Коротко

Новости

Подробно

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк»

Игрок №1

Конкурс «Огонька» на лучшего футбольного вратаря впервые выиграл Лев Яшин. Он был еще и автором журнала

Журнал "Огонёк" от , стр. 38

Героями и авторами «Огонька» не раз становились выдающиеся люди своей эпохи. Но с легендой отечественного футбола 1950–1960-х годов знаменитым голкипером Львом Яшиным журнал связывали особые отношения: именно с него началась история одной из самых почетных спортивных наград в стране — учрежденного «Огоньком» приза «Вратарь года».


Мария Портнягина


«Нынешним летом редакция журнала учредила приз лучшему вратарю сезона,— сообщал читателям "Огонек" на исходе 1960-го.— Приз вручен заслуженному мастеру спорта, вратарю московской команды "Динамо" и сборной команды СССР Льву Яшину». В кадре 31-летний Лев Иванович бережно держит в могучих руках хрустальный кубок (такую форму изначально имела награда). Всего же «лучшим стражем ворот» по версии «Огонька» футболист признавался трижды — еще раз в 1963-м и затем в 1966-м, когда заметка о награждении вышла в журнале с заголовком «Снова Яшин!».



Разумеется, он был не единственным сильным вратарем в советском футболе того времени. Конкуренция среди голкиперов была высока — не случайно огоньковскими лауреатами в первой половине 1960-х становились Владимир Маслаченко («Локомотив»), Сергей Котрикадзе (тбилисское «Динамо»), Виктор Банников (киевское «Динамо»), Анзор Кавазашвили («Торпедо»). Однако по поводу первого лауреата в 1960-м у журнала сомнений не было: объясняя свой выбор читателям, «Огонек» констатировал, что «Яшин успешно действовал не только в составе своей команды», многократного чемпиона страны, «но и в сборной СССР».

В самом деле, у всех было на памяти, как Лев Иванович отыграл на Олимпиаде 1956 года в Мельбурне, где советские футболисты взяли свое первое громкое золото. Впечатлило и то, как в 1960-м (в год своего первого приза от «Огонька») он в составе сборной взял золото чемпионата Европы во Франции, а потом, в 1964-м,— серебро на европейском чемпионате в Испании (там сборная СССР уступила в финальном матче хозяевам турнира).

А в 1963-м Яшин получил «Золотой мяч» — пожалуй, самый престижный среди футболистов мира приз, который наши коллеги из еженедельника France Football учредили в 1956-м. Это не только стало, но и остается рекордом: до сегодняшнего дня Яшин — единственный вратарь, который был удостоен этой высокой награды. Фотокор «Огонька» Анатолий Бочинин (он не раз снимал Яшина в игре) словно знал, что на сей раз снимает рекорд на века: на его кадре Лев Иванович стоит на футбольном поле и держит на поднятой вверх руке статуэтку с мячом, на обычно сосредоточенном лице — широкая улыбка.

Осенью того же года, как писал «Огонек», «Яшину были доверены ворота сборной команды мира, когда она выступала на стадионе "Уэмбли" в Лондоне против сборной команды Англии». Во время так называемого мачта столетия, приуроченного к юбилею английского футбола, Лев Яшин, игравший за сборную мира, провел первый тайм в ноль, а вот заменивший его во втором тайме югослав Милутин Шошкич пропустил два гола, что позволило сборной туманного Альбиона одержать победу со счетом 2:1.

К тому моменту мастерство Яшина было признано неоспоримым. И троекратное награждение призом «Вратарь года» от редакции «Огонька» — тому подтверждение.

За всегда черную вратарскую форму, удивительную подвижность и «прыгучесть» Льва Яшина прозвали Черной пантерой, те же, кто хотел подчеркнуть его умение доставать длинными руками, казалось бы, неберущиеся мячи, предпочитали говорить о Черном пауке (по другой версии — спруте). На страницах старых номеров и в фотоархиве «Огонька» — множество снимков с невероятными сейвами Яшина, на которых он в падении, а будто бы и в полете, отбивает посланные в створ ворот мячи (есть, конечно, куда же без них, и снимки с пропущенными голами). К слову, именно таким, летящим в прыжке к мячу, выдающийся вратарь предстает на бронзовой статуэтке по проекту скульптора Георгия Франгуляна,— в таком виде с 2006 года вручается огоньковский приз «Вратарь года» имени Льва Яшина.

От Лёвы — к Льву


С чего все началось? Подробный отчет — разумеется, в стилистике времени — на страницах журнала. Итак: «На игру с тбилисцами мастера московского "Динамо" решили впервые поставить вратарем Лёву Яшина»,— так в 1960 году «Огонек» вспоминал один из его первых матчей за клуб, который лауреат его премии сыграл летом 1950-го.

Обстоятельства были такие: основной голкипер московских динамовцев, «стяжавший себе славу Алексей Хомич, в это время был болен». «И все же он, с тугой повязкой на плече, пришел к воротам. Там стоял его "подшефный" Яшин и волновался,— пересказывал события того матча автор.— "Успокойся! Ты очень напрягаешься. Следи за игрой, Лёва! Видишь, сейчас будет низовой справа!" — говорил Хомич Яшину. И верно, удар пришелся в ворота справа, и Яшин в броске взял мяч». «До конца первой половины игры Яшин играл уверенно,— продолжал "Огонек".— Вторая половина началась при счете 3:0 в пользу москвичей. И вдруг судья назначил в их ворота одиннадцатиметровый удар… "Спокойно, Лёва, пробьют слева низом, следи за направлением",— сказал Яшину Хомич. Яшин с броском опоздал. Мяч влетел в сетку».

В дальнейшем игра складывалась для Яшина еще более неудачно. «Южане снова атакуют, и сильный мяч летит в ворота,— рассказывал журнал.— Яшин в броске ловит его, но, падая ничком, ударяется о штангу и пересекает линию ворот с мячом в руках. Судья свистит: 4:4! У Яшина прерывается дыхание. Хомич приподнимает его и вместе с доктором уводит с поля... В раздевалке Яшина укладывают на диван. Хомич снимает с себя пиджак, подкладывает под голову молодому вратарю. "Ни один вратарь не взял бы три последние мяча,— говорит он Яшину.— Ты играл молодцом!" Тот матч закончился победой московских динамовцев, пусть и с разницей буквально в один гол: 5:4».

«20-летний Яшин понравился команде: скромный, застенчивый,— замечал "Огонек" в той публикации за 1960 год.— Он как бы самой природой создан для того, чтобы быть вратарем: высокий, худой, длиннорукий. Биография его была обычной: мальчиком катался на коньках, ходил на лыжах, вместе с ребятами стал играть на дворе в футбол, неизменно стоя вратарем. Учился, потом поступил на завод, продолжая играть. Однажды тренер А. Чернышев увидел в Химках Яшина, игравшего в хоккей, и пригласил парня в "Динамо", сначала поставил в хоккейные, а затем в футбольные ворота».

Впрочем, бывали и срывы: после пары неудачных выступлений за «Динамо» летом 1950-го Яшина перевели в запасные, ему пришлось дожидаться своего часа. Основным же вратарем команды он стал лишь в 1953-м (в 1954-м — в сборной СССР). И оставался им на протяжении почти двух десятилетий.

«Яшин! Яшин!»


В конце 1950-х «Огонек» подробно освещал столичные дерби в рамках первенства СССР по футболу. В № 18 за 1957 год журнал рассказывает о матче между «Динамо» и «Спартаком», где звучит критика в адрес динамовского голкипера. «Пенальти. Яшину будто бы удалось отбить мяч,— сообщалось в заметке.— Но нет, мяч — в воротах!»

В №47 за 1959-й уже иной расклад. В материале о противостоянии «Динамо» с «Локомотивом» «Огонек» пишет: «Успех динамовцев объясняется прежде всего прочным "футбольным фундаментом" команды: это хороший, ровный, физически подготовленный ансамбль, ясные тактические цели и высокая техника... Особо хочется отметить безупречную игру Льва Яшина. Ворота динамовцев на замке!»

В другом материале за тот же год, где подводятся итоги чемпионата СССР (победу одержал клуб Яшина), обозреватель журнала подчеркивает: «Игроком №1 не только по номеру на фуфайке, но и по классу, значению в коллективе, опыту является в команде Лев Яшин».

В №49 за 1961-й 32-летний Яшин уже «неувядаемый ветеран», на которого, как замечает «Огонек», нужно равняться молодым защитникам ворот, среди них — 25-летний голкипер «Локомотива» Владимир Маслаченко и его ровесник из «Динамо» (Тбилиси) Сергей Котрикадзе.

Летом 1966-го в «Огоньке» вышла серия репортажей об участии советской сборной в чемпионате мира по футболу в Англии. По итогам СССР уступил в матче за третье место португальцам. Однако групповой этап команда Советского Союза провела очень успешно — во многом благодаря своему голкиперу Льву Яшину, которому на тот момент было 36 лет.

В статье «Укрощение строптивой» об игре против итальянцев, завершившейся 1:0 в пользу советских футболистов, автор, главный редактор «Огонька» Анатолий Софронов, рассказывал: «Когда мы появились на стадионе, радио разносило над трибунами мелодию "Стеньки Разина" — подарок нам от администрации стадиона. Вдохновленные музыкальной поддержкой, мы терпеливо смотрели и слушали беснования итальянских болельщиков. Нелегкая игра ожидала нас… Сегодня Льву Яшину предстояла более тяжелая работа, чем оставлять автографы местным и приезжим болельщикам. Итальянцы с уважением и даже опаской относятся к Яшину… Первые минуты игры проходят очень нервно. На мгновение защита открывает Яшина. Следует сильнейший удар, но, слава богу, мимо!.. В двух-трех метрах перед нашими воротами образовалась свалка. Все били по мячу. В ворота влетали один за другим игроки. Но без мяча — он исчез, его не было видно. Когда же свалку по частям разобрали, мяч был… в руках у Яшина!»

В полуфинале мирового чемпионата СССР уступил ФРГ 1:2. «Гол, забитый Валерием Паркуяном, показал, что команда могла после неудачной первой половины не только противостоять немцам, но и выиграть,— писал Софронов.— Но теперь уж ничего не поправишь. На одной защите не выедешь, хотя Лев Яшин играл отлично, спасая ворота, казалось бы, от безнадежных мячей. Недаром трибуны скандировали: "Яшин! Яшин!"».

Смел и колюч


«Противники на поле были ошеломлены игрой Яшина: он играл и руками, и ногами на всем участке штрафной площадки, выбегал навстречу форвардам, "снимал" мячи с их ног, перехватывал передачи с краев, отбивал верхние и нижние мячи»,— в публикации за 1960 год «Огонек» детально разбирал оригинальный стиль Яшина, который находился на пике карьеры и которому журнал первому вручил приз «Вратарь года».

В статье подчеркивалось: «Эта смелая игра в штрафной и привела к тому, что Лев Яшин до тонкости разработал новые приемы вратарской игры, новую тактику в обороне своих ворот. Недаром его искусство не раз спасало и ворота московского "Динамо", и сборную команду Советского Союза. А ведь сколько раз приходилось ему играть за рубежом, и какого высокого класса нападающим он противостоял!»

«Став мировой величиной, Яшин остался таким же, каким был,— писал "Огонек" в 1971-м на излете его вратарского пути.— Яшин понимал простую, но далеко не всем доступную истину, что на один отраженный в матче удар приходится сто ударов на тренировке. От этой требовательности к себе он никуда не мог уйти и пронес ее сквозь все свои славные сезоны».

«Исполненный уважения к людям футбола, готовый отстаивать их интересы, Яшин в то же время резок, когда сталкивается с игроком, не отдающим все, на что способен,— рассказывал дальше журнал.— Добрый, даже нежный к своим соратникам, в которых он верит, Яшин крут и колюч с теми, кто у него на подозрении по части отношения к игре».

Приводился такой эпизод: «Как-то Яшин осадил 19-летнего форварда, только что приглашенного в сборную, когда тот обратился к нему на ты: "Я тебе не Лёва, а Лев Иванович, и, будь добр, называй меня на вы…" Яшин, вероятно, успел разглядеть в парне зазнайство, оттого так с ним и обошелся. И не ошибся: спустя время форварда вывели из сборной».

27 мая 1971 года 41-летний Лев Яшин в последний раз защищал ворота родных динамовцев. «Прощальное выступление Яшина в составе "Динамо" против команды звезд мирового футбола запомнится всем»,— вздыхал «Огонек». На Центральном стадионе имени Ленина в Москве (нынешние «Лужники») собралось больше 100 тысяч зрителей, знаковый матч завершился ничьей — 2:2. После игры Яшина «подхватили на руки товарищи и под овации стадиона унесли с поля».

Потом были непродолжительная тренерская карьера, мучительные болезни, доведшие его до инвалидности. Яшин умер, когда ему было 60.

«За Яшиным числятся многие вратарские достижения,— писал "Огонек" накануне его прощального матча.— Он был новатором в дальних выходах из ворот, когда в некоторых эпизодах играл как защитник. Что ж, яшинские вылазки помнятся. Помнятся и его броски, послужившие поводом зарубежным журналистам прозвать его Черным спрутом. Но всего дороже в Яшине то чувство надежности, которое испытываешь, видя его на воротах… Как эталон надежности Яшин и остается в истории футбола».

Комментарии
Профиль пользователя