Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Гурко / Коммерсантъ

От 2 до 25

Как «Сколково» поможет перестроить систему образования

Российская система образования нуждается в полной перестройке. Старые методики просто не работают с поколением Z. Точками роста могли бы стать Сколковский институт науки и технологии и Международная гимназия «Сколково». Первое испытание, через которое проходят все новые студенты Сколтеха,— месячный курс Innovation workshop. Команда, собранная из незнакомых ранее людей, специализировавшихся в самых разных областях, должна предложить и реализовать оригинальную идею технического стартапа. Оценивать их работу будет команда менторов, в том числе топ-менеджеров крупных транснациональных компаний. Еще два месяца студенты слушают курс Data science. И только после этого они расходятся по своим специальностям.


Лишние люди, непонятные люди


«Поскольку в мире раз в два года объем данных удваивается, человек, который не умеет работать с данными, профессионально малопригоден»,— категоричен ректор Сколтеха академик РАН Александр Кулешов. Впрочем, одного этого умения еще недостаточно. «Один пример: в мире 70 млн инженеров-конструкторов. Как вы думаете, на что они тратят большую часть рабочего времени? В среднем 60% времени у них уходит на поиски аналога в интернете. С одной стороны, это рациональное поведение — способ с минимальными затратами получить нужный результат. С другой — это означает, что 60% этих людей не нужны: на горизонте нескольких лет их заменит инженерный софт»,— рассказывает ученый.

Модная ныне концепция «непрерывного образования», увы, тоже не панацея. «Идея о том, что человек должен учиться всю жизнь, с одной стороны, правильная,— говорит Александр Кулешов.— Только нужно помнить, что знания бывают активные и пассивные». Первые — это те, с помощью которых вы можете производить новое знание. И получить их можно только до 25 лет, так что сделать из 50-летнего инженера биолога не получится. Печально, но факт.

«Если вузы рассматривать как заведения, производящие или пытающиеся произвести некоторое количество ученых, я бы назвал ситуацию ужасающей,— сокрушается ректор Сколтеха, по совместительству возглавляющий Экспертный совет по оценке эффективности российских вузов.— По существу, это остатки деградировавшей советской системы образования». Впрочем, ностальгии по институтам и университетам времен развитого социализма академик Кулешов тоже не испытывает: «Советская система была хороша для своего времени, но сейчас пытаться повторить этот опыт бессмысленно».

Бессмысленно прежде всего потому, что нынешние студенты мало напоминают своих предшественников 30-летней давности. Представители поколения Z, которое еще называют «первым полностью цифровым поколением», не умнее и не глупее — их сознание просто по-другому устроено, рассказывает Кулешов. Например, максимальное время концентрации у них не превышает восьми минут, они плохо воспринимают чистую теорию, если не видят, как она поможет им решить конкретную задачу. Они придут на лекцию, коль скоро посещаемость отмечается, но, скорее всего, проведут пару, глядя не на доску, а в экран смартфона.

В Сколтехе традиционных лекций попросту нет. Обучение организовано по принципу learning by doeing. Первые семь-восемь минут, пока внимание еще не рассеялось, лектор рассказывает теорию. После этого студенты разбиваются на команды и выполняют какой-нибудь проект, причем каждая из команд делает свою часть общей работы — кто-то, например, считает аэродинамику, кто-то проектирует энергетическую часть и т. п.

Среда обитания


«Я знаю, что многие наши студенты не пойдут даже в топовые российские вузы именно потому, что их там будут учить по старинке»,— соглашается директор гимназии «Сколково» Оксана Демьяненко. Впрочем, не все так плохо, утверждает она: во многих вузах есть программы, кафедры и профессора, к которым хочется идти. Правда, найти их нелегко. Для этого в гимназии организована специальная система поддержки. С восьмого класса со студентами работает тьютор, University councellor, который помогает определиться с выбором вуза в зависимости от того, какие у ребенка интересы, чего он ждет от образования.

Выбор университетов не ограничен Россией. Гимназия ведет обучение сразу по двум программам — ФГОС и программа Международного бакалавриата (IB). Последняя дает возможность поступления в любой вуз, где принимают дипломы IB,— а это подавляющее большинство лучших университетов мира. Начинать обучение по программам IB можно уже с двух лет — в дошкольном отделении гимназии.

Согласна педагог и с тем, что учить нынешних детей по старым методикам нельзя. «Способ мышления современных детей абсолютно отличен от того, что было раньше. Гаджет дает возможность получить любую информацию по сколь угодно широкому спектру знаний. И эта широта не дает возможности углубляться — не хватит ни времени, ни ресурсов»,— говорит Демьяненко. Поэтому для школы очень важно иметь в штате психологов, даже нейропсихологов, умеющих работать с техниками, помогающими развить концентрацию внимания.

Еще одно уникальное преимущество гимназии «Сколково» — ее окружение, говорит Оксана Демьяненко. Это и Сколтех, и Технопарк с его лабораториями и работающими в них людьми. «Они занимаются исследованиями, понимают, как будет развиваться их область знаний, закладывают основы будущей экономики. Наших детей туда, безусловно, тянет, и мы пытаемся этим пользоваться»,— рассказывает педагог. В гимназию приглашают профессоров из Сколтеха, там проводят мастер-классы сотрудники фонда «Сколково» и предприниматели, работающие в Технопарке.

Дело не только в знаниях, которые они могут дать, но и в среде, которая таким образом создается. «Один из важнейших навыков, которые мы хотим развить у наших студентов,— способность принимать нестандартные решения,— говорит Оксана Демьяненко.— Непонятно, в каких условиях им предстоит оказаться через 20 лет, и умение нетривиально мыслить и действовать может оказаться решающим преимуществом». В Советском Союзе были похожие примеры — школа Академгородка в Новосибирске, Колмогоровский интернат, некоторые спецшколы. Там у детей формировалось совершенно другое мировоззрение, и именно оттуда выходили будущие лучшие ученые страны. Этот ресурс был почти утрачен и сейчас возрождается в «Сколково».

И Александр Кулешов, и Оксана Демьяненко уверены — сколковская школа может стать исходной точкой для будущей российской системы образования. «Нужна “дорожная карта”, по которой будут перестраиваться существующие вузы. В этом смысле Сколтех очень хорошая история — пример того, к чему нужно стремиться»,— говорит Кулешов. «Такие места, как “Сколково”,— это точки роста, где можно апробировать разные практики и на конкретном примере показывать, что это работает и дает результат»,— поддерживает его Демьяненко.

Правда, отмечает ректор Сколтеха, для того, чтобы реформа образования была успешной, нужна политическая воля и серьезные деньги. Впрочем, как показывает опыт Сколтеха, результат того стоит. Каждый год в течение трех лет университет удваивает все основные показатели — количество профессоров, количество студентов на место, число индексируемых публикаций.

Профиль пользователя