В строительном облачении

В Нотр-Даме провели службу

Через два месяца после пожара, который уничтожил крышу и шпиль, в парижском соборе Нотр-Дам состоялась первая месса. Католики Франции отпраздновали, как и обычно, 15 июня, день рождения церкви, день ее освящения. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.

Архиепископу Парижскому Мишелю Опети пришлось сменить торжественную митру на каску

Фото: AP

Нотр-Дам закрыт для посещений со дня пожара. К нему даже нельзя приближаться. Площадь перед знаменитым порталом, когда-то набитая туристами, теперь пуста, обнесена загородками. Мэрия обещала поставить здесь до конца лета шатер для паломников. Но многочисленные верующие, пришедшие на день освящения Нотр-Дама, который празднуется 15 июня, оставались за забором. Не было больших экранов, зато все смотрели трансляцию службы в телефонах.

Как во Франции и в мире отреагировали на пожар в cоборе Парижской Богоматери

Смотреть

Внутри церкви в центральном нефе еще лежит часть остатков рухнувшей крыши. Их разбирают медленно и внимательно: следователи пытаются определить причину пожара. Под тремя брешами в сводах нельзя ходить, несмотря на повешенную вдоль нефа страховочную сеть. Несколько колонн стянуты железными бандажами, в остальном Нотр-Дам выглядит скорее стройплощадкой, чем местом бедствия,— недаром в одной из галерей стоят экскаваторы и краны.

Три десятка человек собрались в капелле Богородицы, которую пощадил огонь. В этой капелле с 1792 года хранилась одна из главных христианских драгоценностей — терновый венец Иисуса, его Людовик Святой приобрел в 1250 году у императора Латинской империи Балдуина II. При пожаре стеклянный ларец с терниями был спасен вместе с другими реликвиями.

Все присутствовавшие на мессе — священники, служки церкви, пожарные, ее спасавшие, и рабочие, занятые подготовкой собора к восстановлению,— как того требовала безопасность, носили белую каску. В маленькой группе были служители в белом с желтыми ризами, священники в черном, функционеры в темном, рабочие и пожарные в оранжевых жилетах. И все как один впервые за сотни лет существования собора в касках.

Архиепископ Парижский Мишель Опети, тоже сменивший торжественную митру на каску, не только читал молитвы. «Стыдимся ли мы религии своих предков? Стыдимся ли мы бога?» — спросил он и тех, кто собрался в часовне, и тех, кто смотрел трансляцию службы в прямом эфире телеканала КТО. Он настаивал, что невозможно разделить культуру и веру:

«Культура без культа, это бескультурье... Как и всякое здание, эта церковь имеет краеугольный камень, краеугольный камень — это Христос, уберите его, и церковь обрушится».

Он напомнил, что Нотр-Дам — «шедевр человека, но сам человек — шедевр бога».

Единственным моментом нарушения техники безопасности стало причастие. Каждый подходивший за гостией снимал каску, остаться с покрытой головой было немыслимо. Без каски стоял и архиепископ с чашей. В конце службы он обратился к статуе Девы Марии, чудом спасшейся в ночь пожара: «Парижская Богоматерь, молите за нас».

Первая месса в соборе была важна и для верующих всего мира (на службе даже присутствовал сирийский священник, который передал Мишелю Опети крест, сделанный христианской общиной Алеппо), и для французских католиков, которые становятся самостоятельной политической силой. Недаром архиепископ назвал Нотр-Дам «символом Франции и символом ее христианских корней», порицая невнимание к религии «из-за идеологии или невежества».

Неизвестно, когда Нотр-Дам откроют для регулярных служб и для посещения. Пока что завершаются работы по расчистке и консервации. Пути и методы реставрации только обсуждаются.

После парада идиотских архитектурных предложений, которые, надо сказать, никто не принял всерьез, речь все чаще идет о восстановлении собора в формах, которые придала ему в XIX веке реставрация Эжена Виолле-ле-Дюка.

Как стало известно, из денег, предназначенных на реконструкцию, в Фонд Нотр-Дама поступило пока что лишь 9%, то есть €82 млн. Это дало возможность праздным наблюдателям обвинить крупных меценатов в том, что они не выполняют своих обещаний. Одни только семьи Арно, Пино, Бетанкур-Майерс, группа Total должны были выделить €600 млн. Однако, как объясняют руководители Фонда Нотр-Дама, тревоги беспочвенны. Деньги на реконструкцию обязательно появятся, однако будут выделяться не в пустоту, а для финансирования конкретных работ, к которым еще не приступили. Такого же мнения придерживаются многочисленные муниципалитеты, которым придется отчитываться о расходовании общественных средств, направленных на реконструкцию. Имеющиеся сейчас €82 млн — это в большинстве своем пожертвования частных лиц. Такая сумма скорее свидетельствует об успешном сборе денег, чем внушает беспокойство об их возможном недостатке.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...