Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

«Стараемся работать в тех условиях, которые есть сегодня»

Глава «Даймлер КамАЗ Рус» Андреас Дойшле о рынке грузовиков

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Продажи грузовиков в России снижаются — за первые пять месяцев, по данным «Автостата», падение составило 5,1%. О прогнозах развития рынка во втором полугодии, сотрудничестве с КамАЗом и беспилотных технологиях “Ъ” рассказал гендиректор официального дистрибутора и производителя грузовиков Mercedes-Benz в России «Даймлер КамАЗ Рус» Андреас Дойшле.


— Какова динамика ваших продаж?

— В 2017–2018 годах мы фиксировали максимум продаж грузовиков Mercedes-Benz в России. Сейчас на рынке общий спад, что не новость ни для одного европейского автопроизводителя в стране. Наши результаты соответствуют ожиданиям: за первые пять месяцев зарегистрировано 1,4 тыс. грузовиков Mercedes-Benz, что на 7% ниже предыдущего года, но одновременно является положительным результатом на фоне общего падения рынка, которое происходит вдвое быстрее и составляет 14%. И мы надеемся, что спрос вырастет во втором полугодии.

— Вы прогнозируете рост в целом по рынку?

— Несмотря на то что мы ожидаем роста продаж во втором полугодии, глобально рынок все же снизится. Полагаем, что не более чем на 10%. Если говорить про Mercedes-Benz в грузовом сегменте, то мы планируем увеличивать долю рынка на 1% в год в течение ближайших пяти лет. В первом полугодии у многих наших клиентов были определенные сложности в продажах. Теперь они пытаются снизить свои затраты и увеличить эффективность бизнеса, а мы собираемся им помочь.

— Каким образом?

— Например, автономное вождение и телематические решения вызывают у бизнеса большой интерес, особенно в сегменте грузоперевозок. Благодаря системе Uptime Management, которую предлагают грузовики Mercedes-Benz, стала возможна дистанционная помощь клиенту и водителю: система заранее предупреждает о предстоящей поломке и дает рекомендации, к какому ближайшему дилеру следует обратиться. Одновременно система уведомляет дилера о прибытии машины на сервис. Я уверен, что в скором времени мы увидим беспилотную технику, которая движется автономно по крупным автомагистралям. Но это требует времени, подготовленной законодательной базы и необходимой инфраструктуры.

— Планируете ли вы совместно с вашим партнером КамАЗом развивать беспилотники в России?

— «Даймлер КамАЗ Рус» также будет продвигать технологию, но, повторюсь, это требует времени.

— Какие-то решения уже доступны?

— Если говорить о разработках Daimler AG, то в Европе в 2018 году мы уже представили грузовик Mercedes-Benz с системой автономного вождения. С ней знакомы и некоторые из наших российских клиентов, которые побывали во время демонстрации грузовика и его инновационных опций в Барселоне в этом году. Например, новая система Active Drive Assist помогает грузовику двигаться почти без помощи водителя, ориентируясь по разметке на дороге благодаря специальным радарам. Автомобиль также может сам реагировать на свет светофора, контролировать движение в потоке машин.

Одной из новинок стали камеры, которые заместили боковые зеркала. Выглядит это так: в кабине грузовика слева и справа расположены два вертикальных монитора, на которые отображается картинка с камер, расположенных вместо зеркал. Из-за отсутствия зеркал улучшаются и аэродинамические характеристики грузовика, что позволяет снизить объем потребляемого топлива. На дисплей выводится дополнительная информация, например, расстояние до впереди идущего транспортного средства и скорость, с которой оно движется, индикатор наезда на полосу разметки.

— Это все будет представлено в России? Когда?

— Все эти опции, включая полностью цифровую панель приборов, мы представим в РФ уже осенью. К этому времени как раз должны быть получены все необходимые разрешения.

— Какие общие для всех иностранных игроков проблемы вы видите на российском рынке?

— Самая серьезная проблема для нас и, я думаю, для всех иностранных игроков — это нестабильность валютного курса. Валютные риски очень значимы для бизнеса компании.

— Видите вы какие-то риски из-за санкций?

— Я думаю, любой бизнесмен скажет, что от санкций мало приятного. Но мы видим много возможностей развития на российском рынке, поэтому приспосабливаемся и стараемся работать в тех условиях, которые есть сегодня.

— У вашего легкового подразделения уже возникли сложности с производством легких коммерческих грузовиков на мощностях группы ГАЗ Олега Дерипаски. Видите ли вы для себя риски из-за наличия российского партнера?

— Как я уже сказал, мы играем по существующим правилам. На данном этапе совместное предприятие «Даймлер КамАЗ Рус» — пример успешного и надежного бизнес-партнерства.

— Какие компоненты и операции вы уже локализовали, и какие у вас дальнейшие планы?

— В России у «Даймлер КамАЗ Рус» есть два завода: производственная площадка грузовиков Mercedes-Benz и Fuso, где применяется метод крупноузловой сборки, а также завод по производству каркасов кабин для грузовиков Mercedes-Benz и «КамАЗ» (оба завода в Набережных Челнах.— “Ъ”). Благодаря открытию в мае второго завода существенно увеличивается уровень локализации. Точные цифры на данный момент рассчитываются, поскольку мы используем локальные компоненты на нашем производстве в общей сложности в 24 материальных группах. Например, это российская сталь для штампованных деталей, а также элементы оснастки кабин. Помимо этого, более 20 локальных автокомпонентов используются для экстерьера и интерьера кабины: каркас рамы для дверей, боковые зеркала, лобовое зеркало, пластик, элементы для отделки салона. Локализованы процессы сварки и окраски кабин.

— Кто ваши российские поставщики?

— Это, например, Koenig Modulo Russia (каркас рамы для дверей), Mekra Lang (зеркала), AGC (лобовое зеркало), AGAR (боковые зеркала), Apex (пластик), Adam Pelzer (элементы для отделки салона) и другие. Все они имеют производство в России. Поиском и выбором поставщиков мы занимаемся совместно с нашим партнером КамАЗом.

— Не так давно в автопроме разгорелась дискуссия о качестве отечественных красок и что вообще можно считать российской краской. Вы какими красками пользуетесь?

— Основной поставщик — европейская BASF, у которой локализовано производство в России. У нас очень высокие требования к лакокрасочным материалам из-за абсолютно революционной технологии окрашивания кабин.

— Есть ли планы по локализации электроники, в том числе систем помощи водителю?

— Ценность таких систем в основном заключается в их программном обеспечении, в знаниях. По сути, это маленький компьютер, который мы также получаем от поставщиков. И здесь основная задача как можно скорее интегрировать системы на рынке и предложить их российским клиентам.

— Что выиграла «Даймлер КамАЗ Рус» за счет партнерства с КамАЗом?

— Сотрудничество с КамАЗом позволяет нам инвестировать в локализацию. Без партнера было бы невозможно локализовать кабину, опираясь только на объемы грузовиков Mercedes-Benz. Недавно я разговаривал с клиентом, который работает в транспортном бизнесе. Клиент сказал, что он патриот, который ратует за российский автопром. Я рассказал ему, что у «Даймлер КамАЗ Рус» в Набережных Челнах расположены два завода по производству грузовиков Mercedes-Benz и каркасов кабин для МВ и «КамАЗов». Наш разговор сразу продолжился в более дружественном ключе, поскольку для клиента важным фактором оказалось то, что Daimler AG инвестирует в Россию.

— Вы претендуете на субсидии в рамках СПИК?

— Выполняя обязательства по СПИК, то есть инвестируя в новые технологии, создавая рабочие места и так далее, мы действительно рассчитываем на промышленные субсидии от российского государства. Эти субсидии, в свою очередь, помогают окупать наши инвестиции.

— Есть ли планы по локализации автобусов или небольших грузовиков?

— Мы постоянно анализируем такую возможность, особенно в части автобусов. Сейчас активно обсуждается и развивается программа правительства Москвы по поводу электробусов, курсирующих по городским маршрутам. Мы ведем переговоры с КамАЗом на данную тему, чтобы понять, можно ли локализовать компоненты автобуса, насколько это будет востребовано и перспективно.

— То есть, в отличие от большинства иностранных производителей автобусов, которые ориентированы на коммерческие перевозки, вы хотите зайти в сегмент городского транспорта?

— Автобусы Mercedes-Benz и Setra уже в сегменте городского транспорта Москвы. В 2017 году мы передали городу 50 автобусов Setra, которые работают на городских маршрутах. Говоря об электробусах, самое важное — разработать батарею для городских автобусов согласно всем требованиям и особенностям эксплуатации. В целом существует две концепции для подзарядки: одна — подзарядка в депо, другая — установка зарядных устройств по пути следования, где автобус будет примерно на 20 минут останавливаться, подзаряжаться и ехать дальше. У обеих концепций есть плюсы и минусы, и наша задача оценить и понять, какое решение будет оптимальным.

— Это будет совместный продукт именно под российский рынок?

— У Daimler AG уже есть такие проекты в некоторых европейских странах. Поэтому некорректно говорить, что это специальный продукт для России. Но в любом случае, для каждого города это достаточно индивидуальное решение.

— Если вы все-таки зайдете на этот рынок, вы будете просто импортировать автобусы или найдете другие возможности для производства?

— Когда у нас будет точное представление о спецификации и особенностях продукта, регионах, в которых возможно реализовать проект, мы сможем говорить о мощностях и перспективах производства.

Интервью взяла Ольга Никитина


Комментарии
Профиль пользователя