«Такого после 1953 года еще не было»

Врачи выступили против уголовного преследования неонатолога в Калининградской области

Врачебное сообщество выступило против уголовного преследования калининградского врача-неонатолога Элины Сушкевич, обвиняемой в участии в организации убийства младенца в роддоме в ноябре 2018 года. Президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль сравнил ситуацию с «делом врачей» 1953 года. Общество неонатологов распространило обращение, назвав обвинение абсурдным, а врачи создали в соцсетях хештег #яЭлинаСушкевич и начали сбор средств на юристов.

Врач-неонатолог Элина Сушкевич

Врач-неонатолог Элина Сушкевич

Фото: Из личного архива Элины Сушкевич

Врач-неонатолог Элина Сушкевич

Фото: Из личного архива Элины Сушкевич

Поднявшаяся волна протестов врачебного сообщества в соцсетях из-за уголовного преследования калининградских неонатологов сопоставима с реакцией врачей на дело Елены Мисюриной, осужденной в начале 2018 года из-за смерти пациента к двум годам лишения свободы: после широкого общественного резонанса в апреле 2018 года приговор ей отменен, а материалы дела возвращены в прокуратуру.

Напомним, 30 июня 2019 года главное следственное управление Следственного комитета России (СКР) распространило сообщение о продолжении расследования уголовного дела о смерти младенца в роддоме Калининградской области №4. По версии следствия, там в ноябре 2018 года родился глубоко недоношенный ребенок с массой тела 700 г: «И. о. главного врача роддома, получив информацию от дежурных врачей о рождении ребенка и его тяжелом состоянии, осознавая, что последующим наиболее вероятным летальным исходом его жизни будут ухудшены показатели медстатистики роддома, что может негативно повлиять на ее дальнейшее назначение на должность главного врача, а также желая сэкономить затрачиваемые на поддержание жизнеобеспечения новорожденного ресурсы родильного дома, приняла решение об убийстве новорожденного». Следствие ранее уже предъявило обвинение и. о. главного врача Елене Белой по ст. 286 УК РФ в превышении должностных полномочий, «выразившихся в даче незаконных указаний подчиненным работникам о принятии мер по прекращению оказания реанимационной помощи и последующему сокрытию его смерти путем внесения заведомо ложных сведений в медицинские документы о гибели плода в утробе матери».

В воскресенье СКР сообщил, что «на основании собранных доказательств» возбуждено и соединено с расследуемым новое уголовное дело в отношении Елены Белой по признакам преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ (организация убийства малолетнего). Также по этой статье возбуждено дело и в отношении врача реаниматолога-анестезиолога отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных Элины Сушкевич.

Согласно материалам следствия, «Елена Белая привлекла врача Сушкевич, прибывшую в составе реанимационной бригады для оказания ребенку медпомощи и дальнейшей его транспортировки в перинатальный центр, с которой она предварительно обсудила способ убийства ребенка»: «Затем по указанию Белой Сушкевич ввела смертельную дозу лекарственного препарата магния сульфат новорожденному, в результате чего наступила его смерть». СКР заявляет, что «данные обстоятельства подтверждаются заключениями комиссионной комплексной судебно-медицинской экспертизы о причине смерти ребенка, спектрографической и других экспертиз, показаниями очевидца, присутствовавшего при совершении убийства, а также совокупностью других собранных по делу доказательств».

В воскресенье в соцсетях врачи создали хештег #яЭлинаСушкевич и начали сбор средств на адвокатов.

В воскресенье поздно вечером Национальная медицинская палата распространила заявление президента палаты Леонида Рошаля: «Опытного педиатра обвинили в убийстве новорожденного. Приехали. Будем серьезно разбираться».

Он выразил надежду на «помощь центрального аппарата Следственного комитета России»: «Такого после 1953 года, когда докторов обвиняли в преднамеренном неправильном лечении членов Политбюро, еще не было». Отметим, что Национальная медицинская палата и господин Рошаль выступали против уголовного преследования Елены Мисюриной, а также приняли участие в разработке законопроекта, вводящего новые статьи — о ненадлежащем оказании медпомощи и о сокрытии ненадлежащего оказания медпомощи. Как заявлял летом прошлого года Леонид Рошаль, «главным результатом совместной работы с СКР станет такая статья в УК РФ, где будет написано, что за неумышленные осложнения врач не будет сидеть в тюрьме».

«Не располагая материалами следствия, мы находим деяние, инкриминируемое врачу неонатологу (анестезиологу-реаниматологу), абсурдным по своей сути,— говорится и в распространенном обращении к гражданскому обществу Российского общества неонатологов в защиту Элины Сушкевич.— Мысль о том, что врач анестезиолог-реаниматолог приходит на работу, чтобы лишать жизни детей, не укладывается в сознании нормального человека. Каждый новорожденный для врача — часть его души. Врачом-неонатологом движет прежде всего мотивация, привитая в процессе освоения специальности, желание лечить и спасать детей». В обращении также сказано, что «в последние годы в средствах массовой информации активно навязывается мысль, что врач, посвятивший себя профессии возвращать к жизни и выхаживать новорожденных, в том числе глубоко недоношенных детей, представляет потенциальную угрозу для общества»:

«Такая мысль воскрешает в памяти самые мрачные страницы Средневековья и темнейшие периоды жизни нашей страны. Тем более что всякий раз подобные обвинения оказывались клеветой».

Главный детский реаниматолог Минздрава России Сергей Степаненко в эфире радио «Говорит Москва» назвал «идиотизмом» обвинение госпожи Сушкевич в смерти младенца: «Можно говорить о врачебных ошибках, а то, что обвиняют в убийстве, преступном сговоре — это полный бред. Ребенок не был оставлен в опасности. Он же в условиях лечебного учреждения находился».

Губернатор Калининградской области Антон Алиханов заявил “Ъ”, что «ситуация с делом доктора Сушкевич вызывает беспокойство»: «Я приветствую открытость и прозрачность следствия. Нам важно, что все врачебное сообщество обратило внимание на данную проблему. Мы будем внимательно следить за расследованием. Уверен, следственные мероприятия помогут вынести справедливое решение».«Мне, честно говоря, в такое верить не хочется, потому что клятву Гиппократа давали все врачи. У меня мама — врач, брат закончил мединститут, сейчас начинает тоже работать, поэтому я очень остро реагирую и врачей всегда защищаю. Очень легко врача обвинять в смерти, потому что у одного заболевания может быть 10 тыс. разных симптомов, еще чего-то и, конечно, не всегда врачи справляются со своей работой, с точки зрения того, чтобы спасти жизнь и здоровье, так бывает, что люди умирают. Но если мы сейчас совсем запугаем врачебное сообщество, то получим такую своеобразную итальянскую забастовку, и это ничем хорошим для здоровья наших граждан точно не закончится,— добавил губернатор в разговоре с “Ъ FM”.— Я все-таки надеюсь на то, что закончится это все справедливым и следствием, и судебным разбирательством. Мне бы, конечно, не хотелось верить, что там было какое-то намерение убить ребенка».

Валерия Мишина; Александр Гмырин, Калининград

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...