Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Культура труда приходит по адресу

Производительность в России прирастает индивидуальной работой с предприятиями

Эффективность труда: тенденции и риски


После резкого снижения — в 90-х годах прошлого столетия — в 2000–2007 годы в России наблюдался бурный рост производительности труда (в среднем — 5,9% в год). Однако в 2010–2017 годах он замедлился до 1,4%, а в 2019 году, как предполагают аналитики The Conference Board, достигнет 2,9%. Схожую, хотя и более плавную динамику показателя фиксируют данные Росстата и Минэкономики: резкое замедление прироста производительности отмечалась в 2009 и 2015 годах, а с 2016 года наблюдается положительный, хотя и небольшой рост (около 2% в год). Пик роста начала-середины 2000-х годов связан с эффектом низкой базы и активным внедрением зарубежных технологий в добывающих и обрабатывающих отраслях, поясняют в Центре развития НИУ ВШЭ.

Отметим, что замедление роста производительности после 2010 года демонстрировали все развивающиеся страны. В восьми крупнейших (Бразилия, Китай, Индия, Индонезия, Мексика, РФ, ЮАР и Турция) он снизился в среднем с 5,5% в 2000–2007 годах до 4,4% в 2010–2017 годах и до 3,5% в последние годы. Однако на фоне падения цен на нефть темпы роста российской производительности сократились сильнее, чем в остальных странах БРИК и в мировой экономике в целом. Согласно оценкам The Conference Board, по абсолютному уровню производительности с учетом паритета покупательной способности Россия в 2018 году превышала среднемировой уровень в 1,5 раза, занимая первое место среди стран БРИК (в 1,7 раз больше Китая), но в 2,2 раза отставала от США. По подсчетам Организации экономического сотрудничества и развития, в 2017 году производительность в РФ, выраженная как объем ВВП на один час рабочего времени трудящегося, составила $26,5. Это вдвое ниже, чем в среднем по странам ОЭСР ($54,8)? и в 3,8 раз меньше, чем у лидера — Ирландии ($99,5).

Фото: Мария Полоус, Коммерсантъ

Относительно низкая производительность труда в России остается одним из существенных препятствий для устойчивого средне- и долгосрочного экономического роста. Причины этого разнообразны: от сырьевого характера экономики и технологической отсталости до дефицита квалифицированных кадров и низкой трудовой мобильности. В Центре развития ВШЭ поясняют, что рост производительности в РФ сдерживает сырьевой характер экономики, поскольку нефтегазовая рента долгие годы снижала стимулы бизнеса инвестировать в основной капитал и техническое перевооружение, а у работников — мотивацию вкладываться в образование и переквалификацию. Рост, по мнению аналитиков центра, тормозят высокая степень неопределенности в экономике, слабый внутренний спрос и затруднения перетока рабочей силы в высокопроизводительные отрасли.

Доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г. В. Плеханова Ирина Комарова считает, что одной из причин низких показателей производительности в РФ является проблема ее измерения. «В России локализовано достаточно много производств иностранных компаний-интеграторов цепочек создания стоимости, которые занимают доминирующие позиции в своих сетях и оттягивают на себя львиную долю коллективной эффективности, а это сказывается на занижении показателей российской производительности», — поясняет госпожа Комарова. Очевидной причиной, по ее мнению, является отсутствие стимула инвестировать в повышение производительности труда. «В условиях низкой оплаты труда у производителей не возникает особых стимулов для замещения труда капиталом, что не способствует радикальному росту производительности», — говорит доцент.

Среди других причин, которые еще в 2017 году озвучивал премьер-министр Дмитрий Медведев, недостаточная конкуренция в экономике, технологическое отставание, нехватка квалификации у руководителей компаний и чиновников, недостаток инвестиций и несовершенство законодательства. По мнению главы Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ ВШЭ Георгия Остапковича, одной из главных проблем производительности является износ оборудования: по данным Росстата, коэффициент износа основных фондов в промышленности достигает 53–55%, в добывающей отрасли до 33% оборудования по нормативам подлежит списанию. Дефицит же квалифицированных кадров и низкая мобильность рабочей силы затрудняют сокращение низкопроизводительных рабочих мест и переток дефицитных ресурсов в быстро растущие высокопроизводительные секторы и регионы.

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

«Из-за искусственного (и обусловленного вполне понятными социальными причинами) сдерживания высвобождения занятых в России производительность труда в 2–2,5 раза отстаёт от уровня наиболее развитых и в полтора — от уровня менее развитых стран», — отмечает глава направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Дмитрий Белоусов. По его оценке, целевой рост ВВП в 4–4,5% в год предполагает, с учетом сокращения трудоспособного населения, рост производительности на 5–5,5% в год от ВВП на одного занятого. При этом рост производительности сопряжен со значительным риском — массовым высвобождением занятых (4–5 млн чел.). Примерно 1,5 млн потерянных рабочих мест будет компенсировано демографическим фактором, но 3–3,5 млн новых безработных придется трудоустроить.

Дополнительным риском будет служить растущая цифровизация производства: по оценке ЦМАКП, она может обеспечить двух- или трёхкратный прирост производительности труда, однако если не трансформировать этот потенциал в экспансию на внутренних и внешних рынках, он приведет к неприемлемому по масштабам высвобождению занятых. Решением проблемы, по мнению господина Белоусова, должны стать программы переподготовки и переселения граждан (с обеспечением доступного жилья) и развитие малого бизнеса как «кадрового резервуара». Проблемой остается и опережающий рост зарплат: в 2018 году реальная зарплата в промышленности выросла на 7,7%, в три с лишним раза опередив рост производительности (2,3%). Сохранение такой тенденции может подорвать конкурентоспособность российского экспорта, предупреждают в ВШЭ.

Производительность как нацпроект


Задача повышения производительности труда была сформулирована как один из национальных приоритетов еще в первых майских указах Президента в 2012 году — тогда речь шла о ее росте в 1,5 раза к 2018 году по отношению к 2011 году. Впрочем, кризис не позволил выполнить цель — по данным ОЭСР, показатель снизился с $26 за человеко-час работы в 2012 году до $25,4 в 2016-м. Новый национальный проект «Производительность труда и поддержка занятости», стартовавший в 2019 году, предполагает, что к 2024 году рост показателя на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики должен составлять не менее 5% в год. Число охваченных проектом регионов должно вырасти с 16 в 2018 году до 85 к 2024 году, а число вовлеченных компаний — со 100 до 10 000.

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Текущий нацпроект оказался самым скромным с точки зрения бюджетных расходов: за шесть лет на него предполагается потратить 52,1 млрд руб., из них 45,7 млрд федеральных, 0,8 млрд региональных и 5,6 млрд руб. внебюджетных средств. 33,9 млрд руб. планируется направить на адресную поддержку роста производительности труда, 5,5 млрд — на системные меры, 12,7 млрд — на поддержку занятости и повышение эффективности рынка труда. Налоговые преференции для стимулирования роста производительности в 2019 году вводятся лишь в одном регионе РФ, в 2021-м их число увеличится до 10, а с 2022 года они распространятся на все остальные регионы. Предполагается также создание 65 региональных центров компетенций.

Оператором нацпроекта выступает ФЦК, созданный в декабре 2017 года по решению президиума президентского совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. В штат центра вошли специалисты, занимавшиеся повышением эффективности процессов в таких компаниях, как «Росатом», Сбербанк, ГАЗ, Северсталь. Основной инструмент ФЦК — программа бесплатной консалтинговой поддержки предприятий, созданная под эгидой Минэкономики. Апробация инструмента прошла в рамках пилотных проектов, проводимых ведомством совместно с Минпромторгом, ФРП и «Росатомом» в 2017–2018 годах. Его задача — обеспечить перестройку системы управления российских компаний для повышения производительности труда. В рамках нацпроекта также предполагается обучение 79 500 сотрудников предприятий инструментам бережливого производства. Цель проекта — прирост производительности труда на предприятии на 10%, 15% и 30% за первые три года соответственно.

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ

Эксперты ФЦК работают с каждым предприятием около полугода: за это время вместе с рабочей группой из числа топ-менеджеров и сотрудников выявляются проблемные места, ставятся амбициозные цели и проводится их декомпозиция до уровня начальников отделов. Сотрудники обучаются принципам бережливого производства, внедряется методология проектного производства, создается один образцовый производственный поток, внедряется система мотивации и поддержки изменений. Кроме того, эксперты ФЦК ставят задачу воспитать одного-двух внутренних тренеров из числа штатных сотрудников, которые будут заниматься дальнейшим обучением. После этого предприятие переходит к самостоятельному внедрению и масштабированию изменений под кураторством ФЦК — способствовать этому должно создание культуры бережливого производства на основе принципа непрерывных улучшений. В результате сотрудники должны получить знания и навыки, необходимые для дальнейшей самостоятельной реализации программы повышения эффективности труда, а в компаниях должна появиться культура постоянных улучшений.

Только по итогам пилотных проектов, реализованных ФЦК в 2018 году, за счет оптимизации производственных процессов удалось снизить время их протекания вдвое, количество транспортировок и перемещений — на 30%, сократить запасы — на 50%, уменьшить объем партий — в четыре раза, повысив загрузку оборудования и персонала до 85%. В пилотах приняли участие 120 предприятий в 16 регионах, а переобучение прошли 1200 человек. По словам главы Минэкономики Максима Орешкина, 58% предприятий продемонстрировали рост производительности труда больше чем на 10%, рост выручки составил 13%, а рост налоговых поступлений — 19%. При наличии заключения ФЦК предприятия также могут получить финансовую поддержку на проекты по повышению производительности труда: до 300 млн руб. до 5 лет по ставке 1% годовых. В апреле 2019 года экспертный совет Фонда развития промышленности одобрил первый такой займ на 80,5 млн руб. группе компаний «Тасма» из Казани. В 2019 году 36 регионов России могут получить фактически 2 трлн руб. для реализации мероприятий федерального проекта «Адресная поддержка повышения производительности труда на предприятиях».

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ

По мере расширения географии и охваченных сфер экономики эффект от реализации проекта должен стать кумулятивным, и проявится, главным образом, постепенное изменение культуры производства. Нацпроект по повышению производительности труда, видимо, станет первым в списке расширяющихся после утверждения в конце 2018 года. В марте 2019 года Минэкономики объявило, что порог оборота компании для участия в программе снижен вдвое: до 400 млн руб. в год. Охват нацпроекта может быть расширен за счет услуг ЖКХ, госуправления, науки, образования и медицины, хотя исходно речь шла об управленческом консалтинге и льготном кредитовании промышленности.

«Поможет ли это достичь цели по увеличению общей производительности труда? Только этот проект, конечно, нет. Это должен быть один из элементов. Без роста инвестиционной активности, модернизации, цифровизации роста производительности труда не будет. Но все эти элементы работают только в том случае, если со стороны людей есть вовлеченность в процесс», — пояснил глава Минэкономики Максим Орешкин на Российском инвестиционном форуме.

Другие материалы проекта

Надежда Краснушкина


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя