Коротко

Новости

Подробно

Фото: Facebook/Алексей Аванесян

Михаил Беньяш не верит в «Крепость»

Адвокаты усомнились в праве полиции не пускать их к доверителям во время действия спецплана

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Ленинский суд Краснодара продолжил вчера слушания уголовного дела в отношении адвоката Михаила Беньяша, обвиняемого в нападении на сотрудников уголовного розыска, которое он якобы совершил после задержания по дороге в ОВД. Господин Беньяш был задержан 9 сентября 2018 года, в день несанкционированной акции протеста оппозиции, к нему долго не допускали защитника со ссылкой на режим спецплана «Крепость», который ограничивает доступ посетителей в райотдел. Михаил Беньяш заявляет, что на самом деле операция «Крепость» не вводилась.


В ходе очередного заседания по делу в отношении адвоката Михаила Беньяша, обвиняемого в применении насилия к сотрудникам полиции (ст. 318 УК РФ), суд изучил ответ ГУ МВД края по поводу ограничения доступа посетителей в ОВД Краснодара, где 9 сентября находились задержанные на несанкционированной акции протеста гражданские активисты. Как стало известно в ходе допроса свидетелей, к задержанным, в том числе к Михаилу Беньяшу, в день задержания не пускали защитников. В частности, адвокат Алексей Аванесян узнал о месте нахождения господина Беньяша от сотрудников скорой помощи, которую вызывали к задержанному. Сотрудники полиции при этом ссылались на операцию «Крепость» — специальный режим, который вводится при угрозе нападения на полицейские структуры и запрещает доступ в ОВД посторонних. По данным ГУ МВД по Краснодарскому краю, план «Крепость» был введен в Краснодаре 9 сентября с 17 часов приказом федерального МВД, причем мероприятие было учебным. Представители полиции заявили, что документы по плану не могут быть представлены суду, так как они находятся под грифом «секретно».

Сам Михаил Беньяш в разговоре с “Ъ” выразил сомнения в достоверности представленного суду ответа. «В день митинга, 9 сентября, в полиции Краснодара вводилось усиление, а во время усиленного режима несения службы учебных мероприятий не бывает»,— заявил адвокат. Во время просмотра записей с камер видеонаблюдения вокруг ОВД господин Беньяш обращал внимание суда на то, что через контрольно-пропускной пункт ОВД свободно ходили бойцы ОМОНа и сотрудники МВД, «носили коробки с пиццей, никаких запретов на передвижение не было заметно».

По мнению адвокатов, опрошенных “Ъ”, ведомственные приказы МВД об особом режиме несения службы не могут ограничивать права граждан, в том числе на доступ защитников и получение адвокатской помощи, но в реальности правоохранительные органы используют различные поводы, чтобы не пускать защитников к задержанным. «Адвокатам нередко создают информационный вакуум, когда невозможно выяснить, где находится задержанный,— пояснил “Ъ” краснодарский адвокат Александр Бурнаев.— Версия с усиленными мерами безопасности и тотальным недопуском, по всей видимости, возникает в "политических" делах с многочисленными задержаниями».

Напомним, в результате несанкционированной акции протеста против повышения пенсионного возраста в Краснодаре 9 сентября 2018 года были задержаны около 60 человек, всего в ней принимали участие от 150 человек, по версии властей, до 300 человек, по версии организаторов. Как ранее сообщал “Ъ”, уголовное дело в отношении Михаила Беньяша, который заявляет, что консультировал участников протеста, привлекло внимание значительной части адвокатского сообщества РФ: защитники видят в нем прецедент и угрозу институту адвокатуры.

Суд по делу господина Беньяша вчера постановил вызвать для допроса оперативников Шкарупу и Криминского, которые, как выяснил Михаил Беньяш, наряду с потерпевшими Долговым и Юрченко входили в мобильную группу, дежурившую в городе в день митинга. Михаил Беньяш в ходе допроса намерен доказать, что Долгов и Юрченко давали ложные показания, не рассказав о том, что в группе было еще два человека. Кроме того, по мнению подсудимого, именно Шкарупа и Криминский вели за ним слежку непосредственно перед задержанием.

Анна Перова, Краснодар


Комментарии
Профиль пользователя