Продукцию ТОАЗа оценили по Уголовному кодексу

Бывшие руководители предприятия осуждены заочно

В Тольятти завершился суд по делу в отношении бывших руководителей ПАО ТОАЗ («Тольяттиазот»), обвиняемых в хищениях продукции предприятия на сумму 85 млрд руб. Уголовное дело было возбуждено семь лет назад по заявлению миноритарного акционера завода АО «ОХК „Уралхим“». Процесс был заочным, поскольку все фигуранты в настоящее время проживают за границей, и длился полтора года. В итоге подсудимые получили от восьми c половиной до девяти лет лишения свободы. В ТОАЗе дело называют «безосновательным и абсурдным», защита намерена обжаловать приговор. Тяжба между сторонами продолжается и в Высоком суде Ирландии, который на время разбирательств запретил «Уралхиму» арестовывать активы тольяттинского ­предприятия.

ПАО ТОАЗ настаивает, что продукция предприятия реализовывалась по рыночным ценам, а вырученные средства поступали на счета предприятия в полном объеме

ПАО ТОАЗ настаивает, что продукция предприятия реализовывалась по рыночным ценам, а вырученные средства поступали на счета предприятия в полном объеме

Фото: Сергей Воронин, Коммерсантъ  /  купить фото

ПАО ТОАЗ настаивает, что продукция предприятия реализовывалась по рыночным ценам, а вырученные средства поступали на счета предприятия в полном объеме

Фото: Сергей Воронин, Коммерсантъ  /  купить фото

Комсомольский районный суд Тольятти в минувшую пятницу заочно приговорил бывших руководителей ОАО «Тольяттиазот» Владимира и Сергея Махлаев, экс-гендиректора компании Евгения Королева, а также двух совладельцев швейцарской компании Nitrochem Distribution AG Беат Рупрехт-Ведемайера и Андреаса Циви к реальным срокам заключения. Отец и сын Махлаи получили по 9 лет, Евгений Королев — 8,5. Беат Рупрехт-Ведемайер и Андреас Циви — 8,5 и 9 лет соответственно. Каждому из подсудимых, находящихся за пределами России, судья назначил в качестве дополнительного наказания штраф в размере 900 тыс. руб. Кроме того, судья Андрей Кириллов удовлетворил и гражданский иск АО «ОХК „Уралхим“» к обвиняемым на общую сумму в 87 млрд руб., из которых 10 млрд рублей должно быть выплачено непосредственно «Уралхиму».

Судебный процесс в Тольятти начался в феврале 2018 года. Уголовное дело в отношении топ-менеджеров «Тольяттиазота» было возбуждено еще в 2012 году по заявлению миноритария ТОАЗа «Уралхима», расследование продолжалось более 5 лет. Потерпевшими по делу наряду с «Уралхимом» является мелкий миноритарий Евгений Седыкин, которому принадлежит 0,00019% акций компании, а также им в суде был признан сам «Тольяттиазот». При этом Евгений Седыкин в 2017 году был приговорен к четырем годам лишения свободы условно за покушение на мошенничество и подделку документов. Господин Седыкин организовал фиктивное собрание акционеров с целью смены руководства завода.

По версии следствия, руководители «Тольяттиазота» продавали продукцию предприятия своим иностранным контрагентам по заниженным ценам, а те, в свою очередь, реализовывали ее по рыночным. Всю похищенную продукцию следствие оценило в 85 млрд руб. Следствие и «Уралхим» считают, что последний имел право на часть продукции, производимой предприятием, и в связи с этим размер ущерба «Уралхима» составил порядка 10 млрд руб., что составляет величину от стоимости продукции, оцененную в 85 млрд руб., пропорциональную доле принадлежащих «Уралхиму» акций в общем количестве акций «Тольяттиазота». Сторона защиты отмечала, что прав на произведенную обществом продукцию «Уралхим» не имеет, за эти годы предприятие получило выручку по контрактам за якобы похищенную продукцию в размере более 65,5 млрд руб., что и составляло рыночную стоимость продукции, платило зарплаты и налоги в бюджет, а также дивиденды акционерам, а расчет стоимости продукции «Тольяттиазота», на котором строилось обвинение, содержит грубые ошибки и выполнен экспертами предвзято.

Процесс сопровождался различными скандалами. В частности, защита утверждала, что электронный документ с обвинительным заключением был создан «Уралхимом», что, по словам адвокатов, можно было обнаружить в свойствах файла, полученного сторонами. Адвокаты также отмечали, что со стороны обвинения широко привлекались так называемые засекреченные свидетели, которые отвечали на вопросы из другого зала с помощью аудиосвязи с изменением голоса. Кроме того, защита не смогла допросить Наталью Семилютину, одного из авторов экспертного заключения о занижении ТОАЗом рыночных цен. В суде выяснилось, что из-за математических ошибок сумма ущерба была завышена экспертами на 6 млрд руб., но на процесс госпожа Семилютина не пришла, сославшись на болезнь. Второй эксперт Сергей Валентей не был допрошен ни в ходе следствия, ни в суде.

Еще одну скандальную ситуацию создало привлечение в качестве свидетеля обвинения экс-руководителя службы безопасности ТОАЗа Олега Антошина.

Господин Антошин давал показания по видеосвязи из Лефортовского следственного изолятора, где он находится с 2017 года по обвинению в незаконном обороте оружия и взрывчатки. Экс-безопасник тольяттинского предприятия входил в преступную группу, организованную бывшим охранником Бориса Березовского Сергеем Соколовым. Согласно показаниям последнего, в задачи группы входила дискредитация тольяттинского предприятия и его руководителей по заказу одной из финансовопромышленных групп. С этой целью в 2016 году Соколов, Антошин и их подельники организовали подброс оружия и взрывчатки на территорию химзавода. В ходе расследования ФСБ России ОПГ была разоблачена, а все ее участники арестованы.

После допроса свидетелей со стороны обвинения судья Андрей Кириллов резко ускорил процесс и изменил расписания заседаний. Если ранее они проходили 1–2 раза в неделю, то с апреля перешли на ежедневный режим. В результате, считает защита, ряд свидетелей с ее стороны вообще не допросили. Накануне прений громкое заявление сделал один из адвокатов «Тольттиазота» Денис Симачев. Юрист сообщил суду, что старший следователь по особо важным делам СК РФ генерал-майор Михаил Туманов якобы предлагал коллеге Симачева сотрудничество, согласно которому, адвокат должен был стать осведомителем следователя, рассказывая о планах защиты. Юрист от такого предложения отказался, после чего Михаил Туманов якобы «пригрозил неприятностями, особенно выразив желание во чтобы то ни стало возбудить уголовное дело персонально против Симачева, который мешает ­следствию».

«Это приговор по делу о хищении, которого не было. Доказательствами, подтверждающими правомерность и экономическую целесообразность поставок ТОАЗом продукции фирме «Нитрохем», суд пренебрег, используя надуманные предлоги, а порой — и вовсе безмотивно. Судебные выводы строятся на материалах, недостоверность которых очевидна. Эту позицию мы и надеемся донести до вышестоящего суда, куда обратимся незамедлительно»,— заявил по итогам процесса адвокат Сергея Махлая Александр Гофштейн.

«ПАО ТОАЗ категорически не согласно с обвинительным приговором, считает его не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного процесса, а также вынесенным с грубыми нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства РФ.ПАО ТОАЗ обжалует указанный приговор суда в установленном законом порядке,— говорится в заявлении предприятия.— „Тольяттиазот“ неоднократно заявлял, что считает уголовное дело безосновательным и абсурдным, инициированным миноритарными акционерами АО «ОХК „Уралхим“» и СедыкинымЕ.Я., находящимися в многолетнем корпоративном конфликте с ПАО ТОАЗ, в целях рейдерского захвата нашего успешного предприятия. ПАО ТОАЗ не считает себя потерпевшей стороной по делу и не согласно с наличием какого-либо ущерба. Вся якобы похищенная продукция за 2008–2011 годы была реализована по официальным договорам и по максимально возможным ценам, а выручка за продукцию поступала на расчетные счета предприятия в полном объеме». «Отдельно стоит отметить то беспрецедентное давление, с которым столкнулись руководители, трудовой коллектив и даже юридические советники „Тольяттиазота“ как на этапе следствия, так и в ходе судебных разбирательств… ПАО ТОАЗ будет и дальше принимать все законные меры по защите от недобросовестных действий миноритариев»,— говорится в заявлении Петра Орджоникидзе, председателя совета директоров ­предприятия.

«Компания „Уралхим“ как потерпевшая сторона считает решение суда обоснованным и справедливым,— в свою очередь, прокомментировал ситуацию Димитрий Татьянин, заместитель генерального директора — директор по правовым вопросам АО «ОХК „Уралхим“».— Несмотря на запутанность и сложность уголовного дела, суд проявил скрупулезность в подходе к изучению многочисленных материалов и показаний свидетелей. Такой вердикт дает надежду, что ущерб, нанесенный бюджетам разных уровней, а также потерпевшим — заводу ТОАЗ и компании „Уралхим“ — будет возмещен в полном объеме».

Точку в корпоративном конфликте между сторонами ставить пока рано. Еще один процесс развивается в высоком суде Ирландии, куда обратились с иском к «Уралхиму» и его бенефициарам акционеры ТОАЗа. Они требуют возмещения ущерба, причиненного недобросовестными действиями самого «Уралхима» и связанных с ним лиц по попыткам рейдерского захвата завода. Ирландский суд запретил взыскивать акции тольяттинского предприятия до окончания разбирательства.

Партнер юридической компании «Сотби», адвокат Владимир Журавчак уверен, что «законность и обоснованность приговора будут проверены вышестоящими судебными инстанциями, в том числе и ЕСПЧ».

Руководитель направления «банкротство» фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков считает взыскание многомиллиардной суммы маловероятным. «Это будет далеко не первое решение, которое в итоге вряд ли будет исполнено. Учитывая обстоятельства, оно выглядит как месть в отношении ответчиков. Реальное исполнение судебных актов о взыскании денежных средств в России находится на очень низком уровне»,— полагает эксперт.

Андрей Сазонов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...