Европу попросили за беженцев

Правозащитники объяснили, почему из России уезжают

Положительный образ жизни в России, транслируемый государственными СМИ, ухудшает шансы беженцев из России получить убежище на Западе, заявила член совета правозащитного центра «Мемориал» и председатель благотворительной организации «Комитет "Гражданское содействие"» Светлана Ганнушкина. В своем докладе она попыталась объяснить, что вынуждает беженцев, как российских граждан, так и прибывших в РФ из других стран, покидать Россию.

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

В годовщину похищения и убийства правозащитника и журналиста Натальи Эстемировой, возглавлявшей представительство правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал» в Грозном, член совета правозащитного центра «Мемориал» и председатель благотворительной организации «Комитет "Гражданское содействие"» Светлана Ганнушкина представила доклад «Почему жители России просят убежище в Европе?». По ее словам, он предназначен «не российскому читателю»: «С 2002 года я направляю доклады в миграционные службы западных стран, потому что наши граждане постоянно обращаются там за убежищем. Поскольку наши СМИ так ярко рассказывают о благополучии в нашей стране, там (на Западе.— “Ъ”) не очень понимают, что у нас происходит на самом деле». Глава совета ПЦ «Мемориал» Александр Черкасов напомнил, что тема беженцев была одним из основных направлений работы Натальи Эстемировой: «Одно из важнейших последствий чеченских войн — это несколько волн беженцев. Но из России люди выезжают не только в связи с вооруженными конфликтами, в последнее время мы все больше слышим, что люди выезжают в связи с угрозой, репрессией».

Как сообщила Светлана Ганнушкина, убежища просят в первую очередь жители Чечни: «Каждый год около 10 тыс. человек (из Чечни.— “Ъ”) обращаются за убежищем».

В докладе напоминается о материалах Елены Милашиной об «охоте» в Чечне на геев в 2016–2017 годах: «Ни по одному из этих фактов, несмотря на публикации независимых СМИ и правозащитных организаций с указанием данных жертв, не было возбуждено уголовное дело». В 2018 году ОБСЕ признала факты нарушений прав человека по этим фактам. Правозащитники также указывают, что «о положении женщин в Чечне приходится говорить в каждом докладе, который касается нарушений прав человека в России».

Беженцами люди вынуждены становиться и из-за волны «фабрикаций уголовных дел»: «Жертвой фальсификации, как правило, становятся люди, задевшие интересы правящей группы на разном уровне… Фальсификации используются также в пропагандистских политических целях, для сведения личных счетов и просто для выполнения плана по борьбе с преступлениями». В качестве «одного из наиболее ярких по абсурдности обвинений» приводится дело о подготовке теракта в московском кинотеатре «Киргизия»: в 2016 году по нему были осуждены 15 человек. ПЦ «Мемориал» признал их политзаключенными, «поскольку причиной самого возникновения дела была политическая кампания по борьбе с терроризмом».

«В общественные организации часто обращаются родственники молодых жителей Северного Кавказа, которых обвиняют в участии в ИГИЛ, запрещенном в России»,— продолжает Светлана Ганнушкина. В докладе также говорится, что после вхождения Крыма в состав России «с новой силой вспыхнула кампания по "разоблачению" участников запрещенных организаций, в частности, "Хизб ут-Тахрир"»: «Эта организация не запрещена на Украине, поэтому ее члены не могли предполагать, что станут преступниками из-за изменения их правового положения». Также в докладе фигурирует «борьба государства со "Свидетелями Иеговы"» (организация запрещена в РФ): «Можно предположить, что подлинной причиной преследований стала возрастающая популярность и массовость этой религиозной организации» (в 2016 году ее численность превышала 171,8 тыс. человек).

«Нам бы хотелось обратить внимание европейских читателей на катастрофическую ситуацию с предоставлением убежища в России»,— подчеркивают правозащитники.

Так, в России на начало 2019 года было официально зарегистрировано 572 беженца, около 77 тыс. человек имели временное убежище. При этом в начале 2018 года число обладателей временного убежища составляло более чем 125 тыс. Правозащитники отмечают, что в основном этот статус получают граждане Украины, а «на остальные страны приходится всего около 2 тыс. человек». «Многие беженцы, выезжая в Россию, делали это потому, что другого варианта не было: РФ была единственной страной, выдающей визы в странах, где идут военные действия,— отмечается в докладе.— Они надеялись на переселение в другие страны… Но Европа практически перестала принимать беженцев». «Таким образом, получив визу, приехав в Россию и получив отказы в обеих существующих формах убежища, люди оказываются загнанными в мышеловку»,— резюмирует председатель «Гражданского содействия»: самой многочисленной категорией таких беженцев, «как и во всем мире сейчас», являются граждане Сирии.

Валерия Мишина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...