К «Трансаэро» накопились личные вопросы

ВТБ пытается взыскать долги авиакомпании с ее бывших владельцев

Кредиторы «Трансаэро» пока не спешат присоединяться к инициативе ВТБ, который первым предпринял попытку обратить субсидиарную ответственность по долгам обанкротившегося перевозчика на 250 млрд руб. на бывших владельцев компании, семью Плешаковых. Банк обвиняет их в фальсификации отчетности и выводе средств из «Трансаэро». Ответчики отрицают претензии и перекладывают ответственность на промежуточное руководство компании, к которому уже подан сходный иск. Но юристы считают, что шансы на успех у ВТБ есть.

Бывшие владельцы авиакомпании «Трансаэро» получили ясный сигнал о грозящей опасности

Фото: Лорис Юлия, Коммерсантъ  /  купить фото

Как следует из картотеки арбитражных дел, в отношении «Трансаэро» подано сразу два иска о субсидиарной ответственности. ВТБ направил иск в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти о привлечении к субсидиарной ответственности бывших контролирующих акционеров «Трансаэро» в феврале,19 марта состоялось первое заседание, суд отложил предварительное рассмотрение на 23 апреля. В иске к Ольге и Александру Плешаковым, а также матери последнего, главе МАК Татьяне Анодиной, сообщается, что семья и ее структуры владели 53% акций «Трансаэро».

ВТБ в заявлении уточняет, что в 2014–2015 годах заключил с «Трансаэро» кредитные соглашения на 13 млрд руб., их подписывала Ольга Плешакова. В октябре 2015 года авиакомпания остановила полеты и была признана банкротом в 2017 году. Но как считают в банке, объективное банкротство «Трансаэро» наступило еще в 2012 году, а позитивная бухгалтерская отчетность, на основании которой ВТБ принимал решение о выдаче средств, фальсифицирована.

Как обанкротилась «Трансаэро»

Смотреть

Уже после наступления объективного банкротства, говорится в иске, руководство «Трансаэро», манипулируя отчетностью, платило дивиденды акционерам и вознаграждение управленцам (в общей сложности 284 млн руб.), а также стимулировало рост диспропорции между стоимостью активов и суммой обязательств компании, поставив крест на оздоровлении должника. Эту диспропорцию на 2015 год по отношению к 2012 году банк оценивает в 161,6 млрд руб. Банк требует привлечения господ Плешаковых и Татьяны Анодиной к субсидиарной ответственности, размер которой соответствует совокупному объему кредиторских требований — 249,2 млрд руб.

Второй иск о субсидиарной ответственности конкурсный управляющий «Трансаэро» Алексей Белокопыт подал 14 марта к Дмитрию Сапрыкину, который возглавлял компанию всего полтора месяца. Он пришел в «Трансаэро» из «Аэрофлота», сменив госпожу Плешакову. Тогда предполагалось, что «Аэрофлот» купит 75% плюс одну акцию «Трансаэро» за один рубль. Но сделка сорвалась: акционеры не собрали в срок нужный пакет акций, а кредиторы не договорились о реструктуризации долга, и господин Сапрыкин покинул «Трансаэро». Среди причин обращения на него субсидиарной ответственности называются решение о прекращении продажи авиабилетов на все рейсы перевозчика с 1 октября 2015 года, а также формально ставшие причиной отзыва сертификата эксплуатанта у «Трансаэро» нарушения авиационных правил при назначении гендиректора.

Как бизнесменов привлекали к субсидиарной ответственности

Смотреть

С господами Плешаковыми связаться не удалось. Татьяна Анодина, находящаяся в Москве, передала “Ъ”, что комментировать правовые аспекты будут в адвокатском бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПАМ): «Личные вопросы, касающиеся членов моей семьи, которые не относятся к существу юридических споров, считаю нецелесообразным комментировать. Вместе с тем рассматриваю целый ряд информационных аспектов и вопросов как не соответствующие действительности».

Адвокат ЕПАМ Евгений Гурченко подчеркнул, что ответчики «с заявлением банка не согласны». Бухгалтерская отчетность компании, добавил он, не подвергалась искажениям, своевременно раскрывалась и постоянно проходила проверку как со стороны аудиторов, налоговой службы и иных контролирующих органов, так и со стороны самого банка.

Руководство «Трансаэро», отмечает юрист, «открыто и добросовестно» управляло компанией, сделок по выводу активов в указанный период не совершалось, упомянутые в иске дочерние компании направляли все денежные средства на погашение обязательств перед известными российскими банками и финансовыми организациями. «Ряд сделок уже признан судами законными, а действия руководства "Трансаэро" — добросовестными»,— говорит юрист. Доводы о признаках банкротства компании с 2012 года, по его мнению, противоречат «целому ряду вступивших в законную силу решений судов по делу о банкротстве».

Основная линия стратегии защиты ответчиков становится понятна в силу того, что их адвокат прямо апеллирует ко второму иску о субсидиарной ответственности: «Действительные обстоятельства и причины наступления банкротства "Трансаэро" в октябре 2015 года подробно изложены в заявлении конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности Дмитрия Сапрыкина».

В ВТБ отказались комментировать претензии к господам Плешаковым и Анодиной. Другие кредиторы пока не готовы поддержать истца. В Сбербанке (по его требованию возбуждено дело о банкротстве, долг превышает 9 млрд руб.) и ВЭБе (42 млрд руб.) “Ъ” не смогли уточнить свою позицию. В Газпромбанке (13,6 млрд руб.) на запрос не ответили.

Максим Полетаев, тогда первый зампред правления Сбербанка, 17 июня 2016 года
У меня есть основания полагать, что бывшие акционеры компании могли совершить ряд неправовых действий. Если это подтвердится, мы будем господ Плешаковых привлекать к ответственности

Советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук полагает, что шансы на успех у ВТБ есть. Интересным аспектом этого иска, отмечает адвокат, является обвинение в недостоверности бухгалтерской отчетности: 5 марта Верховный суд рассмотрел иск банка «Траст» к контролирующим лицам «Де Джиллет Бат Компани», которые предоставили недостоверные бухгалтерские документы для получения кредита на 500 млн руб. Суд постановил, что в данном случае с контролирующих лиц можно взыскать убытки. Юрист поясняет, что закон позволяет банкам глубоко не проверять отчетность, полагаясь на базовый принцип добросовестности.

По общему правилу, добавляет Юлия Михальчук, в течение месяца после появления у компании признаков неплатежеспособности, директор должен подать в суд заявление о банкротстве, иначе новые долги будут взысканы с него. В 2017 году круг лиц, которых можно привлечь к субсидиарной ответственности за неподачу заявления, был расширен: в него вошли те, кто имеет право созывать общее собрание для решения вопроса об обращении в суд с заявлением о банкротстве. В частности, это акционеры, члены совета директоров и аудитор. В суды уже поступили такие иски. Юрист добавляет, что за фальсификацию отчетности грозит и уголовная ответственность по статье 172.1 УК РФ, хотя такие эпизоды сложно доказать.

Наталья Скорлыгина, Герман Костринский, арбитражная группа

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...