Подробно

14

Фото: Zoerism studio

Магия крушения

Автомобиль как объект уличного искусства

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 68

У каждого стрит-арт-художника есть свой узнаваемый стиль, будь то никому не известный граффити-райтер из соседнего подъезда или звезда первой величины вроде Шепарда Фейри, так же известного как Obey, который обрел мировую славу после того, как посвятил одну из своих работ Бараку Обаме, изобразив его в своей фирменной плакатной манере. Португальский художник Vhils создает портреты, работая при этом не красками, а отбойным молотком и зубилом. Бельгиец Roa по всему миру рисует черно-белых животных. А вот тематика французского стрит-художника Zoer - автомобили, при этом он никогда не использует баллончики или аэрограф, только кисти и акриловые краски. Любовь к автомобилям Zoer стал испытывать с раннего детства, тогда же примерно начал и рисовать. В юности учился на автомобильного дизайнера. На улице сначала работал как граффити-райтер, но теперь "перерос" этот формат и работает с городским пространством как большой художник, используя в качестве холста как небольшие закутки, так и стены многоэтажных домов. Но этого мало — Zoer часто выбирает объектом своего рисования старые автомобили, превращая свалки в настоящие арт-пространства и вкладывая в свои работы глубокие философские мысли. Которыми художник согласился поделиться с читателями "Автопилота".


Анна Килимник Фото Zoerism studio


Недавно я купил Volkswagen T5 Multivan. Один мой старый друг помог мне советом и делом, и мы переделали его в передвижную студию, чтобы можно было поехать куда угодно и при этом взять с собой все нужное для того, чтобы работать. Учитывая мои запросы, среди современных моделей это один из самых удобных и практичных автомобилей. Туда поместились все мои краски и оборудование. Этот автомобиль стал продолжением моей студии.

Фото: Zoerism studio

Этот случай стал чем-то вроде семейной легенды. Мама говорит, что я расстроился, когда отец купил Renault 18. Это было в 1987 или 1988 году, значит, мне было два или три года. Я тогда набрал камней и исцарапал весь кузов автомобиля. Даже не знаю, из-за чего я так поступил - был мал и не вполне осознавал свой поступок. Я и не помню, как меня тогда наказали, и наказали ли вообще. Это, наверное, был мой первый опыт граффити.

Осознанно я увлекся граффити благодаря моим друзьям. Они занимались бомбингом (скоростной вид граффити в нелегальных местах, чаще всего опасных и хорошо всем видных. - "Автопилот"), придумывали свой собственный стиль для шрифта. Я тогда все время что-то рисовал, и для меня граффити стало возможностью работать в других масштабах, не ограничивая себя поверхностью листа бумаги, возможностью воплощать сюжет рисунка в буквах. Я увлекался этим более десяти лет.

Zoer - псевдоним, который я себе взял, как раз когда занялся граффити. Букву для этого имени я выбрал в алфавите наобум. А позже появилось понятие Zoerism, которое происходит от этого имени. Это философия моего творчества, которая объединяет в себе разные художественные приемы и средства, такие как графика, живопись и скульптура, а также звук и анимация.

Сегодня я по-прежнему восхищаюсь демократизмом граффити. Им могут заниматься все, и каждому есть что в нем сказать. Но все-таки я решил завязать с ним. Одна из причин в том, что я отрицательно отношусь к инструменту граффити-райтера: баллончик с краской несет вред здоровью человека и окружающей среде. Для меня это - инструмент прошлого. А я всегда ищу новые пути.

Я страстно полюбил автомобили еще в детстве. Меня буквально очаровывали их формы. Потом я понял, что форму корпуса автомобиля можно менять, и начал ломать свои машинки, чтобы увидеть их в другом состоянии, в другой форме. Помню, когда я был ребенком, я купил маленькую модель Lada 1200 или 1600 в масштабе 1 к 43 на ярмарке коллекционных машинок в Ангулеме. Потом я еще купил несколько моделей Samara, которые позже специально разбил молотком.

На самом первом моем рисунке была изображена дорожная пробка. Так, по крайней мере, утверждает моя мама.

В автомобиле меня восхищает его сложность. Это синтез прогресса, техники и индустриального мышления, матрица, отражающая суть нашего общества. С технической точки зрения машина дает информацию о разных культурах, потому что люди в разных странах относятся к автомобильной индустрии по-разному, начиная с того, как сформирована сама эта индустрия и заканчивая ее местом в обществе. С социальной точки зрения автомобиль воплощает идею индивидуализации объекта.

Кроме того, он обладает способностью переносить человека в будущее, и это главная причина, по которой так тщательно ведется работа в области дизайна. За внешностью машины всегда стоит некая футуристическая концепция. Но меня не так уж интересует этот футуристический аспект. Я хочу, прежде всего, выразить накопленный заряд предмета с точки зрения его истории, его социальной плотности. Ведь автомобили многое могут рассказать нам об условиях жизни в тот период, когда их выпускали. Со временем люди меняются, предметы покрываются патиной, но их форма неизменна, это как будто осколок времени. Автомобиль может вызвать у человека и воспоминания о его прошлом. Вот поэтому автомобиль - это не простой, а волшебный предмет.

В 2003 году я начал учиться в Strate College, чтобы стать автомобильным дизайнером. В итоге я понял - все, что я изучал, было ориентировано на изящество и эстетичность. Как мне кажется, перед автомобильной отраслью сейчас стоят более серьезные задачи: это область, которая влияет на многие важнейшие вопросы, связанные с обществом, с экологией. А нам в течение всего третьего курса рассказывали о стиле и о том, как укрепить с помощью автомобиля социальный статус. Поэтому я сменил профиль обучения с транспортного на промышленный дизайн, который, на мой взгляд, более социально ориентирован.

В первую очередь я уделяю внимание "стандартным моделям". Меня интересует принцип нормальности и тот факт, что автомобиль - это реалистичное устройство, которое принадлежит всем. Он задумывался и разрабатывался как серийный, усредненный продукт. Понятие "суперкар" - это фантазия; она лишь подпитывает мечты о власти или превосходстве.

Мне нравятся разные машины, но, пожалуй, больше других - некоторые модели BMW семидесятых - восьмидесятых годов. И некоторые модели Renault того же времени, ну и, может, еще начала девяностых. Вот, например, Renault 5. Я его очень часто рисовал, потому что для меня важен его образ, и, кроме того, Renault - это же французская марка.

По большому счету меня вдохновляют все европейские автомобили шестидесятых - девяностых годов, потому что они воплощают собой определенные идеалы, во многом - послевоенную философию: люди страстно хотели жить, и это желание выражалось через предметы, формируя концепцию определенного стиля жизни, связанного с идеей обретения свободы. Экономический кризис 1973 года и, конечно же, нефтяной кризис привели к тому, что машины стали более практичными, утилитарными. В своих работах я стараюсь исследовать и передать эту концепцию функциональности и способности автомобиля проходить сквозь толщу времени. Я стараюсь понять, каким казалось будущее в те времена, какими были мечты, социальный порядок и философия, приведшая к созданию именно таких автомобилей.

Я когда-то сказал, что Lada Niva - лучший автомобиль всех времен? Не уверен, честно говоря, что это так, но Niva, как минимум, очень интересная модель, которая достойно выдерживает испытание временем. Я люблю предметы, которые создаются на длительный срок. Это одна из тех немногих моделей Lada, поставлявшихся за границу, у которой были хорошие продажи в Европе. Особенно во Франции, где у нее многочисленный фан-клуб.

Рисовать на парковках я стал по стечению обстоятельств. В 2017 году мне предложили продумать проект преобразования общественной парковки в центре одного города. Я взял на себя роль куратора проекта, пригласил двенадцать художников из разных стран. Потом начали поступать и другие аналогичные предложения. Мне кажется, парковка - интересное место, потому что она как раз не рассчитана на размещение произведений искусства, это функциональное сооружение. Всегда интересно увидеть искусство там, где ты меньше всего этого ожидаешь.

Мне нравятся автомобильные свалки. Это как гигантская коробка машинок Dinky Toys. Там пахнет старой кожей, маслом, все это создает ощущение, будто ты оказался в прошлом.

Там же наглядно видно, что происходит с машиной с течением времени. Сделанная человеком, некогда с идеальными формами, теперь она свалена в кучу, заброшена и разбита. В этом есть своя магия крушения, магия промышленного объекта, подверженного стихийному бедствию. Автомобиль становится элементом природы со своей собственной экосистемой. Я часто рисую и другие выброшенные предметы, потому что они олицетворяют безразличие человечества с его избыточными потребностями. 

Когда я выбираю автомобиль в качестве холста, чтобы нарисовать на нем другой автомобиль, я стараюсь вдохнуть жизнь в мой рисунок, заставить его существовать по-другому. Я смешиваю свои мечты и реальность, чтобы можно было сохранить живыми те объекты, которые исчезнут. Кроме того, рисование подробного рода - это пластичный способ прохождения через пространство. Я создаю реалистичный рисунок на носителе, похожем на него, поэтому нельзя понять, что реально, а что нет.

У некоторых уличных стен есть особенная притягательность, которая так и манит тебя что-то там нарисовать. Я стараюсь выбирать именно такие места. Мне кажется, очень важно учитывать историю и конфигурацию конкретного места. Ведь я уйду, а мой рисунок останется. И мне нравится мысль о том, что моя работа может сжиться с этим местом, как будто он всегда там и был. Как бы там ни было, но рисовать в общественных местах - это значит создавать определенное мнение, потому что рисунок должен вызывать чувства, нет ничего хуже безразличия.

Рисунок, выполненный на здании, создает новое отношение к этому зданию, преобразует ландшафт. Вот это преобразование и является ключевым моментом художественного вмешательства, потому что, подобно рекламе, произведение уличного искусства оказывает влияние на жизнь людей, которые будут ежедневно видеть его.

Когда я впервые приехал в Красноярск, я чуть было не отморозил уши прямо на летном поле - так там было холодно. Но в России меня всегда тепло принимали, и я увидел у вас немало захватывающих пейзажей. Ваша страна полна вдохновения для творчества, и у нее богатая культура. Но не менее интересно и современное искусство. Я подружился с Morik и Akue, очень талантливыми уличными художниками и просто классными ребятами. Настоятельно рекомендую вам познакомиться с их уличными работами и картинками на холсте.

Комментарии
Профиль пользователя