменилась. Дзасохов полностью потерял влияние в оперативном штабе, а переговорный процесс, по сути, был обречен. Но люди на площади у Дома культуры этого не знали, и я тоже узнала об этом спустя много месяцев. Долгое время я думала, что террористы действительно не выдвигали требований. И если бы не судебный процесс над выжившим боевиком Кулаевым, думаю, эта информация так и осталась бы скрытой.

Около полуночи, падая от усталости, я пошла в бесланскую гостиницу, забитую журналистами. Все комнаты были заняты, кроме одной — в ней не было кроватей, но мне дали толстое одеяло, на котором можно было спать. Не помню, кто именно, но кто-то из коллег уступил мне свою кровать, а сам лег на полу. Я рухнула на нее и мгновенно отключилась, а через час или два проснулась от шума. Журналист телекомпании «Аль-Алам» Абдула Иса после короткого звонка на мобильник стал куда-то собираться, это вызвало оживление в гостинице. «Они предлагают мне пойти на переговоры,— сказал нам Абдула.— Они хотят иностранца. Мне звонили из МИДа, сейчас за мной пришлют машину». Чья была идея отправить к боевикам на переговоры арабского журналиста, не знаю. Сам Абдула говорил нам, что журналиста потребовали террористы. Но по какой-то причине он к ним так и не попал. Через два часа он рассказал, что ждал в оперативном штабе, пока «представитель штаба» говорил с террористами по телефону. По словам журналиста, стороны не договорились, разговор прервался, а потом террористы отключили телефон.

В эту ночь надежды Беслана на быстрое освобождение заложников рухнули. Представители оперативного штаба собрали людей в зале Дома культуры и объяснили, что «процесс будет долгим и займет как минимум два-три дня». Меня туда не пустили.

Хроника среды 1 сентября 2004 года:

9:03–9:15 Группа боевиков высаживается из автомобиля, припаркованного у школы № 1 города Беслана, и захватывает детей и их родителей в заложники. Два мирных жителя застрелены террористами за территорией школы. Один боевик убит милицией.

9:45–10:00 Террористы начинают минировать школу.

10:20–11:20 В Беслан прибыл владикавказский ОМОН, отряд милиции спецназначения, 383-я бригада особого назначения внутренних войск.

10:30–10:40 Президент Северной Осетии Александр Дзасохов приезжает в Беслан. В районной администрации начинает работать оперативный штаб под его руководством.

11:05–14:00 Оперативный штаб дает указание начальнику ОВД Правобережного района эвакуировать жителей из ближайших к школе жилых домов и блокировать район.

11:05–11.15 Заложница Мамитова выносит записку с требованиями боевиков о переговорах с Дзасоховым, Зязиковым, Рошалем.

12:30 Из котельной, расположенной на территории школы, ОМОН выводит 15 человек, спрятавшихся при нападении.

12:35 Штаб привлекает к переговорам муфтия Северной Осетии Волгасова. Он пытается говорить с боевиками при помощи громкоговорителя, но те открывают по нему стрельбу.

13:00 Президент РФ Владимир Путин возвращается из Сочи в Москву, проводит экстренное совещание с силовиками.

13:25 Террористы выдвигают новое требование — вывести войска из Чечни, но об этом публично нигде не сообщается.

14:27 В Беслан прилетает полпред президента РФ в Южном федеральном округе Владимир Яковлев. Он входит в оперативный штаб.

16:05 Заложница Мамитова снова выходит из школы и передает новую записку от террористов. В ней указан номер телефона, по которому штаб должен позвонить.

17:00 В школе стреляют. Из окна школы, выходящего на железную дорогу, выбрасывают убитых заложников — всего 11 тел.

17:30 Профессиональный переговорщик ФСБ Зангионов звонит по номеру, ему отвечает «Шахид». Он сообщает, что расстрелял 20 заложников, потому что штаб не выходил на связь. Террорист требует на переговоры Дзасохова, Зязикова, Рошаля и генерала Аслаханова.

18:30 В Беслан прибывают подразделения Центра специального назначения (ЦСН) ФСБ России.

19:05 ФСБ сообщает, что с террористами «установлен контакт».

20:30 В Беслан прибывает врач Леонид Рошаль.

22:00–23:30 В домах и хозпостройках, прилегающих к школе, расположились снайперы. К жилым домам, закрытым от школы гаражами, подвезли вооружение.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя