Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Philippe Wojazer / Reuters

Красный, большой и пустой внутри

Китай может оставить ЕС и США без фантазий о том, что он на самом деле хочет

"Деньги". Приложение от , стр. 10

Евросоюз после «большого турне» председателя КНР Си Цзиньпина провел «большой саммит» с Китаем. Трактовать итоги весенних перемещений главы Китая по европейскому континенту и последующих событий можно с разной степенью оптимистичности и пессимистичности, в том числе и в отношении России. Но основная угроза становится все отчетливее, и с этим типом угроз никто в мире — ни в ЕС, ни в США, ни в России — ничего делать не в состоянии. Что, если и у великого Китая нет никаких идей о том, как поддержать мировой экономический рост?


Главной новостью конца марта для обитателей, видимо, самого «тяжеловесного» с точки зрения влиятельности и богатства его жителей региона Европы, Лазурного берега, стало ожидаемое перекрытие 25 марта Английской набережной в Ницце. Это случается в самых крайних случаях, последний раз променад закрывали после теракта в июле 2016 года. На этот раз настояли на прекращении передвижения перед отелем «Негреско», равно как и поставили на уши все окрестные заведения от Ниццы до Монако, службы безопасности Китая: Лазурный берег посетил председатель КНР Си Цзиньпин.



В конце марта глава Китая, как раз в этот момент завершающий свой путь на вершину власти в КНР (в апреле предполагается внесение в конституционное законодательство Китая поправок, частично демонтирующих в пользу главы государства режим постоянной сменяемости власти и коллективного руководства китайской Компартией самой большой страны мира), навещал обитель самых богатых людей мира в самом большом в своей карьере европейском турне. Товарища Си принимали в четырех европейских странах, а 9 апреля состоялся саммит ЕС—КНР — хотя китайские лидеры не так редко бывают в Европе, так тесно европейские и китайские дела в последние годы не были связаны никогда.

Формально сюжет «Си Цзиньпин едет в Европу» выглядел очень захватывающе. С одной стороны, новые власти в Италии готовы были демонстрировать в отношении ЕС свое недовольство, заключив с Китаем «сепаратную» экономическую сделку — соглашение об инвестициях компаний КНР в контейнерные терминалы портов Генуи и Триеста. Сделка эта подавалась Китаем как присоединение Италии к китайской глобальной инициативе «Один пояс — один путь»: напомним, этот проект предполагает в том числе «расшивку» логистических препятствий грузоперевозок из Китая в Европу, и в этом качестве он нужен Европе, активно покупающей китайские товары, никак не меньше самого Китая. В своей «римской» риторике Си Цзиньпин польстил новым итальянским властям, напомнив, что Италия некогда была, собственно, конечной точкой Великого Шелкового пути (что, несомненно, преувеличение — лишь одной из конечных точек наряду с Германией, Францией и будущими Нидерландами), и теперь логично было бы восстановить порушенное веками. Впрочем, никакой сенсации сделка, разумеется, не несла, о ней было известно еще до января 2019 года, и ее основная выгода — удешевление китайской продукции для европейских граждан. Конечно, ожидались и какие-то неожиданные дополнительные соглашения, и они последовали: Китай царственной рукой открыл путь на свой рынок итальянским апельсинам и договорился о дополнительном приеме китайских туристических групп в автомобильном музее Ferrari.

Не то чтобы рынки вздрогнули. К разным инициативам «Пояса и пути» в разное время присоединились 15 стран ЕС из 27, и хотя они в разной степени готовы были объявлять о поддержке китайского проекта, фактически все было понятно еще пять лет назад. Да и странно было бы ожидать, что Китай будет воссоздавать Великий Шелковый путь, имея на другом его конце людей, совершенно в нем не заинтересованных. Даже порты Генуи и Триеста, как и греческий Пирей, и ряд других объектов в Европе, ориентированных на китайский контейнерный импорт (и, что не менее важно, на экспорт в Китай из ЕС — контейнерные терминалы редко бывают односторонними), ждали инвестиций не один год. Собственно, итальянские сделки товарища Си можно трактовать и иначе: устав ждать, пока Европа, пораженная кризисом, расширит свои порты, Китай решил сделать это на свои деньги.

Председатель КНР Си Цзиньпин во время встречи с президентом Италии в Риме. 22 марта 2019

Фото: AP

Сюжет в Париже был несколько более сложен. Во-первых, французский президент Эмманюэль Макрон, оторвавшись на несколько дней от войны с «желтыми жилетами» (на визит Си они не отреагировали, хотя и яростно ненавидят глобалистов — а уж больших глобалистов, чем в ЦК Компартии Китая, в мире сложно обнаружить), категорически отказался принимать Си Цзиньпина один. На встречу была приглашена федеральный канцлер Германии Ангела Меркель и как бы случайно проезжавший мимо глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Задач у европейских лидеров было несколько. С одной стороны, Си Цзиньпину таким образом демонстрировались единые ценности Евросоюза, которые он проездом в сепаратистской Италии чуть пошатнул (в Китае это не очень заметили, во всяком случае, извиняться не стали). С другой — председателю КНР было показано, что единая Европа — ценный потенциальный союзник в споре Китая и США за новый торговый режим (кажется, предложение не было принято содержательно или его не поняли в Китае, во всяком случае, следов этого союза обнаружить в декларациях накануне финального саммита ЕС—КНР 9 апреля невозможно). С третьей — Китай, очевидно, предостерегали от тесного союза с покидающей ЕС Великобританией (кажется, Китай особенно и не собирался, по крайней мере пока). Наконец, нельзя встретить в Европе Си Цзиньпина и не поговорить с ним о Самой Главной Теме. Товарищ Си и китайские власти горячо поддерживают бескомпромиссную борьбу Европы с глобальным изменением климата в целом и Парижские соглашения в частности. А вот США не поддерживают. Ну и хорошо. А дальше что?

Нельзя сказать «и ничего». Что-то есть в сухом остатке по итогам китайской весны в Европе. Так, ЕС и КНР в пику США поддержат свой вариант реформы Всемирной торговой организации — а возможно, даже и МВФ. Если, разумеется, к июню 2019 года Китай и США не договорятся по вопросам ВТО и МВФ самостоятельно — об этом в коммюнике ЕС—КНР ни слова, но все и так это понимают. ЕС и Китай будут развивать торговлю как вторая и третья по размеру экономики мира, впрочем, как и с четвертой — с конкурентом Китая, Японией, которая как раз заключила с ЕС соглашение о зоне свободной торговли (и об этом в документах ни слова, но это тоже понятно). Россия, входящая тройку главных энергопоставщиков и ЕС, и Китая, также будет играть важную роль во всех европейско-китайских делах (и тут даже нечего обсуждать). Но по существу — ничего более. В какой-то мере визит Си Цзиньпина напоминает большой визит персидского Насреддин-шаха в Европу в 1878 году: посещение Парижа одним из богатейших монархов мира был центральной темой прессы несколько недель, Европа кипела от открывающихся перспектив геополитических игр, но потом выяснилось очевидное. Он просто делал свою работу и заодно смотрел театры Парижа, принимал европейскую знать и отдыхал. У шаха не было никаких огромных идей в отношении Европы.

А что, если у современного Китая тоже нет никаких огромных идей в отношении Европы? Что, если Си Цзиньпин приезжал в Париж просто для того, чтобы делать свою рутинную работу? Что, если те, кто говорят — «Пояс и путь» есть обычный проект долгосрочных инвестиций китайской государственной экономики в логистическое обеспечение своей огромной внешней торговли, и больше ничего — правы? Ведь вполне может статься, что во всеуслышание заявленные идеи Си Цзиньпина, не только «Пояс и путь», но и то, частью чего он является, проекта переключения модели роста китайской экономики с экспортной на внутреннее потребление, с ростом значения внутрикитайских инвестиций и снижением значения иностранных,— чистая правда. Если это так, то снижение темпов экономического роста в КНР — это совершенно обычная история (просто очень большая, как и все в Китае), в ней не стоит искать ни трагедий, ни хитрых замыслов. Да и сам Си Цзиньпин, возможно, просто рассматривает себя как лидера этого направления в китайской власти — грубо и приближенно можно его сформулировать как «хватит кормить китайским дешевым трудом весь мир, давайте поживем для себя под моим руководством».

Председатель КНР Си Цзиньпин с премьер-министром Италии Джузеппе Конте во время визита в Рим. 23 марта 2019

Фото: Yara Nardi, Reuters

И Европа, и США, да и многие в России будут глубоко поражены, когда выяснится, что все это приблизительно так и есть. Что Китай — не сверхэффективный «дракон», стремящийся поработить экономически весь мир, а обычная очень большая страна, больше Индии, а тем более Бразилии или России, со своими проблемами, нестыковками, внутриполитической борьбой и ограниченными коэффициентами полезного действия. И что ее очень сложно, если вообще возможно, использовать в «Звездных войнах 2.0», которых так ожидают многие мечтатели в Вашингтоне, Брюсселе, Париже, Лондоне, Москве. В лучшем случае с Си Цзиньпином можно договориться о поставке в Пекин итальянских апельсинов, брюссельской капусты, московского мороженого, тюменской нефти, а айфоны в Китае и так умеют собирать. В худшем случае Китай будет поставлять миру технологию сотовых сетей 5G от Huawei, и тот, кто не готов ее покупать по причинам «государственной безопасности», как к этому призывает Евросоюз, не имеющий своей технологии 5G, будет покупать ее в США в пять раз дороже.

К такому простому, хозяйственному и совершенно неромантичному Китаю в мире вообще мало кто готов. Когда это окончательно поймут, на рынках разразится буря. Возможно, ее потом тоже спишут на глобальное потепление. Но кому от этого легче?

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя