Коротко

Новости

Подробно

Фото: PhotoXpress

Сносные и несносные условия

Как реновация развела москвичей по разные стороны баррикад

"Дом". Приложение от , стр. 1

Ядро противников городской программы сноса пятиэтажек сформировалось еще в 2017 году на митингах, когда в Госдуме принималось законодательство о реновации. Последний год и противники, и сторонники программы реновации воюют в основном в соцсетях: желающих переселяться в Москве, вероятно, больше, но действуют они куда более вяло. Принципиально оба лагеря расходятся в одном — в доверии к чиновникам.


Когда в феврале 2017 года президент Владимир Путин на встрече со столичным мэром Сергеем Собяниным одобрил идею новой программы сноса пятиэтажек со словами, что знает «настроения и ожидания москвичей», он, вероятно, не подозревал, насколько по-разному отнесутся горожане к этой затее. Первую волну недовольства вызвали грядущий масштаб переселения в 1,6 млн человек и напор городских чиновников, поспешивших внести в Госдуму законопроект об особых градостроительных полномочиях для этих строек. Документ позволял сносить фактически любые здания, отступать в проектах от пожарных и санитарных требований и выселять жителей из старого дома через два месяца при несогласии въехать в новый.



Митинги против закона о реновации собрали в 2017 году тысячи горожан и стали отправной точкой движения противников программы сноса. Они говорили о крепости пятиэтажек и зеленых прилегающих дворах, а также опасались возможного выселения в высотки в Новой Москве. Впрочем, уличные акции собирали и сторонники реновации, в том числе те, чьи разваливающиеся дома в программу не попали.

Координация граждан велась в основном через группы в соцсетях, которые и стали основным рупором обоих лагерей. К примеру, в самой популярной группе противников программы в Facebook «Москвичи против сноса» сейчас состоят 27 тыс. человек. «Мы живем в ветхом доме без лифта и мусоропровода, ходим по раздолбанным лестницам, а окна в подъезде не закрываются с перестройки»,— зазывало, в свою очередь, сообщество «За снос!» пользователей «ВКонтакте».

Попытки столичных властей провести с населением разъяснительную работу через префектуры тогда еще больше развели граждан по лагерям: чиновники поначалу сами мало что знали о планах начальства и «путались в показаниях».

Конфликт удалось погасить после принятия Госдумой отредактированного закона о реновации, по которому переселенцам полагалось равнозначное жилье в своем районе (за исключением Зеленограда и Новой Москвы, где расселяют в пределах округа), равноценная квартира или денежная компенсация. Причем власти дополнительно обязались сдавать новые дома с улучшенной отделкой. В Общественной палате РФ надеялись, что в пользе программы граждан удастся убедить после первых переселений в феврале 2018 года.

Страсти действительно приутихли, но сдача в указанный срок первого 18-этажного дома в Измайлово число недовольных реновацией сократила несильно — разве что страх отправиться на выселки стал разбавляться насмешками.

В группах вспоминали об обещаниях главы департамента градостроительной политики Москвы Сергея Левкина настелить в квартирах полы из керамогранита и ламината, придирчиво обсуждали измайловский подъезд с зелеными стенами и приценивались к отечественной сантехнике в ванных комнатах. А один из элементов стандарта реновации — никелированный полотенцесушитель — стал в группах защитников пятиэтажек издевательским символом и пределом, по их мнению, мечтаний сторонников переселения.

Впрочем, шутки вновь сменились страхами после издания в 2018 году постановления мэрии о возможности предоставления новых квартир меньшей жилой площади с выплатой компенсации за недостающие метры. Несмотря на необходимость добровольного согласия переселенца, противники программы заговорили о грядущем давлении чиновников на жителей.

До новых баталий за пределами соцсетей лагеря добрались к ноябрю 2018-го: плацдармом стала площадка в районе Кунцево, где должен был появиться стартовый 26-этажный дом по программе реновации (см. статью «Битва за район» на стр. 14). Хотя у застройщика — группы ПИК — были разрешения на стройку, а дом выступал частью утвержденного мэрией проекта реконструкции двух кварталов Кунцево, активисты взялись пикетировать стройплощадку, требуя сначала расселить стоящие вплотную к ней соседние пятиэтажки. В их группах в соцсетях происходящее описывалось фразами «Это наша земля» и «Враг у ворот».

Сторонники сноса на форуме «Кунцево онлайн» пытались образумить оппонентов, напирая на плачевное состояние как минимум пяти окрестных домов, характеризуя их как строения со «сплошной плесенью». На митингах за и против стройки были задержаны с десяток пикетчиков. Противники реновации проиграли разбирательство в Верховном суде РФ, но в Кунцево им скорее удалось достичь своей цели: стройка так и не началась, а в соцсетях появились сведения о потере застройщиком интереса к этой площадке.

Очередной всплеск активности пришелся на апрель текущего года. Сначала стало известно о постановлении мэрии, разрешающем Фонду реновации переселять жителей за пределы района — правда, только с их согласия. В протестных группах опять пошли разговоры о навязывании жителям квартир на выселках и «отмене всех достижений» митингов 2017-го, сопровождаемые фразами вроде «мы знали об этом с самого начала».

Скептики только укрепились в своем мнении после вскоре представленных властями проектов планировок первых микрорайонов по программе реновации. В них было предложено выстроить 2,77 млн кв. м многоквартирных домов, в том числе высотный зданий, вместо сносимых 1 млн кв. м.

Масла в огонь подлил невзрачный серый облик домов, заметно отличающийся от представленных в 2018 году мэрией результатов международного архитектурного конкурса. Его победители вроде испанца Рикардо Бофилла спроектировали более футуристичные здания, например дом в виде вопросительного знака на проспекте Вернадского.

Последующие призывы пойти на слушания в группах как сторонников, так и противников строек, похоже, были услышаны: мероприятия посетили свыше 7 тыс. человек, а в Очаково-Матвеевском чуть не устроили драку. Детальные объяснения проектировщиков о том, что трехкратного увеличения числа жителей в новых районах не будет, а парковки построят под каждым новым домом, скептиков в целом не устроили.

«Наш протест изначально был связан с тем, что мы интуитивно понимали, что под предлогом "улучшения качества жизни" у нас хотели украсть землю под домами, так как в городе закончились места для работы застройщиков»,— считает администратор группы «Москвичи против сноса» Кэри Гуггенбергер, которая говорит, что публичные слушания «не смогли нас переубедить». «Жить в малоэтажном крепком доме в Москве — роскошь, которую хотят у нас отнять»,— добавляет она.

Сторонник программы блогер Михаил Нефедов, напротив, не понимает, «как можно быть против, когда дают новое жилье». «Мы больше 20 лет ждем в пятиэтажке переселения. У нас все трубы в стенах гнилые, балкон аварийный, а в подполе сантехника была гнилой еще 20 лет назад»,— перечисляет он. Господин Нефедов говорит, что пока переселенцам предлагают «переделанные остатки» экономкласса, но считает, что «на следующем этапе построят крутые дома». «Но даже если не будут крутыми, они все равно будут новыми и будут лучше пятиэтажек»,— заключает блогер.

Пока трудно понять, как изменилось соотношение противоборствующих сторон после слушаний, но за последние полтора года сторонники реновации явно потеряли подписчиков. К примеру, в группе «Москвичи против сноса» число членов за это время почти не изменилось. Между тем если в июне 2017 года самый популярный ресурс другого лагеря, «За снос!», насчитывал 15,7 тыс. подписчиков, то теперь аналогичный «Снос пятиэтажек» (3,6 тыс. членов) фактически не работает с января, а в «Засносцах Москвы» нет и 3 тыс. подписчиков.

Один из членов рабочей группы в Госдуме по реновации поясняет, что наиболее активными в интернет-группах сторонников программы были сотрудники небольших провластных организаций и молодежных парламентов. Впрочем, часть сторонников программы реновации рассредоточена по районным группах и форумам (вроде «Кунцево онлайн»), а многих скорее можно назвать молчунами. Но принципиальное разногласие у сторонников и противников программы явно осталось тем же — верить обещаниям чиновников или нет.

Александр Воронов


Комментарии
Профиль пользователя