Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Михаил Абызов раскрыл злоупотребление правом

Басманный райсуд бывшему министру не поверил

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Несмотря на то что ущерб по делу экс-министра «Открытого правительства» Михаила Абызова, как подсчитали семь его адвокатов, едва превысил 1 млн руб., а признаков преступного сообщества в нем и вовсе не оказалось, Басманный райсуд на два месяца оставил обвиняемого под стражей.


В начале заседания по просьбе защиты судья Евгения Николаева приобщила к делу документы о том, что обвиняемый в организации преступного сообщества с использованием служебного положения министра и мошенничестве в особо крупном размере (ч. 3 ст. 210 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) Михаил Абызов в 2018 году был награжден орденом Дружбы и медалью Столыпина I степени.

Отметим, что как раз в это время ФСБ активно прослушивала телефонные переговоры господина Абызова, очевидно, пытаясь получить доказательства его связи с другими фигурантами будущего расследования.

Среди абонентов, впрочем, оказался только бывший член совета директоров СИБЭКО Николай Степанов — хороший товарищ и бизнес-партнер экс-министра.

Разобравшись с наградами, защита перешла к поручительствам. За обвиняемого, в частности, ручался бывший глава администрации президента Александр Волошин, сообщивший, что знает господина Абызова больше 20 лет как талантливого управляющего, активно участвовавшего в реформе энергетической системы страны; экс-вице-премьер Аркадий Дворкович, назвавший его государственным деятелем, а также зампред ВЭБа Наталья Тимакова, не сомневающаяся в безупречной репутации подсудимого.

Михаила Абызова адвокаты просили выпустить из металлической клетки в зал, ссылаясь на то, что нахождение в ней противоречит требованиям ЕСПЧ, в которых говорится, что обвиняемые в экономических преступлениях не должны содержаться в условиях, предназначенных для убийц и террористов. Судья, в свою очередь, сочла, что правила конвоирования важнее, оставив экс-министра за решеткой.

Генерал-майор юстиции Сергей Степанов мотивировал необходимость продления ареста Михаила Абызова, в частности, тем, что срок следствия по делу продлен до 27 июля.

Обвиняемый, по словам господина Степанова, обладает обширными связями в структурах госвласти и правоохранительных органах, которые может использовать для противодействия расследованию.

К тому же, даже в условиях изоляции, он продолжает управлять предположительно похищенными средствами. По словам генерала, господин Абызов из СИЗО организовал перевод 60 млн руб. Половину из них получила его супруга Валентина Григорьева, которая 5 млн оставила себе, а остальные перечислила адвокатам. Еще 30 млн получил сын экс-чиновника от первого брака. Впрочем, на часть этих средств суд по требованию следствия наложил арест.

Адвокаты господина Абызова не нашли в переводах ничего криминального, отметив, что деньги понадобились на обеспечение защиты и проживание семьи господина Абызова, оставшейся без кормильца.

Сергей Степанов также сообщил, что в ходе обысков из квартиры Михаила Абызова в Обыденском переулке изъяли наркотики. Впрочем, вскоре выяснилось, что это был небольшой пакетик с остатками марихуаны, который, по данным адвокатов, нашли в соседней квартире. Ее экс-министр приобрел, чтобы шумные соседи не мешали ему работать дома. Новой квартирой из-за ее ремонта семья Михаила Абызова не пользовалась. На пакете отпечатков пальцев бывшего чиновника не оказалось, а наркотиков было так мало, что материал по ним из Следственного комитета России (СКР) передали в полицию для административного производства.

Учитывая, что с момента ареста Михаила Абызова и его предполагаемых сообщников прошло почти два месяца, судья Николаева поинтересовалась у следователя о проделанной за это время работе. Генерал Степанов сообщил о допросах обвиняемых и свидетелей, многочисленных обысках и десяти назначенных экспертиз: финансово-бухгалтерских и экономических. Часть из них уже завершена, но их результаты следствие не изучило.

Свои исследования по делу провела и сторона защиты. Из них следует, что сделка по приобретению ОАО СИБЭКО и ОАО РЭС, находившихся под контролем господина Абызова, акций других компаний за 4 млрд руб. если и нанесла ущерб, то только их миноритарным акционерам. Таковыми следствие считает двух частных лиц и ФГУП «Алмазювелирэкспорт», которым в СИБЭКО и РЭС принадлежали доли, оцениваемые в 1,3 млн руб. Следствие же считает похищенными все 4 млрд.

По версии защитников, СКР не установил, где, когда и при каких обстоятельствах было создано ОПС. При этом адвокаты отметили, что потерпевшие написали заявления и дали показания только после того, как к ним обратилось следствие. Заявив о недоказанности обвинения и отсутствии самого события преступления, защитники потребовали изменить меру пресечения господину Абызову на не связанную с содержанием в СИЗО. Для домашнего ареста был предложен дом в подмосковной Жуковке.

Сам Михаил Абызов сообщил, что, ознакомившись с обновленной версией обвинения, только убедился в своей невиновности.

«Потерпевший Рубцов утверждает, что ему неизвестно, каким количеством акций он обладал, и не может сказать, какой ущерб ему был причинен. Так было ли само преступление?» — заявил обвиняемый.

По словам господина Абызова, он не создавал ОПС и вообще не совершал ничего противозаконного. Да и сама сделка долгое время не вызывала ни у кого вопросов. Как отметил господин Абызов, если у миноритариев сейчас появились претензии, то они должны рассматриваться не в рамках уголовного дела, а в арбитражном суде, поскольку в противном случае это злоупотребление правом, на недопустимость которого указывал президент Владимир Путин. Не найдя злоупотреблений в деле, Басманный райсуд продлил экс-министру содержание под стражей до 25 июля.

Алексей Соковнин


Комментарии
Профиль пользователя