Коротко

Новости

Подробно

Фото: Fabrizio Bensch / Reuters

В Берлинском парке разобрались по-кавказски

За убийство кистинского «авторитета» арестовали фиктивного сибиряка

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Как стало известно “Ъ”, россиянин, арестованный за убийство грузинского полевого командира чеченского происхождения Зелимхана Хангошвили в Берлине, въехал в Германию по документам некоего сибиряка Вадима Сергеевича. При этом знакомые убитого убеждены, что киллер использовал поддельные документы, а авторитетный боевик стал жертвой национальной разборки. С ним могли свести счеты как российские чеченцы, с которыми Хангошвили воевал во время второй кампании, так и сбежавшие в Европу «ичкерийцы» — их представителей боевик пригласил к себе в Грузию и бросил гостей, когда их начал уничтожать местный спецназ.


41-летний гражданин Грузии, уроженец Панкисского ущелья чеченец-кистинец Зелимхан Хангошвили был убит в центре Берлина 23 августа во время прогулки в парке. Киллер, как было установлено расследованием, подъехал к нему сзади на велосипеде и выстрелил в затылок из пистолета Glock-26 с глушителем. Убийца проехал еще несколько сотен метров до берега реки Шпрее, выбросил в воду пистолет, парик и велосипед. Затем пересел на заранее спрятанный в кустах скутер, однако был задержан полицейскими на выезде из парка. Как оказалось, манипуляции преступника с уничтожением улик и сменой транспортного средства слишком затянулись, привлекли внимание местных подростков, и они сообщили о нем в полицию.

По данным прокуратуры Германии, предполагаемый убийца въехал в страну по документам гражданина России, которого зовут Вадим Сергеевич (фамилия не разглашается). На допросе он, по данным немецких журналистов, заявил, что является уроженцем Сибири, а свою причастность к преступлению категорически отрицает, утверждая, что его «с кем-то спутали». Отвечать на вопросы по существу дела Вадим Сергеевич отказывается. По данным немецких СМИ, расследованием преступления занялась федеральная прокуратура Германии, а из этого можно сделать вывод о том, что в качестве приоритетной рассматривается версия заказного убийства, следы которого ведут «за границу». Это предположение косвенно подтверждается еще и тем, что в арендованной обвиняемым квартире помимо российского паспорта удалось обнаружить крупную сумму денег и билеты на обратный рейс в Россию.

Между тем опрошенные “Ъ” знакомые господина Хангошвили убеждены, что Вадим Сергеевич — вымышленное имя, на которое просто был оформлен поддельный загранпаспорт. На самом же деле расправиться с ним могли только его земляки — как российские чеченцы, так и боевики-«ичкерийцы», спрятавшиеся от уголовного преследования в Европе.

Во время второй чеченской кампании уроженец Грузии чеченец-кистинец Хангошвили воевал против федеральных войск, возглавляя небольшой отряд, подконтрольный «террористу номер один» того времени Шамилю Басаеву. За многочисленные тяжкие преступления против военнослужащих и мирных жителей республики он попал в федеральный розыск, а кроме того, нажил себе влиятельных врагов среди российских чеченцев. Тем не менее после ликвидации своего командира Басаева и почти всех его подчиненных боевик сумел благополучно вернуться на родину, в Панкисское ущелье Грузии.

Домой Хангошвили добрался по горным тропам через Дагестан и Азербайджан, а оказавшись в Грузии, поменял фамилию на материнскую и получил новый паспорт, став законопослушным гражданином Торнике Кавтарашвили.

В августе 2012 года он вместе с еще одним полевым командиром из Чечни, Ахмедом Чатаевым (Однорукий Ахмед), пригласил в гости группу своих бывших соратников, скрывавшихся от российского правосудия в Австрии. Боевики приехали в Панкиси, а оттуда зачем-то решили совершить пеший визит на свою историческую родину, в Чечню. Мнения приглашавшей стороны по этому поводу разделились. Чатаев одобрил набег, в то время как Хангошвили был категорически против. Группа все же выдвинулась на маршрут по хорошо известным кистинцам тропам в сторону перевала, за которым начинался Дагестан, однако в ущелье реки Лопота случайно столкнулась с крестьянами. Рассекреченным диверсантам пришлось брать свидетелей в заложники и начинать переговоры с грузинскими властями о предоставлении коридора до российской границы.

Пути двух командиров и на этот раз разошлись: Чатаев с оружием в руках встал рядом с гостями, а Хангошвили вступил с ними в переговоры, представляя интересы грузинской полиции. Стороны обсуждали ситуацию целую неделю, и в конце концов тогдашнему президенту Грузии Михаилу Саакашвили это надоело. Он отправил отряд спецназа, который почти в полном составе ликвидировал боевиков. В завязавшейся перестрелке погибли 11 чеченцев и четверо грузинских силовиков. Чатаев с тяжелыми ранениями попал в больницу (его уничтожили во время другой спецоперации, пятью годами позже), а Хангошвили спокойно уехал к своей семье в Тбилиси.

Там весной 2015 года на него было совершено первое покушение: киллер обстрелял автомобиль из пистолета-пулемета Стечкина, ранив жертву в плечо и руку. Найти стрелка не удалось: по данным МВД Грузии, он успел выбраться из страны через границу с Южной Осетией.

Выйдя из больницы, Зелимхан Хангошвили публично объявил, что его жизнь находится в опасности, а не получив от властей госзащиту, уехал из страны. Сначала — на Украину, к своему старому знакомому Михаилу Саакашвили, занявшему в то время пост губернатора Одесской области, а от него — в Европу. Оказавшись в Германии, кистинец запросил у властей статус политического беженца, который так и не успел получить.

Михаил Саакашвили назвал боевика «истинным патриотом Грузии» и в свойственной для себя манере возложил ответственность за его убийство «на Москву».

МВД Грузии оказалось более сдержанным в комментариях: там отметили, что дипломаты и полицейские обеих стран «тесно сотрудничают» в расследовании убийства, но о результатах умалчивают. В российском консульстве в Берлине, с представителями которого хотел встретиться арестованный россиянин, от комментариев воздержались. В свою очередь, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что убийство в Берлине не имеет никакого отношения ни к российскому государству, ни к его официальным структурам.

Георгий Двали, Тбилиси; Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя