Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

В деле Майкла Калви не хватает экспертиз

Почему бизнесмену продлили срок домашнего ареста

от

Майкл Калви останется под домашним арестом еще на три месяца: Басманный суд продлил меру пресечения основателю инвестиционной компании Baring Vostok до 13 октября. Хотя сам бизнесмен просил суд освободить его под залог в 5 млн руб. либо подписку о невыезде. На судебном заседании он озвучил детали сделки, которая легла в основу уголовного дела. И, по словам Калви, эти подробности указывают на необоснованность обвинения. О чем рассказал суду предприниматель? Подробности — у Владислава Викторова.


Одним из поводов для продления домашнего ареста основателю фонда Baring Vostok стало отсутствие результатов оценки стоимости акций люксембургской компании IFTG. Майкл Калви передал ценные бумаги этой организации банку «Восточный» для погашения долга Первого коллекторского бюро в 2,5 млрд руб. Согласно документам, цена акций составляла 3 млрд руб., но один из членов совета директоров банка Шерзод Юсупов заявил, что она оказалась гораздо ниже — всего 600 тыс. руб.

Таким образом пока следствие не проведет оценку актива, Майкл Калви останется под домашним арестом. Но представитель фонда Baring Vostok Денис Денисов считает, что оснований для этого нет: «Это произошло по требованию следствия, которое было намеренно введено в заблуждение рейдерами. Аветисян и Юсупов злоупотребляют системой уголовного права для решения коммерческого спора, что было дополнительно подтверждено комиссией по этике РСПП. Их действия недобропорядочны и неэтичны, они ставят под угрозу интересы государства по развитию экономики и страны в целом».

На необоснованность обвинения указывал и сам Майкл Калви во время судебного заседания, которое состоялось 8 июля. Он заявил, что уже дал следствию показания, которые это доказывают. По словам адвоката предпринимателя, Калви на 16 листах описал события, начиная с 2010 года. Он утверждает, что инициатор уголовного дела Шерзод Юсупов «предстал обманутым», вырвав из контекста несколько законных операций.

«Коммерсантъ FM» попросил профессора Высшей школы экономики Ивана Родионова проанализировать представленные Майклом Калви сведения: «Речь же шла о том, чтобы за счет разрешения одной задачи решалась другая — спасения банка. У организации существовала большая задолженность, но были и некие ценные бумаги в активе.

Их хватало для оплаты долга, но если бы это было сделано, то у Центробанка была бы возможность у "Восточного" лицензию отозвать.



Необходимо было решение, и его нашли. А то, что Шерзод Юсупов знал об этой сделке и ее одобрил, было известно и раньше. Но потом прошло какое-то время, и он передумал. Почему человек отказался от одобрения сделки — вопрос».

Свою оценку действиям Шерзода Юсупова ранее дали в РСПП: комиссия по этике увидела в этой истории личную заинтересованность банкира. А то, что он инициировал уголовное преследование Калви, сочли нарушением принципов деловой этики. Сам господин Юсупов обвинил РСПП в давлении на следствие.

Впрочем, к делу Майкла Калви по-прежнему остается слишком много вопросов. Главный из них — почему его рассматривают в контексте уголовного преступления, подчеркивает управляющий партнер инвестиционной группы Movchan's Group Андрей Мовчан: «Этот вопрос мог бы иметь отдаленное отношение к уголовному преследованию в случае, если бы Калви и его партнеры скрылись с деньгами.

В реальности ни инвестор, ни его партнеры не только не скрывались, но физически не могли это сделать.

Baring Vostok — это нечто, что очень тяжело вынести из России, фонд осуществляет инвестиции, которые оцениваются в большие суммы. И если у кого-то возник вопрос о том, как оценена некая компания, то это абсолютно гражданское разбирательство».

Сам Майкл Калви в суде заявил, что его изоляция вместе с партнерами — главная победа членов совета директоров банка «Восточный» Шерзода Юсупова и Артема Аветисяна, ведь теперь фигуранты дела лишены полноценной защиты. Как бы то ни было, но пока российские суды встают на сторону истцов — в прошлом месяце Baring Vostok потерял контроль над банком «Восточный».

8 июля суд также на три месяца продлил домашний арест бывшему главе банка «Восточный» Алексею Кордичеву. В ближайшие дни будут рассмотрены ходатайства следствия о продлении сроков содержания в СИЗО еще четверых фигурантов дела.

Комментарии
Профиль пользователя