Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Футуристическая акробатика

Шекспир и экзоскелеты в новом шоу Muse

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Британское трио Muse выступило на Большой спортивной арене (БСА) «Лужники» с программой, основанной на новом альбоме «Simulation Theory». Борис Барабанов считает, что москвичам повезло: благодаря тому что группа приезжала регулярно, они могли наблюдать, как из подающего надежды трио из Девона она превращалась в один из главных концертных составов планеты.


Вечер открыл московский дуэт Tiger Cave, который мастерски управляется с акустическими гитарами и семплерами на любых площадках. Tiger Cave вполне уверенно чувствовали себя на восьмидесятитысячной арене и были вознаграждены аплодисментами.

Вместе с Muse в Москву приехал голливудский актер Кифер Сазерленд, который рекламирует на концертах свой второй альбом «Reckless & Me». Поющую звезду сериала «24 часа» очень любят в Англии: альбом добрался там до девятого места в чартах, а в Шотландии — и вовсе до третьего. В России о музыкальных занятиях Сазерленда знают немногие. Он играет вполне традиционный кантри-рок, однако делает это бойко и самоотверженно. Актер более чем состоятелен в своей музыкальной ипостаси. На его фоне Дэвид Духовны, собравший не так давно полный «ГлавClub»,— унылая самодеятельность. Среди прочего Сазерленд сыграл в Москве песню «Honey Bee», отдав дань ее так и не доехавшему до России автору — Тому Петти.

Muse приехали в Москву в рамках турне в поддержку альбома «Simulation Theory». Тексты альбома во многом инспирированы «Брекситом» и политической ситуацией в США, куда троица перебралась в 2017 году, в то время как видеоклипы, сопровождавшие выпуск новых песен,— это мир кинофантастики 1980-х и ранних компьютерных игр. Придумывая стадионное концертное шоу для «Simulation Theory Tour», Muse решили поместить зрителя внутрь этого мира. Сложно представить себе более амбициозную задачу, ведь речь шла о стадионах. БСА «Лужники», например, вмещает 80 тыс. зрителей. И Muse не просто решили ее, но подняли планку для других групп выше любых сегодняшних представлений о стадионных шоу.

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

Московское выступление Muse состояло из видеопроекции на огромном выпуклом экране, световых и лазерных эффектов, механических объектов (экзоскелетов и огромных движущихся кукол) и собственно людей. Помимо музыкантов в представлении принимали участие акробаты. Одетые в костюмы с тщательно запрограммированной световой броней, они не только танцевали на сцене, но и спускались из-под колосников по вертикальной видеостене и шагали по подмосткам, управляя экзоскелетами. Когда стемнело, включились многочисленные световые приборы, и зрители словно оказались в лазерном коконе. А со смотровой площадки на Воробьевых горах можно было наблюдать, как во всю крышу стадиона зажглось слово «Muse».

Как и фантасты 1980-х, Muse не испытывают иллюзий насчет будущего человечества. Их новое шоу — антиутопия. Высшей точки шоу достигло, когда лидер Muse Мэттью Беллами спел песню «Take A Bow» с блестящим черепом в руках. Объявив себя Гамлетом биомеханического будущего, Мэттью Беллами перешел к главному хиту вечера — «Starlight». Эту песню он посвятил Марине Морозовой, девушке, с которой близко дружили он сам и его невеста Элль Эванс. В 2018 году Марину Морозову сбила машина в Лос-Анджелесе.

В бисовой части концерта на сцену выполз огромный робот, напоминавший одновременно чудище из франшизы о Чужом и Эдди, талисман группы Iron Maiden. На финишной прямой Muse сместили акценты с синти-попа на металлические запилы. На московском концерте группа в очередной раз показала, что в дело может пойти что угодно — синтезаторы, классика, распевы а-ля Queen, хеви-метал,— и все это может сочетаться вполне органично.

Считается, что концертные турне перестали выполнять свойственную им когда-то функцию — рекламировать альбомы. В случае с Muse переслушать «Simulation Theory» будет нелишним. Этот альбом остался незамеченным просто потому, что вокруг стало слишком много музыки.

Комментарии
Профиль пользователя