Коротко


Подробно

Мексика вступила в эпоху развитого сапатизма

Повстанцы создали в штате Чьяпас "добрые правительства"

классовая борьба



В Мексике неожиданно закончилась самая странная гражданская война, происходившая в мире в последнее десятилетие. Повстанцы-сапатисты, почти десять лет боровшиеся с правительством, создали в контролируемом ими штате Чьяпас собственные органы власти — "добрые правительства" — и сложили оружие. А их командир, гуру мирового антиглобализма субкоманданте Маркос, просто исчез, оставив после себя только пятиминутное видеообращение.
       

Сапатисты возвращаются


       В середине августа Мексику сотрясло сенсационное известие: сапатисты снова вышли из джунглей. Восставшие индейцы, борющиеся за свои права, около двух лет скрывались в горах и джунглях штата Чьяпас, лишь изредка посылая представителей в другие части страны. Однако неделю назад повстанцы вернулись, для того чтобы провести грандиозный индейский фестиваль. На протяжении трех дней в местечке Овентик на юго-западе Мексики прошли народные гулянья местных индейцев, а также съехавшихся со всего мира антиглобалистов. В празднике, переросшем в политическую манифестацию, приняло участие более ста тысяч человек.
       Открыла фестиваль группа командиров сапатистской армии в традиционных черных масках. Они объявили, что фестиваль олицетворяет новую стратегию, с помощью которой они собираются примириться с окружающим миром. Выступали ансамбли этнической музыки, собравшиеся играли в баскетбол, журналистов свободно пропускали везде, но просили ни у кого не брать интервью. Не хватало лишь одного неизменного атрибута антиглобалистского сборища — субкоманданте Маркоса.
       Символ мирового антиглобализма и герой интернета, в отличие от своих товарищей, так и не вышел из джунглей. Однако на фестивале было продемонстрировано его пятиминутное видеообращение к единомышленникам. "Сапатистская армия представляет народ, является его сердцем и кровью. Мы отойдем в сторону и будем готовы защитить его. Мы стражи, и мы всегда в сердце народа. Отныне я больше не буду говорить от имени сапатистской автономии. Теперь народ сможет сам выражать свои интересы",— заявил субкоманданте Маркос и растворился в виртуальном пространстве.
       

Странная война в Чьяпасе и в интернете


       История субкоманданте Маркоса и сапатистов началась в 80-е годы. Как утверждал сам Маркос, он отправился в самый бедный штат Мексики Чьяпас, населенный индейцами, чтобы просветить местное население и научить их бороться за свои права. На протяжении нескольких лет он с группой единомышленников жил в лесах Чьяпаса, проводя идеологическое воспитание местных жителей. Сформировавшееся индейское движение субкоманданте назвал сапатистским — в честь борца за свободу, народного героя Кубы Эмилиано Сапаты.
       Мировая известность к сапатистам пришла 1 января 1994 года. До этого сапатисты открыто выступали против властей, однако противостояние было мирным. Но в первый день 1994 года Мексика присоединялась к американо-канадскому соглашению о свободной торговле (NAFTA). В рамках этого соглашения должно было начаться освоение земель в Чьяпасе, заселенных индейцами, в том числе разработка нефтяных месторождений. И тогда Сапатистская армия народного освобождения (САНО) вышла из джунглей и заняла столицу штата город Сан-Кристобаль-де-лас-Касас.
       Это стало шоком для мексиканских властей. На подавление восстания были отправлены войска. Федеральные силы наверняка довольно быстро справились бы с плохо вооруженными сапатистами. Однако субкоманданте Маркос развернул против Мехико второй фронт — в интернете. Он стал рассылать единомышленникам во всем мире и журналистам сообщения о событиях в Чьяпасе. Удивительным образом бедный, затерянный в горах мексиканский штат в считанные месяцы оказался в самом центре всемирной сети, а начавшееся там восстание индейцев — главной новостью для мировых СМИ.
       Далеко не все местные жители поддержали мятежников, и бои между сапатистами и мексиканскими федералами продолжались всего десять дней. В столкновениях погибло около 150 человек. Затем начались затяжные переговоры.
       Стороны договорились о том, что индейскому населению будет предоставлена широкая автономия. Было решено ввести не индивидуальную, а коллективную собственность на землю. Однако дальше обещаний дело не пошло — власти не стали принимать соответствующие законы. Тогдашний лидер оппозиции Висенте Фокс хвастался, что, будь он у власти, он бы решил проблемы сапатистов за 15 минут. И действительно, в 2000 году он выиграл президентские выборы, и теперь уже вести диалог с повстанцами пришлось ему.
       Начиналось все хорошо. Президент Фокс сразу же отправил достигнутые соглашения на утверждения в конгресс. Однако парламентарии, прежде чем принять новый закон, всерьез взялись за его исправление. Многие депутаты говорили, что если принять его в первоначальном виде, то индейцы получат больше привилегий, чем другие граждане Мексики. А это, по их мнению, означало бы победу сапатистов и открывало путь к развалу страны.
       В итоге в каждый пункт законопроекта было внесено по поправке, а статьи, гарантирующие автономию индейцев, вообще вычеркнули. Закон и пять поправок к конституции были утверждены парламентом, но теперь признавать закон отказались индейцы, заявляя, что, согласно ему, их положение становится еще хуже. "Мы вернулись к испанской колониальной системе",— говорил один индеец-правозащитник. 14 из 31 штата Мексики, где преобладает индейское население, не ратифицировали изменения в законодательстве.
       Сапатисты немедленно прервали переговоры. Субкоманданте Маркос объявил, что новый закон защищает не права индейцев, а права землевладельцев. Повстанцы вернулись к себе в Чьяпас, отказываясь от каких-либо контактов с правительством. Более того, сапатисты надолго замолчали — если до этого субкоманданте Маркос постоянно вывешивал свои воззвания в интернете и новости о сапатистском движении немедленно распространялись по всему миру, то после провала переговоров лидер повстанцев взял затяжную паузу.
       Власти всерьез опасались возобновления войны, и 20 тыс. солдат мексиканской армии остались в Чьяпасе. "Мы никуда не спешим. Пятьсот лет власти не слушали нас. А сейчас вдруг они хотят знать, о чем мы думаем. Это их проблема. Время на нашей стороне",— заявлял один из представителей сапатистов.
       Сапатисты последовательно отвергали все предложения президента Фокса вернуться за стол переговоров, заявив, что от этого не будет никакой пользы. Вместо этого они организовали масштабное рекламное мероприятие, в ходе которого и объявили свою новую программу действий. Приглашая всех желающих принять участие в слете в деревушке Овентик, субкоманданте Маркос говорил, что это будет "гипермегасупердуперконцерт без всякой иной причины, кроме радости от того, что мы живы и восстаем".
       

"Добрые правительства"


       В последние два года мир стал забывать о сапатистах, хотя субкоманданте и оставался символом антиглобализма. Одновременно популярность движения стала падать и в самой Мексике. Если прежде большинство населения, особенно молодежь, сочувствовали САНО, то теперь все больше людей стали разочаровываться в сапатистах. Мексиканская молодежь увлекалась все более радикальными левыми идеями, считая, что Маркос, отказавшись от борьбы, предал свои идеалы.
       Праздничная манифестация в Овентике стала не только напоминанием, но и констатацией факта, что сапатисты вовсе не отказались от своих целей. Наоборот, они преуспели в их достижении за два года изоляции намного больше, чем за время открытого противостояния с правительством. Все это время они посвятили формированию самоуправления в контролируемой ими части штата Чьяпас. На прошедшем собрании было лишь торжественно провозглашено, что на юге Мексики де-факто существует индейская автономия.
       В 30 муниципалитетах, которые находятся под контролем сапатистов, созданы новые народные органы самоуправления. Сапатисты назвали их "добрые правительства", или "караколи" ("морские раковины" — метафора, придуманная субкоманданте Маркосом). В их состав вошли местные индейские вожди, старейшины и известные общественные деятели. Самопровозглашенные "добрые правительства" будут разрешать споры, а также собирать налоги, которые затем будут тратиться на благотворительные нужды. Командование сапатистов отказалось от какой-либо власти, передав все полномочия гражданским лицам. "САНО не может быть голосом тех, кто правит. САНО представляет тех, кем управляют. Военные не должны входить во власти автономии. Армии не должны править",— заявил в видеообращении субкоманданте Маркос.
       Кроме того, было объявлено, что сапатисты ликвидируют все свои блокпосты, которые были выставлены на дорогах, ведущих в контролируемую ими часть штата.
       Официальный Мехико был явно обескуражен таким развитием событий. Глава МВД Мексики Сантьяго Креель заявил, что правительство с уважением отнесется к инициативе сапатистов. "Давайте воспользуемся этой возможностью, чтобы вернуться за стол переговоров",— предложил он, заявив, что создание органов местного самоуправления вовсе не противоречит мексиканской конституции.
       Зато как горячая сторонница действий сапатистов выступила уполномоченная по делам индейцев при мексиканском правительстве Хочитль Гальвес. Она заявила, что инициатива САНО дарит Мексике надежду. По ее мнению, даже если кто-то в правительстве объявит, что создание "добрых правительств", не подчиняющихся властям в Мехико, противозаконно, то "разве не менее противозаконно то, что делает правительство, ущемляя права индейцев?" Госпожа Гальвес также предположила, что мирное соглашение между сапатистами и федеральными властями будет подписано уже к 2006 году.
       

Икона антиглобализма


       То, что легендарный субкоманданте Маркос так и не появился на торжествах в честь победы сапатизма в отдельно взятом штате, очень характерно. Сам Суп (так он называет себя в своих записках) всегда был полумифической фигурой. О личности лидера сапатистов практически ничего не известно — он всегда скрывал свое имя, возраст и происхождение. Имя Маркос он взял в честь погибшего друга, звание субкоманданте (то есть подкомандир) — чтобы подчеркнуть, что считает себя ниже, чем великие команданте Че Гевара или Эмилиано Сапата. Его лицо всегда скрыто под черной маской, в интервью он утверждал, что ему 541 год. Он даже утверждал, что вовсе не является лидером повстанцев, а лишь их представителем, которому они доверяют говорить от их имени.
       При этом странности поведения Маркоса никогда не считались в мире чудачествами недалекого мятежника. Его сочинения, озаглавленные "Другая революция", опубликованы по всему миру и принесли ему славу самого прогрессивного мыслителя в мире и живой иконы антиглобалистского движения. Взять интервью у субкоманданте приезжал Габриэль Гарсиа Маркес — живая легенда мировой литературы. Субкоманданте проводил многотысячные митинги на главной площади Мехико. Во время его пребывания в Мехико на встречи с ним собирались виднейшие мексиканские и американские интеллектуалы.
       Субкоманданте Маркос говорил, что главная цель его армии — перестать быть армией. Сняв блокпосты в Чьяпасе и отказавшись от контроля над штатом, он фактически объявил о достижении этой цели. А не приехав на съезд сторонников, он самоустранился, эффектно ушел в виртуальное пространство, окончательно став символом без имени, возраста и лица.
МИХАИЛ Ъ-ЗЫГАРЬ

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение