Коротко

Новости

Подробно

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Во взяточничестве Алексей Иванов не признавался»

Адвокат замглавы ПФР в эфире “Ъ FM” — о заседании Басманного суда

от

Замглавы Пенсионного фонда отправился в СИЗО — Басманный суд арестовал Алексея Иванова до 9 сентября. Ранее его задержали по подозрению в получении крупной взятки. В пятницу, 12 июля, следователь на заседании суда уточнил, что речь идет о сумме почти в 4,5 млн руб. от компании «Техносерв» и деньги замглавы ПФР якобы получил с 2017-го по 2019-й годы. Алексей Иванов на своем посту два года курировал именно развитие IT-инфраструктур, а также информатизацию фонда. Защита просила отправить его под домашний арест, причем в этом ее поддержала прокуратура, заявил в интервью «Коммерсантъ FM» адвокат замглавы ПФР Анас Эльмурзаев. Он добавил, что решение суда будет обжаловано.


— Расскажите, пожалуйста, как прошло заседание?

— Мы, конечно, просили домашний арест: кроме того, что следствие указало на тяжесть преступления, в котором подозревается наш подзащитный, обвинение еще не предъявлено. Также иных, скажем, подтвержденных данных, что есть основания для заключения под стражу, следствие не предъявило. Наша позиция совпала с позицией представителя Генеральной прокуратуры, прокурора, участвующего в процессе. Его позиция была такая же: в силу того, что заключение под стражу — это исключительная мера, когда любая другая не может быть применена, то в этом нет необходимости. Потому что наш подзащитный дал достаточно развернутые показания в части своей реальной вины, ведь он совершил явку с повинной. Так что говорить о том, что он может препятствовать следствию, немного как-то даже не наивно. Если человек дает явку с повинной, указывает на иных лиц, то какое здесь препятствие следствию?

То, что следствие страхуется, это больше психологическое воздействие на подозреваемого, чтобы тяжесть обвинения потом как бы была подтверждена, по крайней мере, была, скажем, для подозреваемого приемлемой, чтобы он согласился с этим обвинением.

Важный момент — когда шел процесс, жена нашего подзащитного с 9 утра находилась в Следственном комитете на допросе в качестве свидетеля. То есть мы-то считаем, что это один из рычагов давления на сторону обвинения, следствия на нашего подзащитного.

— Верно ли, что Алексей Иванов еще пока находится в статусе подозреваемого? То есть СК еще не предъявлял ему официальное обвинение?

— Конечно. Мы считаем, что в составе преступления, предусмотренного именно в части шестой статьи 290, этого не будет. В деле Алексея Иванова будут максимально, по нашему мнению, признаки мошенничества. То есть, в конце концов, следствие потом, полагаю, скорее всего придет к тому, что нужно будет переквалифицировать обвинение на мошенничество.

Ведь на бюджетные средства он не покушался и какие-либо действия для их хищения не предпринимал.



Какие есть данные в материалах дела, мы не знаем, тайны следствия мы не знаем, потому что расследование еще идет. Понятно, что наш, скажем, допуск к материалам дела очень ограничен, то есть мы только знаем позицию нашего подзащитного.

— СМИ писали, что Алексей Иванов признал вину. В чем конкретно он тогда сознался?

— Я могу сказать лишь то, что его признание ограничивается составом преступления, предусматривающего только мошенничество.

— Между тем, появляются сообщение, что он признался именно во взяточничестве, а это совсем другая история.

— Нет, он не признавался. Это исключено, это неправда. По крайней мере, стороне защиты об этом ничего неизвестно. Вообще, согласно определению слова «взятка», его действия не подпадают под определение «получение взятки».

Беседовал Владимир Расулов


Комментарии
Профиль пользователя