Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Москвичи не увидели границ полномочий

Насколько корректно действовала полиция во время несанкционированной акции 3 августа

от

1,5 тыс. протестующих, 600 задержанных и минимум одно уголовное дело — таковы итоги несанкционированной акции 3 августа в Москве. Официальные цифры привело столичное управление МВД. По данным «ОВД-Инфо», задержанных почти в два раза больше — 1001 человек, из них более 80 — несовершеннолетние. Пользователи соцсетей отмечают, что действия силовиков 3 августа отличались особой жесткостью. «ОВД-Инфо» сообщает о 18 избитых полицейскими протестующих. При этом, по данным СМИ, СКР возбудил уголовное дело о применении насилия в отношении представителя власти: по информации правозащитной группы «Агора», задержанный мужчина оказал активное сопротивление сотруднику полиции, из-за чего тот вывихнул плечо. Удалось ли силовикам на акции 3 августа удержаться в рамках своих полномочий? Выяснял Григорий Колганов.


«Большая часть росгвардейцев — солдаты-срочники, то есть ваши сыновья»,— увещевал женский голос на Пушкинской площади. Но люди в форме повели себя как-то не по-семейному: соцсети полны возмущенных видеозаписей того, как, например, силовики вчетвером бьют дубинками по коленям лежащего молодого человека — видимо, за то, что тот отказался добровольно идти в автозак. Вот только сможет ли он ходить в ближайшее время — неизвестно.

Самый популярный вопрос в комментариях под подобными видео: «За что?». Самая распространенная оценка действиям силовиков: «Садизм».

Большинство пользователей возмущает не сам факт задержания за несанкционированный митинг, а методы работы людей в форме и чрезмерная, по мнению многих, жестокость. Но в Общественной палате ничего такого не увидели. По крайней мере, зампред комиссии по безопасности Михаил Аничкин говорит, что силовые структуры на акции 3 августа не превысили полномочий: «С точки зрения корректности выполнения своих профессиональных обязанностей, соблюдения принципа, которым сейчас руководствуются силовики — не нанести вреда здоровью людей — полиция со своей работой справилась. Более того, они оградили еще и людей, которые не принимали никакого участия в акции, а просто гуляли. По сравнению с правоохранителями ведущих европейских стран наши органы в два раза корректнее, чем их коллеги».

Но профессионалы в оценках разделились. Ветеран спецподразделений Игорь Бурмистров, который работал инструктором в учебном центре МВД, говорит, что 3 августа силовики действовали топорно, с превышением, ответили своей провокацией на провокацию оппозиции. Сравнивать же московские протесты с парижскими тоже совершенно некорректно: «Во Франции идут погромы, и полиция действует в соответствии с ситуацией. У нас же ничего такого нет.

Я считаю, это провокационные действия, которые настраивают против силовиков.

Люди стоят с дубинками, в защитной экипировке с щитами — сразу видно, что они будут бить. Можно было не идти на поводу у тех людей, которые планируют такие митинги, поставить красиво одетых сотрудников без дубинок, девочек с бантами, и никто на них бы не полез»,— полагает Бурмистров.

А вот председатель координационного совета Московского профсоюза полиции Михаил Пашкин предлагает вообще не рассматривать произошедшие события с точки зрения профессионализма силовиков, ведь был приказ, а они люди подневольные. К примеру, 14 июля такого приказа не было, и оппозиция довольно долго митинговала у Мосгоризбиркома. Так что все вопросы — к гражданским, принимающим решения. «Дали команду действовать жестко — он должен доставлять сопротивляющихся, применить резиновые палки. Это идет, скорее всего, от руководства МВД и мэрии и, возможно, администрации президента для того, чтобы уже в сентябре, когда будут выборы, вообще никто не вышел»,— считает Пашкин.

Но сложно представить, чтобы приказ свыше буквально разрешал вчетвером бить дубинками лежачего. Есть ощущение некой дополнительной импровизации людей в форме, а в случае с 3 августа — еще и в балаклавах, скрывавших лица. На новую деталь амуниции обратила внимание директор правозащитного фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина. Объяснить это можно борьбой с деанонимизацией силовиков, разгоняющих протесты, которая развернулась в соцсетях. Но, с другой стороны, со времен Болотной не возбуждено ни одного дела о превышении полномочий, что, кажется, породило у тех, кто держит дубинки, чувство вседозволенности, утверждает Таубина: «Ни у кого нет опознавательных знаков, теперь они все еще и в балаклавах, в результате чего никого невозможно привлечь к ответственности. Это создает ощущение полной вседозволенности. В обществе бытует мнение: если я живу тихо, спокойно, не нарушаю законов, то эта беда меня не коснется. Так вот у безнаказанности, будь это разгон мирных собраний или же пытки в полиции, чтобы добиться признательных показаний, природа одна и та же».

Онлайн-трансляция “Ъ”: как прошла «Прогулка по бульварам»

Читать далее

Пару лет назад ВЦИОМ отчитался о рекордном росте доверия россиян к полицейским — показатель достиг отметки в 67%. Интересно, оценят ли респонденты действия силовиков на столичных улицах?

Одним из задержанных на акции 3 августа оказался кандидат в депутаты Мосгордумы от ЛДПР Валерий Булыгин. Его задержали в прямом эфире телеканала «Дождь», когда политик критиковал протестующих и хвалил полицию за корректную работу. Его прервали буквально на полуслове: группа росгвардейцев подхватила Булыгина под руки и повела в автозак, не объясняя причин.

Комментарии
Профиль пользователя