Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Первый автомобиль Мориса Вагнера

"Петербургский диалог". Приложение от , стр. 16

Как и многие немецкие спортсмены, баскетболист Морис Вагнер пережил непростые времена, когда приехал в США. А теперь он в «Лос-Анджелес Лейкерс». Как чувствуют себя немецкие звезды за океаном, для газеты The Berlin Times рассказал спортивный корреспондент Suddeutsche Zeitung в США Юрген Шмидлер.


Нет, солнечным утром в этом пляжном городке к югу от Лос-Анджелеса Морис Вагнер не выглядит как звезда НБА. Он одет не так, как многие из его товарищей—профессиональных баскетболистов: кричащие дизайнерские костюмы, тяжелые золотые цепи, экстравагантные головные уборы. Он уселся на парапет перед кафе в Манхэттен-Бич в мешковатой зеленой одежде и скорее похож на серфера, который отдыхает после нескольких часов в воде. Тихий океан меньше чем в трех минутах отсюда. «Берег и море имеют терапевтический эффект для меня»,— говорит Вагнер, и это похоже на правду.



Вагнер играет центровым в «Лос-Анджелес Лейкерс». Он товарищ по команде Леброна Джеймса. Президент клуба? Мэджик Джонсон. Независимый консультант? Коби Брайант. Бывшие игроки «Лейкерс», которые тоже играли центровыми? Уилт Чемберлен, Карим Абдул-Джаббар, Шакил О`Нил.

Трудно представить себе что-то более выдающееся для новичка из Германии, чем игра в одном из самых известных спортивных клубов мира, и надо помнить вот что: в лучшей в мире баскетбольной лиге около 400 игроков, из которых только 150 достаточно хороши для того, чтобы называть себя игроками основного состава. «Конечно, это игра, но это также и действительно жесткий бизнес,— говорит Вагнер.— Каждый в игре знает, что цель каждого дня — сохранение этой работы».

И как это влияет на 21-летнего парня из Берлина, который внезапно начинает играть за «Лейкерс» и жить в таком четырехмиллионном городе, как Лос-Анджелес? Когда он, вдали от дома, планирует свое будущее в спорте и занимается личной жизнью? Когда, в отличие от немецкого спорта, в соответствии с правилами люди должны знать, что вам заплатили $1 764 240, а в следующем сезоне вы получите ровно $2 066 040?

Даже для лучших спортсменов переезд в Новый Свет все еще чрезвычайно труден. Дирк Новицки хотел убежать обратно в Германию после первого сезона в «Далласе», Деннис Шредер начал свою карьеру в НБА с того, что его отправили в низшую лигу после нескольких неудачных игр, немецкие футбольные звезды Арне Фридрих и Торстен Фрингс решили вернуться домой, несколько разочарованные, после короткого гостевого срока в американской лиге Major League Soccer (MLS).

Для каждого, кто хочет узнать, каково это — пересечь Атлантику, чтобы сделать спортивную карьеру, нет ничего лучше, чем поговорить с Морисом Вагнером. В 2015 году он перешел от игры в берлинской «Альбе» к учебе в Мичиганском университете — элитном университете с легендарной баскетбольной программой, среди выпускников которой Руди Томьянович, Крис Уэббер и Кэззи Рассел.

Правда, немецким наблюдателям может показаться, что семестр за границей в американском университете не является чем-то экстраординарным. Однако опыт немецких студентов, которые приехали в другую страну на определенный срок, имеет мало общего с тем, что переживают спортсмены. Сколько из обычных студентов по обмену играет перед толпой почти из 14 тыс. зрителей, как это делают «Мичиган Вулверинс» на стадионе Crisler Center в Энн-Арборе? Кто из них летит в Даллас на гостевые игры и должен работать над курсовой в полете? Кого в кампусе высмеивают однокурсники после поражения и кто почетный гость на любой вечеринке после победы?

Вагнер приехал в этот университетский город на Среднем Западе и сначала по традиции должен был делить комнату в студенческом общежитии с товарищем по команде. В чем была проблема: тот выключал отопление ночью, потому что любил холод в комнате — такой холод, что Вагнер не мог спать и регулярно подхватывал простуду. И еда в столовой очень сильно отличалась от той, что его мать Беате готовила в Берлине. И в довершение ко всему план тренировок и тактика команды не имели ничего общего с берлинской «Альбой».

Мелочи, можете сказать вы, но для 18-летнего, который живет более чем в 4 тыс. миль от дома и пытается привыкнуть к жизни в США, все эти мелочи складываются в единое целое, которое ощущается как большая проблема.

Между прочим, даже у людей, которые, как кажется, достигли всего в своей карьере, был подобный опыт. Два года назад Бастиан Швайнштайгер начал играть за «Чикаго Файр». На вопрос о качестве игры в MLS как футбольной лиге он ответил: «Иногда происходят вещи, которые просто не укладываются в голову, например некоторые решения судей, или как некоторые игроки двигаются без мяча, или как они пасуют». Однако он сказал также: «Я заранее знал, во что я ввязался».

Когда Вагнер приехал в Мичиган, он весил 210 фунтов (95 кг) — его тренер счел этот вес слишком низким.

Образцовый спортсмен в США чуть выше и сильнее, чем в Европе.

Давайте снова вспомним о Новицки, которого эксперты весь первый сезон считали слишком тощим, слишком слабым и слишком чувствительным.

Вагнер часто проводил всю игру на скамейке запасных, но он не сдавался. Такие истории обычно слышат от немецких спортсменов, которые не убежали обратно в Германию после первого сезона. Нужно время на то, чтобы привыкнуть к этой культуре, которая на первый взгляд выглядит столь похожей на немецкую. Актер Мэтт Деймон как-то сказал: «Германия и США отличаются только на 5%, но эта разница кажется такой огромной, потому что из-за всего этого сходства невозможно предвидеть различия».

Для того чтобы немецкий спортсмен смог чувствовать себя комфортно, живя в США, он, например, должен понять, что здесь в командных видах спорта допускается, а иногда даже поощряется эгоизм, что скромность и сдержанность часто могут счесть слабостью.

Те, кто принимает это и понимает, может добиться многого в этой стране. В течение своей поразительной карьеры Новицки заработал около $300 млн только в «Даллас Маверикс». Деннис Шредер сейчас зарабатывает $15,5 млн в год, играя за «Оклахома-Сити Тандер». Вагнер выдержал. Он стал ключевым игроком основного состава и привел «Мичиган» к чемпионству в турнире Национальной ассоциации студенческого спорта прошлой весной. И несколькими месяцами позже «Лейкерс» выбрали его во время очередного драфта НБА. Через несколько недель в летнем лагере он повредил левое колено и левую лодыжку. «Я не мог спать, потому что думал, что они могут отказаться от меня»,— вспоминает Морис.

Такова сейчас жизнь игрока НБА: если клуб хочет избавиться от него, он ничего не может сделать, чтобы помешать этому, в отличие от Европы. Он вынужден идти туда, куда его отправят. Так говорится в правилах.

«Лейкерс» решили не продавать его, когда период его трансфера истек: его позиции в «Лейкерс» в безопасности по крайней мере на ближайшее будущее. Но они не позволили ему играть сразу после реабилитации. После трудного начала сезона «Лейкерс» приобрели Тайсона Чендлера, тоже центрового и при этом опытного защитника, который выиграл чемпионство НБА в 2011 году в составе «Даллас Маверикс» вместе с Новицки. «Мой опыт в "Мичигане" помог мне в этот момент,— говорит Вагнер.— Я знаю, что нужно быть терпеливым и продолжать тренироваться и в конце концов у меня появится шанс».

В сложные моменты Вагнер полагается на свою семью. Его 17-летний брат Франц уже многообещающий игрок берлинской «Альбы», думают, что он тоже мог бы сделать карьеру в НБА. «Иногда родители просто кладут телефон на стол рядом с салатницей, чтобы я мог побыть с ними во время обеда,— рассказывает Вагнер.— Мой отец неплохо понимает мою ситуацию и учит меня, как меньше переживать из-за разных вещей и быть более терпеливым».

Кое-что еще, чему нужно научиться немецким спортсменам, чтобы добиться успеха в США,— это адаптироваться к американской спортивной культуре, не забывая притом о своих корнях. Например, кумир Мориса Дирк Новицки не превратился в хвастливого человека, рекламирующего самого себя: он остался скромным и веселым парнем из Вюрцбурга. И это то, что любят в американском спорте — когда спортсмен принимает особенности Америки и действует в этих границах, сумев притом добавить в эту смесь и немного от своей страны.

Баскетбольный мир знает не так много центровых с твердой рукой за пределами трехочковой линии. Вагнер — один из них, и этот факт вместе с его амбициями и энтузиазмом причина того, почему «Лейкерс» не хотят выпустить его из рук. Леброн Джеймс о Вагнере: «Он всегда здесь. Он всегда хочет совершенствоваться, но что особенно важно, он хочет помочь своей команде стать лучше». Вагнер заслужил уважение в этой чужой стране, в этом чужом городе. «В Лос-Анджелесе столько людей, которые просто рисуются тем, как они богаты,— говорит он.— Боже, не дай мне когда-нибудь стать таким».

Недавно у него была пара бессонных ночей: «Я купил себе машину. Это безумие, я ни разу в жизни не тратил на что-то так много денег». Он не хочет прочитать где-нибудь, что это за машина, поэтому он краток: это не спортивный автомобиль, это не автомобиль класса люкс, это машина, которая нужна, если ты ростом 6 футов 11 дюймов (211 см).

Юрген Шмидлер


Комментарии
Профиль пользователя