Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Все на выпуск!

Последний звонок как родительская повинность

Журнал "Огонёк" от , стр. 42

Начался сезон выпускных утренников-вечеров. Уже бурно отгуляли выпускники детских садов, четвероклашки, отмечающие переход в старшую школу. Следом идут 7-классники, 9-классники. Ну и 11-классники отгуляют переход во взрослую жизнь в июне. Естественно, без скандалов праздник не праздник.


Маша Трауб


Наша соседка, мать выпускника детского сада Гриши, возмущалась, что теперь и малышам цепляют красные ленты через плечо. Этот праздничный атрибут молодую мать просто убивал. «Ну зачем детям ленты? Не свидетели на свадьбе!» — жаловалась соседка. Моя знакомая, мама 9-классницы Кати, успокаивала дочь, которую не пустил на выпускной родной отец. 9-классники должны были плавать на кораблике по Москве-реке. Деньги сдали, ничего страшного в голову родителям не пришло. В последний момент выяснилось, что плавать детишки будут ночью, часов до трех, под приглядом одной-единственной, причем считавшейся безответственной, мамы. Ну и папа Кати, суровый подполковник, сын генерала, сообщил то, что должен сообщить ответственный отец 15-летней дочери, отправляющейся в свободное плавание: «Никаких кораблей!»



Бурные скандалы разразились и в родительской среде 4-классников. Класс сына моей знакомой решил покатать детей на лимузинах со всеми положенными атрибутами. Разве что шампанское предлагали купить безалкогольное. Наш класс оказался не менее прогрессивным — гуляли в байкерском клубе. «Ночные волки», рев мотоциклов, пиротехника, дискотека под так сказать «мелодии современной эстрады»... Наши родительницы пошли еще дальше и обозначили дресс-код — косухи, темные очки, цепи и прочее. Я отказалась от участия, поскольку считаю, что детям 10–11 лет, при всем уважении к субкультуре, не место в клубе байкеров. Если только они не родились в коляске мотоцикла и не играли цепью вместо погремушки. Девочки, как сообщила моя дочь, упросили мам сделать прически — одной вплели в волосы фиолетовые дреды, другую покрасили в зеленый цвет.

Моя дочь занимается спортом, художественной гимнастикой. Из-за выпускного у нас бы пропало две тренировки — вечерняя и утренняя.

— Сима, ты не расстроилась? — опасливо спросила я дочь, поскольку своим волевым решением лишила ее выпускного.

— Нет, конечно. Знаешь, что бы мне сказала тренер Анна Сергеевна, если бы я пришла с розовыми волосами? «До свидания!» А знаешь, что бы она мне сказала, если бы я прогуляла две тренировки? «До свидания!»

Зато мы пошли на спортивный выпускной. Дни рождения девочек у нас отмечают всей командой, поэтому 9-летие Алисы получилось еще и праздником по случаю завершения сезона перед сборами. Пригласили и тренера, естественно.

Дети-гимнастки сидят на диете. Им ничего нельзя. Поэтому Алиса бегала и без конца спрашивала у мамы: «А торт будет, а торт правда будет? Честно?»

На праздничном столе стояли клубника, порезанные дольками яблоки, другие фрукты, кусочки сыра, огурцы, морковка. И пирожки — с повидлом, рисом, мясом. Домашние, но не жареные, а печеные. Пекла бабушка Алисы. Но дополнительно заказали и пиццу. Наши девчонки открыли рты и смотрели то на мам, то на тренера и снова на мам и на тренера. Пицца была разрезана, девочкам в сотый раз повторили, что сегодня можно. Анна Сергеевна ушла в дальний угол зала и прикрылась вазой с букетом цветов, чтобы не смущать гимнасток. Но в какой-то момент подошла к столу, чтобы взять кусок пиццы. Дальше рассказывала она.

— Полина, увидев меня, засунула в рот весь кусок пиццы. Ей даже удалось закрыть рот. Я подумала, что сейчас она начнет ее глотать и пицца застрянет. Придется вызывать скорую и объяснять, почему ребенок засунул в себя здоровенный кусок. Вряд ли врачи поверили бы в то, что 9-летняя девочка решила, что она удав.

Анна Сергеевна просила кого-нибудь из мам принести ей пирожок. Потом еще один. И еще.

Наконец, вынесли торт. Все собрались поздравлять именинницу. Кричали «с днем рождения». Но именинница Алиса не задувала свечи и не загадывала желание, а смотрела в потолок и делала вид, что вообще случайно оказалась на этом празднике.

— Алиса, ты что? — ахнула мама, поскольку воск со свечек уже капал на торт.

— О, господи! — Анна Сергеевна, которая тоже кричала «с днем рождения», убежала прятаться за свою вазу.

Торт благополучно разрезали. Девочкам даже дверь закрыли, чтобы ели спокойно. Но стоило кому-то из мам зайти за соком для родителей или за порцией торта, гимнастки дружно запихивали в рот остатки огурца или морковки. И сидели, похожие на саблезубых тигров или на моржей. Мы уже даже не хохотали, а рыдали. Но все пошли танцевать, играть и вроде как про спортивный режим и диету забыли.

Я не доела зефир и предложила его дочери. Сима взяла зефирину и засунула себе в рот, закашлялась, поперхнулась.

— Да что ж такое-то? — я начала стучать ей по спине.

Сима дико вращала глазами, покрылась испариной и, кажется, дело шло к вызову скорой.

— Это я виновата,— услышала я голос тренера,— просто мимо проходила.

Ну а потом все опять скакали, бегали, придумывали танцы, смеялись, договаривались, кто с кем в комнате будет жить на сборах. Дружно скандировали, как кричалку: «Много ели торты, не влезаем в шорты!» И этот выпускной для моей дочери, может, был не самым масштабным или бурным. Но точно самым вкусным. И уж правильное ударение в слове «торт» во множественном числе она заучила на всю жизнь.

Комментарии
Профиль пользователя