Коротко

Новости

Подробно

Фото: Moment / Getty Images

Кто на селфи всех милее?

Что стоит за эпидемией самофотографирования

Журнал "Огонёк" от , стр. 4

Первое селфи было сделано 180 лет назад, но настоящий бум самофотографирования пришелся на наш XXI век. Как селфимания захватила мир и вышла за пределы цифровой среды, выяснил «Огонек».


Материал подготовила Мария Портнягина


За три минуты американец Джеймс Смит сделал 168 селфи — теперь он в Книге рекордов Гиннесса. В ней же значится и его соотечественник Патрик Петерсон, наснимавший сам себя за один час 1449 раз. Такой скорострельности наверняка позавидовал бы автор первого в мире селфи, сделанного без малого два столетия назад. В 1839 году начинающему фотографу из Филадельфии Роберту Корнелиусу потребовалось около 15 минут на экспозицию, чтобы получить свое изображение на посеребренной медной пластине.



Первое селфи — дагерротип, которым не похвастаешься подписчикам в соцсетях, им не соберешь лайки и комментарии, как это рутинно происходит в наши дни. Зато снимок Корнелиуса хранится как историческая ценность в библиотеке Конгресса США.

Кстати, само слово «селфи» (производное от английского self — сам, себя; в русском языке есть еще «самострел» и «себяшка») получило признание не так давно. Его включили в Оксфордский словарь в 2013 году. Определение дано простое: «это фотография, сделанная вами самими обычно на смартфон или веб-камеру и загруженная в соцсети». Именно последнее, впрочем, затрудняет ведение статистики по этому явлению. Если в интернете ежедневно появляются десятки миллионов селфи, то сколько их хранится в памяти гаджетов или пересылается приватно в мессенджерах — оценить невозможно. А ведь существует еще опция исчезающего снимка, которую используют нередко в интимной переписке: отправил откровенное селфи адресату и после первого просмотра фото тут же удаляется. Такие селфи вовсе неуловимы для учета.

И все-таки кое-что подсчитать удалось. Селфи все возрасты покорны, но ядро поклонников, что предсказуемо, молодежь. Из парадоксального — женщин среди делающих селфи больше, но перевес всего в пару процентов. Зато ретушировать или использовать фильтры, чтобы «улучшить» себя на снимке, как выяснилось, больше склонны мужчины. Может, и потому, что в массовом восприятии делать селфи по-прежнему считается не «мужским занятием».

Вдобавок к этому группа ученых из Мюнхенского университета описала «парадокс селфи». Участники исследования оценивали собственные и чужие селфи.

Оказалось, что свои снимки люди чаще всего воспринимают как оригинальные, самоироничные, а чужие — как показные и поверхностные.

«Люди не склонны признавать в себе тягу к самолюбованию и тем более нарциссизму, что не мешает им отмечать это в других»,— объясняет соавтор исследования психолог Сара Дифенбах.

Мотивы самофотографирования, впрочем, самые разные: не только показать себя и произвести впечатление, но и зафиксировать момент на память, побудить к общению, а еще оценить свой внешний вид со стороны. Например, в ситуации, когда человек выбирает новую вещь в магазине, примеряет и отправляет селфи, чтобы посоветоваться с кем-то: брать — не брать. По-научному все это называется обобщенно — формирование своей индивидуальности и поиск идентичности. Если так, то почему бум селфи, впервые сделанного почти два века назад, пришелся на наше время?

Взрывообразную популярность селфи в XXI веке обеспечили современные технологии. Прежде всего появились площадки для демонстрации селфи — социальные сети. В середине 2000-х это был MySpace, затем знамя перехватил Facebook, где можно было выкладывать снимки в более высоком качестве, поворотным моментом стало возникновение Instagram — платформы, созданной именно для публикации фотоснимков. В 2010-м был выпущен iPhone4 — первый смартфон с фронтальной камерой, по сути, предназначенной специально для селфи.

Селфимания, в свою очередь, породила целую индустрию. Тут и селфи-палки, и селфи-лампы с держателем для смартфона и пультом дистанционного управления, и приложения для редактирования снимков. Более того, меняется мода на селфи. То, чтоб макияж как маска, скрывающая все несовершенства, теперь, наоборот, максимальная естественность, доводимая до абсурда немытой головой и растянутыми трениками в кадре.

Случаются и вовсе экзотические поветрия, когда, например, накануне последнего Нового года в Сети появились селфи, на которых девушки с бровями, уложенными в форме разлапистых елей и блестками на них наподобие елочных шаров. Это если речь идет о лице, под категорию селфи сейчас попадают и отдельные части — грудь, попа, колени, причем как женские, так и мужские. Моду зачастую задают знаменитости.

Несмотря на вольницу, в отношении селфи все же действует негласный этикет. Не комильфо выкладывать в Сеть селфи, например, с похорон, в храмах или с двойником Гитлера, выставленным в Музее восковых фигур (реальный скандальный случай в Индонезии, в итоге фюрера убрали из экспозиции).

Селфи давно вырвалось за пределы Сети. Это предмет научных дискуссий. Повышает самооценку, утверждают одни. Вызывает зависимость, заявляют другие. О феномене сочиняют романы, снимают сериалы, ставят спектакли. Музеи устраивают выставки, продумывая удачные точки для селфи. А в одной из лондонских кофеен придумали «селфичино»: клиент отправляет свое селфи, специальный аппарат печатает его на молочной пенке. На выходе — капучино с портретом из корицы...

Такая вот эволюция селфи.

Экспертиза

Казаться лучше


Селфи — это проявление того, как разные факторы и прежде всего культура влияют на нас и наше восприятие себя. В конце XX века на Западе был огромный интерес к идее самооценки, которую следом подхватил остальной мир. Идея простая: если мы хотим, чтобы люди были классными, надо им об этом постоянно твердить.

Уилл Сторр, британский журналист, писатель, автор бестселлера «Селфи. Почему мы зациклены на себе и как это на нас влияет»

Уилл Сторр, британский журналист, писатель, автор бестселлера «Селфи. Почему мы зациклены на себе и как это на нас влияет»

В результате выросло целое поколение, которому с детства родители и педагоги вбивали идею о необходимости повышать свою самооценку. На самом деле это ложный конструкт, который мы приняли за чистую монету. Высокая самооценка — это плохо, если она ни на чем не основана.

Сейчас распространен подход, что надо говорить ребенку, да и взрослому, что он особенный. Это опасный путь, когда нет связи с реальными достижениями, реальным социальным успехом.

«Я особенный» — это определение нарциссизма. И его уровень, по крайней мере в западном обществе, очень высок, что проявляется и через селфи.

Конечно, мы живем в слишком сложном мире, чтобы делить все на черное и белое. Социальные сети действительно демократизировали рынок, сделали многих молодых людей видимыми, помогли им построить карьеру. Это и то, что называется феноменом Ким Кардашьян (американская звезда реалити и соцсетей, выпустившая книгу своих селфи.— «О»), и настоящие истории успеха.

Помимо нарциссизма есть и другая проблема — перфекционизм. Прежде считалось, что это хорошо, когда человек стремится к высоким стандартам. Но к чему это привело? Многие боятся выглядеть и действовать не так хорошо, как ожидается и социально одобряется. Идеальным надо быть во всем, идеальным родителем, идеальным работником... Исследование, проведенное в Великобритании, показало, что с 1990-х годов среди молодежи на 30 процентов вырос уровень социального перфекционизма, то есть жизнь с оглядкой на других. Стоит ли удивляться, что с селфи на нас смотрят сплошь открытые, дружелюбные, общительные, обаятельные, жизнерадостные... В нынешнем мире с его культурой селфи комфортнее себя чувствуют экстравертные личности. Что не исключает и у них этого параноидального мышления: а достаточно ли я хорош?

Вдобавок в соцсетях идет постоянная игра за статус, быть лучше, популярнее, игра бессознательная или целенаправленная. Селфи — одно из орудий в этой игре.

Из выступления в Москве, организованного издательством Individuum, выпустившим книгу на русском языке

Комментарии
Профиль пользователя