Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

«Мы сражаемся за тех, у кого нет смелости противостоять США»

Глава МИД Палестины рассказал “Ъ” о «сделке века»

от

Пятая министерская сессия Российско-арабского форума сотрудничества с участием министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, глав и представителей МИДов стран—членов Лиги арабских государств (ЛАГ) и ее генсека пройдет во вторник в Москве. Задача встречи — скоординировать позиции по самым острым проблемам ближневосточного региона. Одной из центральных тем станет палестино-израильский конфликт. Это особенно важно в свете обещанной США публикации своего плана урегулирования конфликта, который заранее получил название «сделка века». Как смотрят палестинцы на планы Вашингтона и что им может помочь, рассказал корреспонденту “Ъ” Марианне Беленькой глава МИД Палестины Рияд аль-Малики.


— Что вы ожидаете от встречи России и представителей арабских государств?

— Я ожидаю, что мы обсудим весь спектр российско-арабских отношений, наши приоритеты. Мы, арабы, всегда поддерживали прекрасные отношения с Москвой. И несмотря на различные политические изменения, важно, что мы по-прежнему стремимся развивать отношения с Российской Федерацией и у Москвы всегда есть место в арабской внешней политике. Для нас Россия — это дружественная страна, на которую мы всегда можем положиться. В частности, в решении палестинского вопроса. Вот поэтому я здесь. И это очень важно — всем вместе из Москвы заявить о ценности российско-арабских отношений.

— Вы только что встречались с российским министром иностранных дел. О чем говорили?

— Мы говорили о важности проведения следующей встречи между президентом России Владимиром Путиным и президентом Палестины Махмудом Аббасом…

— Когда планируется встреча?

— Мы надеемся, что это, возможно, будет после июня. Мы говорили о трудностях, с которыми сталкивается решение палестинского вопроса. Мы говорили о наших отношениях с Израилем, Соединенными Штатами, чего ожидать в том числе от России, когда мы столкнемся с этими американскими сумасшедшими идеями, которые получили название «сделка века». И также мы говорили о необходимости развития наших двусторонних отношений.

— Сегодня израильская газета Jerusalem Post написала, что палестинцы намерены попросить Россию помочь с размораживанием $138 млн, предназначенных для Палестины и замороженных Израилем. Так ли это?

— Мы всегда говорим о замораживании Израилем наших денег и всегда просим помощи друзей, у которых хорошие отношения с Израилем, чтобы дать ему понять, что он совершает кражу.

— Поднимался ли вопрос сегодня на встрече с Сергеем Лавровым?

— Конечно. Как я уже сказал, когда я говорю о Палестине, я всегда говорю о финансовых трудностях, с которыми мы столкнулись, когда Израиль незаконно похитил наши деньги.

— Получается парадоксальная ситуация, когда «Хамас» может получить деньги в секторе Газа, а палестинские власти в Рамалле не могут.

— Да. Израиль и США считают «Хамас» террористами, но все равно позволяют переводить им деньги. Мы являемся законными представителями палестинского народа, и нас лишают денег. В интересах Израиля поддерживать разделение между Западным берегом (реки Иордан, который находится под контролем палестинского движения «Фатх», чей лидер Махмуд Аббас руководит Палестиной.— “Ъ”) и сектором Газа, между «Фатх» и «Хамас». Они полагают, что, если деньги попадут в руки «Хамас», это поможет удерживать раскол между двумя движениями. И Биньямин Нетаньяху (премьер Израиля.— “Ъ”) дал понять, что такая политика будет продолжена в интересах Израиля.

— Возвращаясь к России. Ощущаете ли вы реальный результат от посредничества Москвы между вами и Израилем, или «Фатх» и «Хамас»?

— Да, конечно, мы очень ценим российскую роль. Например, в Москве недавно прошел очередной раунд переговоров между различными палестинскими силами…

— Который не удался…

— Неудача не означает, что это конец. Надо продолжать попытки, и российская сторона готова это делать, провести следующий раунд переговоров. Это важно. Что касается переговоров с Израилем, то президент Путин давно предложил провести встречу между израильским и палестинским руководством. И мы сказали: «да, в любое время». В тот момент, когда израильтяне скажут «да», мы сядем и поговорим с ними.

— Есть ли подвижки в вопросе примирения между «Фатх» и «Хамас»?

— Мы всегда к этому стремимся. Вчера наша делегация, состоящая из представителей «Фатх» и Организации освобождения Палестины (ООП) во главе с Аззамом аль-Ахмадом направилась в Каир, чтобы обсудить, какие есть перспективы в решении проблем между нами и «Хамас». Это демонстрирует, что палестинское руководство, наш президент готовы продолжать идти по пути к примирению. Президент взял на себя обязательства сделать все возможное на этом пути. Поэтому он продолжает посылать делегации в Египет, чтобы выяснить у египетской стороны (Каир выступает посредником между палестинскими движениями.— “Ъ”), есть ли какая-либо возможность убедить «Хамас» ради интересов палестинского народа прийти к примирению, чтобы вместе противостоять вызовам со стороны израильтян и палестинцев.

— «Хамас» заявил, что новое палестинское правительство, которое начало работу в субботу, не будет способствовать примирению между палестинскими движениями…

— У нас было правительство национального примирения во главе с премьер-министром Рами Хамдаллой. Оно было создано при участии «Хамас». И несмотря на это, оно не смогло работать в секторе Газа. Члены правительства неоднократно пытались поехать в Газу, но «Хамас» мешал им. Какой у нас был выбор? Мы ждали примирения, ждали, когда они позволят правительству работать в Газе. Но они пытались убить премьер-министра, главу разведки. Невозможно ждать вечно, когда «Хамас» изменит свои взгляды. Президент Аббас почувствовал, что время правительства национального примирения подошло к концу. Мы не концентрируемся на заявлениях, которые делают «Хамас», это обычный для них тип реакции. Вместо того чтобы атаковать новое правительство, они могли бы позволить старому оказать помощь людям в секторе Газа. Я помню, как я сам приезжал в Газу и не мог провести там нормальную встречу с сотрудниками моего министерства. Им не разрешили войти в отель, где я остановился, и мы должны были разговаривать посреди улицы. И при этом «Хамас» не переставал угрожать мне, что, если я задержусь, они арестуют всех моих сотрудников. И мне пришлось уйти. И это было их обычное, агрессивное поведение. Их послание нам было очень ясным: они не хотели видеть нас в Газе. И в этом суть проблемы.

— Не похоже, что с тех пор что-то изменилось и есть шанс на примирение.

— К сожалению, нет. Но мы должны продолжать работать в этом направлении.

— Вы упоминали «сделку века» — план США по примирению палестинцев и израильтян, с которым вы заочно не согласны. Есть ли у вас возможности сопротивляться американскому плану?

— Иногда мы спрашиваем самих себя: видел ли кто-нибудь этот план или нет? Является ли он плодом воображения или нет? Из того, что известно,— план работает в интересах израильского правительства, Нетаньяху. США сделали все, о чем он их просил: признали Иерусалим столицей Израиля и суверенитет Израиля над Голанскими высотами, перевели свое посольство из Тель-Авива в Иерусалим, остановили финансирование ооновского Ближневосточного агентства для помощи палестинским беженцам, которое работает почти с 5 млн человек, закрыли офис Организации освобождения Палестины (ООП) в Вашингтоне, закрыли существовавшее с 1844 года американское консульство в Восточном Иерусалиме. Трамп давал Нетаньяху все, что бы он ни захотел. И в связи с этим нас, конечно, беспокоит, что может быть в этой «сделке века». Если все, что я упомянул, и есть часть этой «сделки», кульминацией которой может стать признание суверенитета Израиля над частью Западного берега, то мы, как палестинцы, имеем полное право защищать наши собственные интересы, отвергнуть этот план и обратиться к международному сообществу встать на нашу сторону против этих агрессивных планов, которые нарушают основные права палестинского народа и резолюции СБ ООН, угрожают уничтожить наши надежды на свое государство. В такой ситуации мы должны действовать. Мы видим, что происходит, мы понимаем, что все это значит, мы не слепые. Этот план, как и все остальное, будет служить интересам Нетаньяху.

— Но что вы можете сделать?

— Очень хороший вопрос. Что мы можем сделать? По меньшей мере, мы можем бросить вызов американцам. Мы подали иск против США в Международный суд ООН из-за их решения перенести посольство. Мы будем продолжать работать с международным сообществом, в частности с Россией, Европейским союзом, с другими странами, чтобы создать фронт против американцев. Посмотрим, сможем ли мы что-то сделать в ООН. Мы не собираемся сдаваться. Это мы сказали американцам «нет» и разорвали с ними отношения, а не наоборот. Многие страны стараются поддерживать хорошие отношения с США, а мы сказали «нет». Они засылают к нам своих эмиссаров, а мы говорим «нет». Мы не будем разговаривать с американцами, пока они занимают явную произраильскую политику. Наше дело правое. Мы защищены резолюциями СБ ООН, международным правом, позади нас наши люди. Многие страны не хотят, чтобы международное право нарушалось. Иногда мы чувствуем, что сражаемся за многих других, у кого не хватает смелости или желания самим бросить вызов США. Но они видят, что мы сражаемся от имени всех. Поэтому мы ожидаем, что многие страны поддержат нас, когда придет время, когда нужно будет выбирать: или вы придерживаетесь своих принципов или продаете их под давлением США.

Да, мы понимаем, что противостоять сверхдержаве сложно. Мы не можем объявить им войну. Но мы делаем тот минимум, который можем, не облегчаем им жизнь. И мы продолжим держаться за нашу землю. Это наш способ противостоять возможной аннексии. Если они действительно хотят забрать нашу землю, им придется иметь дело с миллионами палестинцев. Они хотят повторить режим апартеида? Что они будут делать? Это важно. Как важно и то, в какой степени арабские страны будут закрывать глаза на происходящее в Палестине и сколько еще будет оставаться на своем посту Трамп. Будет он переизбран в 2020 году или нет?

— У вас есть свое лобби в Вашингтоне?

— Иногда у вас не так много денег, чтобы создать такую группу давления. Но все равно можно добиться успеха, если вы хорошо работаете. Мы работали с разными представителями американского общества и на разных уровнях, и мы многого достигли. Дебаты в университетских городках, позиция разных церквей, профсоюзов — все это очень важно. И вы можете видеть, что есть определенный сдвиг. Согласно последним опросам общественного мнения, опубликованным на днях, впервые с 2012 года 50% американцев поддерживают создание палестинского государства в границах 1967 года. Конечно, мы понимаем, что в существующих реалиях палестинское государство не будет создано завтра. Но мы должны верить, что в конечном итоге это произойдет. И мы должны работать для этого. Потребуется некоторое время, когда реалии изменятся.

— Несмотря на то что сейчас в Израиле было правое правительство, вы все равно продолжали сотрудничать с ними в сфере безопасности…

— Да, но это не значит, что так будет и впредь. Мы придем к моменту, когда будем решать — в наших интересах это или нет.

— Несколько раз в прошлом году господин Аббас говорил, что палестинцы откажутся от соглашений в Осло (первые палестино-израильские договоренности.— “Ъ”), но не сделал это.

— Это не может быть его единоличным решением. Оно должно быть принято центральным комитетом ООП. И после рамадана (священный месяц для мусульман.— “Ъ”), в июне, президент Аббас созовет ЦК, чтобы он принял решение. И также необходимо решение парламента. Я не могу сказать, какое решение они могут принять.

— Если вы откажетесь от соглашений в Осло, вы откажетесь от Палестинской администрации, существование которой основано на этих соглашениях.

— Я не собираюсь вступать в академическую дискуссию на тему, кто был первым: курица или яйцо, и кто на кого влияет. Мы подходим к моменту, когда надо принять важное решение. Оно может повлиять на нашу жизнь? Возможно. Но это часть цены, которую мы должны заплатить.

При участии Елизаветы Наумовой


Комментарии
Профиль пользователя