Коротко

Новости

Подробно

Фото: EPA-EFE/Vostock Photo

Тихий океан не признал Ормузский пролив своим

Шекспир не помог Марку Эсперу сплотить против Ирана Канберру, Веллингтон, Сеул и Токио

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Новый министр обороны США Марк Эспер вчера завершил свое первое зарубежное турне переговорами в Южной Корее. Посетив до этого Австралию, Новую Зеландию, Японию и Монголию, он заверил союзников в том, что Индо-Тихоокеанский регион (ИТР) остается приоритетным для Вашингтона. При этом господин Эспер попытался заручиться поддержкой своих собеседников в сдерживании России, Китая, КНДР и Ирана. Однако не везде реакция на слова министра обороны США была именно той, на которую он рассчитывал.


Двухдневный визит в Сеул стал кульминацией поездки Марка Эспера по странам региона. Приветствуя главу Пентагона, министр обороны Южной Кореи Чон Ген Ду подчеркнул особую важность встречи «ввиду сложившейся ситуации в сфере безопасности на Корейском полуострове и рядом с ним». Под этим он подразумевал испытательные пуски ракет, которые КНДР произвела 6 августа. Ранее, будучи в Токио, господин Эспер заявлял, что резкой реакции на запуски северокорейских ракет не последует. Вчера это подтвердил и президент США Дональд Трамп: он рассказал, что получил от лидера КНДР Ким Чен Ына «очень хорошее письмо» и надеется на новую встречу с ним. Однако, как дал понять в Сеуле Марк Эспер, прямо сейчас каких-то послаблений Пхеньяну ожидать не стоит: санкции с Северной Кореи США пока снимать не намерены.

Еще одной сквозной темой турне стал вопрос деятельности Ирана в Персидском заливе. В Сеуле господин Эспер обратился к союзникам с предложением присоединиться к международной коалиции, формируемой США для защиты свободы судоходства в Ормузском проливе, где в последние недели произошло несколько опасных инцидентов (в частности, арест иранцами британского нефтяного танкера). Как отмечает агентство «Рёнхап», просьба носила неофициальный характер. Особого воодушевления, однако, это предложение не вызвало. Сеул, как заявил Чон Ген Ду, «осознает важность Ормузского пролива», но пока «изучает различные варианты (обеспечения безопасности.— “Ъ”)». Глава Минобороны Японии Такэси Ивая также не высказал энтузиазма. Он объяснил журналистам, что этот вопрос предстоит тщательно обдумать с учетом торговых отношений государства как с Тегераном, так и с Вашингтоном.

Не дали четкого ответа и власти Австралии. «Запрос, сделанный США, очень серьезен и сложен,— сказала министр обороны страны Линда Рейнолдс.— Мы серьезно изучим предложение, но решение пока не принято».

Заручиться поддержкой в давлении на Иран глава Пентагона пытался и в Новой Зеландии. Выступая на набережной в Окленде, он, как и в Австралии, подчеркнул особую значимость региона для США. При этом, говоря о сотрудничестве, Марк Эспер процитировал строки из пьесы Уильяма Шекспира «Генрих V»: «Тот, кто сегодня кровь со мной прольет, мне станет братом». Однако, как показала поездка, «проливать кровь» за США государства ИТР пока не готовы.

Перед началом турне Марк Эспер дал понять: помимо деятельности Ирана и КНДР США беспокоит политика еще двух стран. «Мы живем в эпоху конкуренции великих держав. А наши стратегические конкуренты — Китай и Россия. Принципиально в таком порядке»,— заявил он. В ходе поездки о России он публично больше не вспоминал, зато о Китае говорил охотно. Так, в Австралии господин Эспер сказал: «США не будут бездействовать, пока одна страна пытается изменить регион в свою пользу за счет других». Но реакция министра иностранных дел Марис Пейн была осторожной: она указала, что Китай, как и США, жизненно важный стратегический партнер Австралии.

Не акцентировал внимание на Китае Марк Эспер, пожалуй, лишь в Монголии — стране, которая граничит с КНР и Россией. До недавних пор представители США контактировали с монгольским руководством нечасто, однако в последнее время контакты участились. Так, на прошлой неделе президент Монголии Халтмаагийн Баттулга впервые за восемь лет посетил Вашингтон, а в начале лета в Улан-Баторе побывал советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон. Господина Эспера приняли тепло и, в частности, преподнесли ему в подарок скакуна. Марк Эспер назвал его Маршаллом в честь бывшего госсекретаря США Джорджа Маршалла, который стал лауреатом Нобелевской премии мира за вклад в послевоенное восстановление Европы. Визитом господин Эспер остался доволен и написал на своей странице в Twitter, что США горды быть «третьим соседом» Монголии — так руководство этой республики характеризует страны, с которыми поддерживаются наиболее тесные отношения.

Как заявил “Ъ” глава азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев, индо-тихоокеанское направление в качестве цели для первой поездки было выбрано новым главой Пентагона неслучайно: «Это основной регион, куда переносит акцент военно-стратегическое планирование США. Там находятся его основные бюджетные приоритеты, и там, конечно, главный конкурент — Китай. Поэтому именно туда министр направился первым делом».

По словам собеседника “Ъ”, стратегия предыдущего президента США Барака Обамы предполагала «сворачивание войн на Ближнем Востоке и перераспределение освободившихся средств в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, откуда исходят основные вызовы и где присутствие США нужно укрепить». «Идея была в том, что США не могут быть доминирующей державой, но могут сохранять лидерство за счет укрепления отношений с союзниками. Второй столп, на котором основывалась концепция Обамы,— экономический. Для этого создавалось Транстихоокеанское партнерство, от которого Дональд Трамп отказался. При нынешнем президенте же ключевые пункты — это дополнительные финансовые вливания в деятельность военных и отсутствие единой стратегии, касающейся торговли. Есть лишь торговая война с Китаем и его союзниками»,— заявил собеседник “Ъ”.

По словам Александра Габуева, полного согласия со странами региона в таких условиях администрации Дональда Трампа добиться крайне сложно: «Япония на государственном уровне рада тому, что происходит (конфликту США с Китаем.— “Ъ”), хотя не очень рад ее бизнес. Проблема скорее в том, что японцы не считают Трампа человеком, который мыслит стратегически и верит в союзы, а скорее воспринимают его как человека импульсивного и действующего тактически. А, например, Южной Корее трудно подписаться на противостояние с Китаем — ее главным торговым партнером». По словам собеседника “Ъ”, Сеул «всегда будет балансировать между своими союзническими обязательствами перед США с одной стороны и прагматичными интересами в отношениях с Китаем — с другой».

Марина Коваленко


Комментарии
Профиль пользователя