Коротко


Подробно

Без комментариев

собрания сочинений

Собрание сочинений традиционно считается самой почетной формой издания. В книжных магазинах отделы собраний сочинений — самые солидные и самые устрашающие своей величественностью, в домашних библиотеках — это предметы коллекционирования, объекты долгого ожидания и, в конце концов, книги почти что неприкосновенные.

В истории издания собраний сочинений строгая очередность то и дело сменялась полной стихийностью. Первые коллекции собственных же текстов издавали в XVIII веке Ломоносов и Тредиаковский. Но со временем утвердился ретроспективный подход: для того чтобы сочинения составили собрание, они должны были как следует "отстояться". То есть хронология публикаций того или иного автора должна выстроиться как бессрочная шахматная партия: сначала — дебют, избранное — как миттельшпиль, собрание сочинений — как шах и полное собрание сочинений — эндшпиль. Наиболее удачно в нашей стране провели "партию" писателя Ленина: его полное собрание сочинений сочетало быстроту и тщательность подготовки с рекордной массовостью. Лидеры Пушкин и Лев Толстой удостоились полных собраний сочинений, рассчитанных скорее на специалистов. Так, Льва Толстого поместили в 90 томов. А всего Пушкина, напротив, не только расселили в многотомном академическом собрании сочинений, но в 1947 году утрамбовали в один том. Но многие классики до сих пор стоят в многовековой очереди. Единственное, что могло бы утешить тех, чье показательное выступление отложилось аж до ХХI века, это внимание чрезвычайно далеких потомков. Так, событиями последнего времени стали первые тома полных собраний сочинений Евгения Боратынского (М.: Языки славянской культуры), Николая Гоголя (М.: ИМЛИ), Александра Блока, Велимира Хлебникова (СПб.: Академический проект), Корнея Чуковского (М.: Терра). Большинство таких проектов готовятся квалифицированными специалистами-подвижниками, однако условия рынка таковы, что последние тома, если они вообще будут изданы, смогут прочесть только внуки обладателей первых. В коммерческих издательствах проблема прямо противоположная: собрания сочинений стряпаются быстро, но без должного научного аппарата. Кажется, что коммерческие отделы одних издательств никогда не встретятся с редколлегиями других.

Некоторые так и не дождавшиеся типографского воплощения собрания сочинений в конце концов обретают электронный вид. На всего Достоевского или всего Шекспира приходится по CD-ROM. Оцифровать писателя несложно — важно, как это сделать. Уникальные условия предоставлены нескольким классикам в Фундаментальной электронной библиотеке (ФЭБ) "Русская литература и фольклор" (http://feb-web.ru), совместном проекте ИМЛИ РАН и НТЦ "Информрегистр". Здесь в свободном доступе — сразу по несколько основных собраний сочинений, со всеми предисловиями, комментариями, указателями. Пушкина, например, разместили с солидным библиографическим шлейфом: впервые в электронном виде представлены сборники "Пушкин и его современники", "Временник пушкинской комиссии" и многие другие издания. Тексты приводятся в авторской орфографии.

На очереди у ФЭБ — "электронные научные издания" Есенина, Маяковского, Мандельштама, Блока, Горького и Шолохова. До современной отечественной литературы дело дойдет не скоро. Однако в интернете можно найти собрания сочинений многих авторов: одни сами заводят персональные страницы, за других стараются фанаты. Например, с экрана монитора к читателю обращаются Владимир Войнович, Алексей Слаповский. В сети "выложили" Бориса Акунина, Юрия Мамлеева, Виктора Пелевина, Александра Солженицына, Владимира Сорокина. На "бумажных носителях" в этом году собрания сочинений вышли у Андрея Вознесенского, Евгения Евтушенко, Фазиля Искандера, Владимира Маканина, братьев Стругацких. Издательство Ad Marginem выпустило уже второе издание собрания сочинений Владимира Сорокина. А "Вагриус" обещает представить СС Виктора Пелевина.

Однако границы жанра все больше размываются. Редко кто из ныне живущих авторов удостаивается мало-мальских комментариев. Не всегда принято и указывать даты создания произведений: тексты, словно дамы на фотографиях, хотят выглядеть моложе своих лет. Издателям гораздо выгоднее выпускать так называемые "неформальные" собрания сочинений — с единым оформлением, но без нумерации томов. Серийность — вот своеобразный заменитель понятия "собрание сочинений" для массовой литературы. Собрание сочинений, например, Дарьи Донцовой невозможно: переплет будет стоить дороже текстов. Но ведь их собирают: на территории массовой литературы происходит превращение вызывающего доверие собрания сочинений в такую ни к чему не обязывающую "библиотечку 'Огонька'". Авторы, и не претендующие на вход в гостиную высокой словесности, прекрасно располагаются в ее коридорах. Однако принцип серийности распространяется и дальше. Сугубо индивидуальное дело, собрание сочинений, подвергается "коллективизации". Уже не так важно, кто именно написал ту или иную книгу, входящую в собрание. Выходят полные собрания сочинений Детектива или полные собрания сочинений Фэнтези. Так дело дойдет и до логического финала — полного собрания сочинений одного издательства.

ЛИЗА НОВИКОВА

Мир как библиотека

Сделать из всего мира одну большую библиотеку с более чем открытым доступом додумались американцы Рон Хорнбэкер и его жена Каори. Любители чтения основали движение Bookcrossing ("Книги-путешественницы"). Проекту уже два года: около 150 тыс. участников движения в 130 странах мира стремятся "освободить" свои книги: наклеивают на них специальный номер, а затем специально оставляют любимое чтиво в общественных местах, скверах, поездах, на радость другим любопытным читателям. На сайте www.bookcrossing.com книгоманы увлеченно следят за траекториями перемещения освобожденных книжек (идея пускать по миру маркированные банкноты уже существовала раньше: супруги Хорнбэкер решили облагородить это американское увлечение). Фанатов интересует не только содержание книг, но и не в последнюю очередь вопрос, куда же на этот раз занесет потрепанный поэтический сборник или модный детектив. Каталог такой библиотеки постоянно пополняется: "буккроссеров" отличает широта эстетических пристрастий, они могут оставить где попало и трагедии Шекспира, и кулинарную книгу. Известно, что некоторые писатели забрасывают в мировое пространство и собственные книги, надеясь на "буккроссерскую" раскрутку.

"Для нас важнее отношение к литературе как к живому процессу, а не академизм"

Алексей Костанян, "Вагриус":

— Раньше существовали негласные правила для современных авторов: 50 лет — избранное (соответственно, "Знак почета"), 60 лет — трехтомник (орден Красного Знамени), 70 лет — полное собрание сочинений (звание Героя Социалистического Труда). Последние годы доверие к собраниям сочинений было подорвано: многие затеянные в начале 1990-х издания так и не были доведены до конца.

В "Вагриусе" действуют другие правила: у нас за последнее время вышли собрания сочинений Андрея Вознесенского, Эдварда Радзинского. Планируется собрание Бориса Васильева. Кроме того, мы издаем неформальные собрания сочинений многих авторов: произведения Людмилы Петрушевской, Юрия Мамлеева выходят в серии малой прозы. Именно мы в начале 1990-х выпустили первое собрание сочинений Эдуарда Лимонова, в то время как ни одно издательство на это не решалось.

Мы стараемся соблюдать чистоту издания. А собрание сочинений Василия Шукшина выпустили без комментариев, поскольку иначе для компьютерного поколения пришлось бы комментировать каждую строчку. Главное — грамотная текстология. Для нас важнее отношение к литературе как к живому процессу, а не академизм.

Денис Веселов, "Азбука":

— Довлатова, например, мы выпускаем и в виде собрания сочинений, и в покет-буках: он созрел, чтобы стать автором СС. Не все писатели стремятся к этому формату: Милан Кундера и Милорад Павич просто запрещают объединять в одной книге несколько произведений. На каждую повестушку — отдельный том: чтобы не "умирать" внутри СС. Но если мы беремся за СС, то стараемся сопроводить его справочным аппаратом, даже в покет-буках у нас есть предисловия.

Читатели напуганы собраниями сочинений десятилетней давности, когда после выхода первых томов издание прекращалось. Теперь предпочитают покупать сразу целый комплект. Торговцы тоже не любят номера на книгах, правда, и потом не берут, поскольку целиком СС стоит дорого. Поэтому издательства, специализирующиеся на СС, "уходят" в подписную торговлю. Лучший пример тому — издательство "Терра-Книжный клуб".

Елена Субботина, "Терра-Книжный клуб":

— Готовящиеся издания мы анонсируем в специальном журнале-каталоге. Если проект заинтересовал читателей, мы не ограничиваемся двумя-тремя томами, как большинство издателей, а готовим более репрезентативные собрания сочинений. У нас вышло академическое СС Лескова. А также СС Вашингтона Ирвина, Уилки Коллинза. В СС Герберта Уэллса вошли не только фантастические произведения, но и не менее интересные социальные романы. В планах — СС Роберта Штильмарка. Современных авторов мы предпочитаем выпускать отдельными книгами — все-таки читатели ориентируются скорее на известные имена.

Сейчас готовим СС Александра Солженицына, работа ведется в тесном контакте с автором. Составлением СС Корнея Чуковского занимается наследница писателя Елена Цезаревна Чуковская. Мы стараемся сопровождать СС научным аппаратом: нашим подписчикам не все равно что читать. Всего за 14 лет мы выпустили 500 собраний сочинений.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение