Коротко

Новости

Подробно

Фото: МЧС России

Старому самолету не хватило полосы

Пассажирский Ан-24 врезался в очистные сооружения аэропорта

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

В четверг, 27 июня, в аэропорту Нижнеангарска (Бурятия) совершил аварийную посадку Ан-24 АО «Авиакомпания "Ангара"», на борту которого находились 47 человек. Экипаж посадил лайнер с отказавшим левым двигателем, но не удержал его на полосе. Выкатившись на грунт, «Ан» врезался в кирпичную постройку и загорелся. Жертвами аварии стали командир экипажа, управлявший самолетом на посадке, и его бортмеханик. Девять пассажиров попали в больницу.


О том, что на борту Ан-24, прилетающего в Нижнеангарск из Улан-Удэ, случилась нештатная ситуация, диспетчеры и представители аварийных служб аэропорта узнали в 10:12, за 12 минут до расчетного времени прибытия борта RA-47366. Экипаж сообщил на землю, что садиться ему придется с отказавшим левым двигателем, поэтому для Ан-24 в Нижнеангарске экстренно освободили полосу, подготовили пожарные расчеты и автомобили скорой помощи.

Подготовка, как оказалось, была не напрасной — в 10:24 лайнер сел на бетонку, проехал по ней несколько сотен метров, а затем, соскочив с плит на траву, продолжил движение по грунту. Ан-24 остановился лишь после того, как врезался передней частью в стоящее неподалеку от полосы одноэтажное кирпичное здание, в котором расположены очистные сооружения для нужд аэропорта. Сразу после удара, по данным очевидцев, самолет охватило пламя.

Пассажиры, тем не менее, успели в полном составе покинуть самолет. Кто-то выбрался наружу сам, раненым помогли подоспевшие спасатели, а вот зажатых в искореженной кабине командира экипажа Владимира Коломина и его бортмеханика Олега Барданова спасти не удалось. Второй пилот Сергей Сазонов попал в райбольницу Нижнеангарска с травмой головы и ожогами, а бортпроводник Елена Лапуцкая и вовсе отделалась испугом. Всего за медицинской помощью, по данным спасателей, обращались несколько десятков человек, однако опасных для жизни повреждений никто из пассажиров не получил.

По установившейся традиции техническим расследованием обстоятельств катастрофы занялся Межгосударственный авиакомитет; проверки, связанные с организацией последнего полета RA-47366, взяли на себя Ространснадзор и прокуратура, а искать виновников аварии начал Следственный комитет России. Уголовное дело о «нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц» (ч. 3 ст. 263 УК РФ) возбудило сначала Восточно-Сибирское следственное управление на транспорте комитета, а затем расследование было передано в центральный аппарат СКР.

Сейчас все задействованные в расследовании ведомства ждут расшифровки бортовых самописцев лайнера — речевого с записью переговоров летчиков в кабине и параметрического, который фиксировал технические данные последнего полета Ан-24. С их помощью эксперты восстановят картину происшествия, и только после этого все заинтересованные стороны смогут сделать выводы о его причинах. Оба прибора уже были извлечены из пепелища, а их записи оказались в пригодном для расшифровки состоянии.

Как пояснил “Ъ” близкий к технической комиссии источник, отказ одного из двигателей Ан-24 считается в авиации нештатной, однако вовсе не критической ситуацией. Во всяком случае, каждый более или менее опытный пилот Ан-24 наверняка вспомнит из собственной практики случай полета и успешной посадки с отказавшим двигателем. Тем более в идеальных погодных условиях, которыми встречал экипаж «Ангары» аэропорт Нижнеангарска: почти полное отсутствие ветра и облачности, видимость 10 км, сухая полоса. Вряд ли, по мнению собеседника “Ъ”, повлиял на развитие аварийной ситуации и почтенный возраст машины — RA-47366 совершил свой первый полет в 1977 году, однако все это время регулярно и качественно обслуживался. Сертификат его летной годности действовал до 28 июля этого года.

Не вызывает у экспертов сомнений и квалификация погибшего пилота Владимира Коломина — он проработал в авиации 34 года, из которых без малого 16 тыс. часов провел за штурвалом. Не менее опытным был и бортмеханик Олег Барданов, однако причину аварии технические эксперты, по словам источника “Ъ”, предполагают искать именно в действиях экипажа.

Последние крупнейшие авиакатастрофы Ан-24 в СССР и России

Читать далее

Так, например, предстоит выяснить, с какой скоростью заходил на посадку RA-47366. Возможно, испытывая «психологический дискомфорт» из-за отказа одного двигателя, экипаж слишком сильно разогнал машину перед приземлением и перелетел расчетную точку приземления в начале полосы. В этом случае, с учетом короткой, длиной около 1600 м ВПП нижнеангарского аэропорта, пилоту Коломину наверняка пришлось энергично тормозить машину, а это, в свою очередь, могло привести к разрушению шин на стойках шасси. Соответственно, сорвавшиеся пневматики обеспечили увод катящегося самолета вправо и его столкновение с постройкой.

Обеспечить неконтролируемый съезд машины с полосы, по мнению экспертов, могло и предпринятое экипажем после посадки флюгирование правого двигателя лайнера. При посадке в штатном режиме так называемое снятие с упора винтов обоих работающих двигателей обеспечивает постановку их лопаток в перпендикулярное направлению движения положение и обеспечивает, таким образом, равномерное торможение всей конструкции. В случае же флюгирования только одного работающего двигателя на лайнер начинает действовать мощный разворачивающий момент, с которым экипажу довольно сложно бывает справиться.

Сергей Машкин


«Низкая культура безопасности полетов»

Из опубликованного вчера Межгосударственным авиакомитетом окончательного отчета о расследовании причин катастрофы в феврале прошлого года самолета Ан-148 компании «Саратовские авиалинии», в результате которой в Подмосковье погиб 71 человек, следует, что к трагедии прежде всего привели «непрофессиональные» действия экипажа. Летчики приняли решение производить взлет, не включив обогрев датчиков определения скорости, что в полете привело к их обледенению. Получая недостоверные показания приборных скоростей, пилоты не отреагировали на срабатывания сигнализации. В дальнейшем они потеряли контроль за параметрами полета (углом атаки и тангажом), перевели воздушное судно в пикирование, что привело к его столкновению с землей. Факторами, сопутствующими катастрофе, участники технического расследования назвали отсутствие контроля за уровнем подготовки членов экипажа к выполнению полетов, систематическое нарушение пилотами «Саратовских авиалиний» требований руководства летной эксплуатации Ан-148, что способствовало «привыканию» к выполнению взлетов с наличием аварийных и предупредительных сообщений приборов о различных неисправностях, в том числе не включении обогрева датчиков скорости. Для экипажа разбившегося самолета нашлось только одно оправдание — в день катастрофы, отмечается в отчете, пилоты при подготовке к взлету были вынуждены спешить из-за позднего прибытия самолета из предыдущего рейса, чтобы «нагнать время». В самой же авиакомпании, по мнению МАК, отмечена «низкая культура безопасности полетов».

По результатам проверки Росавиация аннулировала сертификат эксплуатанта у «Саратовских авиалиний». Сейчас она работает в качестве оператора саратовского аэропорта.

Николай Сергеев


Комментарии
Профиль пользователя