Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

Пятая «Точка»

Молодые хореографы в Музтеатре Станиславского

от

Балетная труппа Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ) впервые представила на основной сцене театра шесть лучших спектаклей, созданных молодыми хореографами в рамках проекта «Точка пересечения» за четыре года его существования. Рассказывает Татьяна Кузнецова.


«Точкой пересечения» Музтеатр Станиславского назвал мастерскую молодых хореографов, которую открыл в 2016 году. Начинающих авторов из разных стран приглашали в труппу, позволяли выбрать артистов и давали минимальный бюджет, с тем чтобы через месяц они показали готовую работу на Малой сцене театра. Проект сразу стал популярным, публика шла валом, так что два последних года «Точку пересечения» пришлось показать три раза, а месяц спустя устроить «Перемотку» — повтор лучших работ прошлых лет. Успех на Малой сцене заставил театр показать изделия «мастерских» на основной. Худрук балета Лоран Илер, горячо поддержавший проект, начатый театром еще до его прихода, выбрал из 16 молодежных спектаклей семь лучших. Учитывая, что по правилам «Точки пересечения» каждая экспериментальная работа не должна превышать 20 минут и что все молодые авторы использовали отведенное время по максимуму, гала-концерт получался даже слишком основательным.

Но в ход событий вмешался несчастный случай. Неистовый артист Евгений Поклитарь — по всем параметрам совсем не «классик», однако незаменимый в современных постановках — в первом отделении гала, рванув ураганное соло в спектакле «То, да не то», получил жестокую травму. На балетном жаргоне — «порвал мениск», с этим не то что танцевать — ходить невозможно. Из трех спектаклей второго отделения травмированный танцовщик участвовал в двух. А так как вторых составов в «Точке пересечения» не бывает в принципе (считается, что это одноразовые работы), второе отделение концерта подвисало с одним 20-минутным балетом.

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

События развивались как в мыльном сериале: героический Поклитарь решился танцевать, юный хореограф Соломон Беррио-Аллен прямо в антракте адаптировал свой балет так, чтобы ему не пришлось делать хотя бы поддержки и присядочный «гусиный шаг», артисты срочно учили обновленный текст. Врач каким-то чудом закрепил солисту колено, вкатив ему лошадиную дозу обезболивающего. Худрук Илер перед занавесом объяснил зрителям ситуацию, завершив свою речь мушкетерским «a la guerre comme a la guerre», публика разразилась сочувственными аплодисментами, и раненый станцевал в миниатюре «Жонглируй», да так ярко и мощно, что не знай я о его мениске, ничего бы не заподозрила. Но, конечно, отработать и последний спектакль — всеми любимый «Чай или кофе?» Андрея Кайдановского — Поклитарь уже не смог.

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Помимо драматической истории солиста и сплоченности, продемонстрированной всем коллективом театра, этот вечер удивил двумя обстоятельствами. Во-первых, большая часть работ на основной сцене выглядела лучше, чем на малой,— оркестровая яма и распахнутое пространство делало их как-то взрослее, основательнее, соразмернее. Выиграли в основном «классические» спектакли — с большими прыжками, многофигурными адажио, пуантами или просто требующие широкой амплитуды движений: «Вариации и квартет» в постановке Константина Семенова, «Дежавю» албанского хореографа Эно Печи. В любом случае все эти малобюджетные «домашние эксперименты» выглядели состоятельнее не только недавно показанных в Москве опусов молодых петербургских хореографов из основного репертуара Мариинского театра, но и некоторых новинок Большого вроде богато оформленного «Петрушки».

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Во-вторых, Большой зал Музтеатра оказался заполнен. Зрители самого разного возраста пришли на незнакомые имена хореографов, зная наверняка, что здесь не будет фуэте и иных фиоритур,— это пробудившееся любопытство к актуальной хореографии удивительно в стране, где балетом по-прежнему считается только классика, а всемирно признанные современные балеты до сих пор числятся репертуарным риском. Впрочем, гендиректор МАМТ Антон Гетьман рисковать не боится: «На "Точку пересечения" мы продали 85% зала. Тариф, как и во всем мире, на современную программу снижен — средний чек меньше 1500 рублей, на "Лебединое" — в три раза дороже. "Точку пересечения" мы хотели показывать на Большой сцене раз в два года, но по результатам анализа этого вечера не исключено, что сформируем "тройчатку" из этих спектаклей. Конечно, отобранные балеты потребуют другого оформления и дополнительной работы с хореографами». Явно потребуются и вторые составы исполнителей, хотя надо надеяться, что мужественный Поклитарь после операции вернется в свои спектакли и все-таки станцует «Чай или кофе» Андрея Кайдановского, который так и не дождались азартные любители современности.

Комментарии
Профиль пользователя