Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Россия и Германия выступили несогласованно

Сергей Лавров попытался убедить Хайко Мааса в неправомерности действий российской оппозиции

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Глава МИД ФРГ Хайко Маас вчера начал свой визит в Москву с переговоров со своим коллегой Сергеем Лавровым. Говоря об Украине, господин Маас призвал воспользоваться возможностями, открывшимися после избрания на пост президента Владимира Зеленского. Сергей Лавров же дал понять, что мяч на стороне Киева, который должен «объявить свою приверженность установлению мира». Обсуждение внутриполитических вопросов также вылилось в спор. Господин Лавров попытался убедить собеседника в том, что несогласованные протесты в Москве организуются теми, кто хочет «спровоцировать некий скандал», а сотрудникам иностранных СМИ работать на этих акциях никто не мешает. Но, похоже, так и не убедил.


Нынешний визит главы германской дипломатии в Москву уже второй с января этого года. В тот раз в доме приемов МИДа на Спиридоновке министры обсуждали планы на год. С тех пор созваниваться им приходилось регулярно, а встречаться — практически ежемесячно. Последняя встреча прошла в июле в пригороде Бонна, где министры приняли участие в заседании российско-германского форума гражданских обществ «Петербургский диалог». «Мы подтвердили обоюдный настрой на дальнейшее развитие двустороннего взаимодействия, включая экономику, науку, образование, культуру»,— обрисовал итоги вчерашних переговоров Сергей Лавров. «Очень хорошо, что между Россией и Германией ведется такой интенсивный диалог, иначе по двусторонним и многосторонним темам мы бы не продвинулись»,— подтвердил Хайко Маас.

Из дальнейших комментариев министров следовало, что основное внимание они уделили именно международным темам: ситуации на Украине, в Сирии и в целом на Ближнем Востоке, взаимодействию России с ЕС и НАТО, иранской ядерной программе.

Еще накануне визита в комментарии РБК Хайко Маас назвал «крайне желательным» скорое проведение встречи в «нормандском формате» (ФРГ, Россия, Украина, Франция). А вчера министр пояснил: хотя политическая ситуация пока не сдвинулась с мертвой точки, он полагает, что окно возможностей есть. Господин Маас отметил, что на какое-то время удалось даже добиться прекращения огня на востоке Украины. Однако, добавил он, задержанные у берегов Крыма украинские моряки так и не освобождены. «До сих пор есть целый ряд ожиданий — как со стороны России к Украине, так и со стороны Франции и Германии к обеим сторонам,— признал министр.— Но в этой войне (на востоке Украины.— “Ъ”) не должно быть новых жертв». «Нам необходимо воспользоваться ситуацией после выборов на Украине и серьезно подойти к этому вопросу»,— призвал он. Сергей Лавров, в свою очередь, обратился заочно к Киеву, призвав «объявить свою приверженность установлению мира в Донбассе на основе выполнения минского комплекса мер».

При этом, отвечая на просьбу корреспондента ТАСС прокомментировать опубликованную в “Ъ” новость о предстоящем обмене украинских моряков на задержанных на Украине россиян, Сергей Лавров фактически ушел от ответа. «Вы знаете, что президент Зеленский дважды звонил президенту Путину, обсуждали урегулирование в Донбассе»,— напомнил он, подтвердив, что обсуждать необходимо в том числе «ситуацию с лицами, которые удерживаются по обе стороны российско-украинской границы»,— и «судьбы людей», и «конкретные технические аспекты». Однако вдаваться в детали министр не стал, пояснив: «Здесь требуется не погоня за сенсациями, чтобы первыми о чем-то сообщить, а работать на результат».

Дальнейшие ответы министров на вопросы журналистов обнаружили немало расхождений в позициях Москвы и западных партнеров. Так, комментируя слова президента Франции Эмманюэля Макрона о том, что Россия — «глубоко европейская» страна, Сергей Лавров дал понять: все будет зависеть от того, насколько хорошо дела пойдут в самой Европе. «Европейское будущее России зависит прежде всего от того, заинтересована ли Европа в том, чтобы все это пространство сохраняло свою цивилизационную принадлежность»,— пояснил он.

Отвечая на другой вопрос, Хайко Маас напомнил, что раз Россия осталась в Совете Европы, то должна уважать свободы прессы и собраний. Тем самым он вступился за немецкую службу иновещания Deutsche Welle (DW). Их корреспондент был ненадолго задержан в Москве во время протестов 27 июля, а позже представитель МИД РФ Мария Захарова обвинила DW во вмешательстве во внутренние дела России и призывах присоединиться к митингам (в самом СМИ эти обвинения отвергли). «Deutsche Welle — это качественная журналистика. Мы не можем понять, почему сотрудникам DW мешают работать, их арестовывают. Невозможно ни сейчас, ни в будущем поверить, что Германия или германские СМИ хотят как-то повлиять на внутриполитическое развитие России»,— заявил министр Маас.

Сергей Лавров отметил, что не слышал «именно об арестах» кого-то из Deutsche Welle. И заверил: «Ни разу нигде в отношении ни одного средства массовой информации, которые у нас здесь представлены,— из Европы, из других стран — мы не применяли каких-либо ограничительных мер. Доступ есть повсюду». Прокомментировал министр иностранных дел и действия российской оппозиции: «Есть возможность согласовать место и время. Процедуры все расписаны, все известны. Если люди хотят специально спровоцировать некий скандал, то, конечно, они откажутся от предложенного им места и пойдут на несогласованный митинг».

Возвращаясь же к внешнеполитической повестке, Сергей Лавров намекнул, что ситуация со свободой слова в Европе хуже, чем в РФ. Министр отметил, что российские СМИ притесняют по всей Европе (прежде всего речь шла о работе телеканала RT во Франции). «В Германии не притесняют российские СМИ, иначе они не стояли бы везде, куда бы я ни пришел»,— заметил Хайко Маас.

Министры не сошлись и во взглядах на проведенные в воскресенье США испытания крылатой ракеты средней дальности Tomahawk с наземной пусковой установки. По мнению господина Мааса, раз Договор о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) уже недействителен, то и о его нарушении речи быть не может: НИОКР запрещены не были, а летных испытаний ранее не проводилось. «Я очень не хочу возражать, я просто хочу констатировать,— возразил Сергей Лавров.— ДРСМД запрещал развертывание пусковых установок, а Mk-41, которая была давно развернута в Румынии, была на днях использована ровно для того, чтобы запустить запрещенную ракету». При этом он рассказал, что Москва ранее предложила США «предпринять конкретные шаги, чтобы обеспечить продление» Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, но ответа не получила до сих пор.

Галина Дудина


Комментарии
Профиль пользователя