Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Идет весна народная

Как Владимир Путин в Крыму на празднике побывал

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

18 марта президент России Владимир Путин прилетел в Крым, где в честь пятилетия воссоединения полуострова с Россией открыл две теплоэлектростанции, поднялся на Малахов курган в Севастополе, а в Симферополе встретился с общественностью республики. О том, какие подарки получила эта общественность к празднику и каких недосчиталась,— специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников из Севастополя и Симферополя.


В этот день Владимира Путина ждали для начала на Балаклавской теплоэлектростанции (ТЭС). Балаклавскую и Таврическую ТЭС, которые покроют и перекроют потребности всего Крыма в электроэнергии, старались сдать к празднику.

— Интересные цифры! — многообещающе произнес директор Балаклавской ТЭС Петр Екименко.— 940 МВт общей мощности! А общая мощность полуострова будет 2070 МВт! Наша, Балаклавская, обеспечит Севастополь, часть отдадим Симферополю… Если родина скажет, еще кому-нибудь отдадим!

Петр Екименко признался, что он военный энергетик и что ко всему привык, но блэкаут со стороны Украины стал для него в ноябре 2015 года открытием:

— Едешь домой — и темнота кругом… И холод… И так месяца два-три… И везде одни только дизели тарахтят… А так — похоже на Апокалипсис!..

В словах его ужас смешивался со странным восторгом.

Мудрость руководителей, по его словам, заключалась в том, что еще до этого, в августе 2014 года, они начали думать про новые ТЭС и уже даже искать для них место. Участие в этом процессе принял и он лично.

— И вот здесь обосновались,— кивнул Петр Екименко.

— «Ночные волки» не предлагали свои услуги? — наудачу спросил я.

Ведь в конце концов где-то здесь они и рыскают.

Оказалось, что еще как предлагали. Строителям объяснили, что у подножия горы Гасфорта — очень хорошее место для будущей ТЭС.

— Предлагали даже встретиться с Александром Залдостановым…— рассказал Петр Екименко.— Я даже ездил туда. Но там, во-первых, проблема с водой… Источник воды должен быть достоверный, у него должна быть хорошая история. А там карьер с повреждениями… А кроме того, как я понял, там имущественные проблемы серьезные, землю, похоже, выкупать пришлось бы (надо полагать, у «Ночных волков»…— А. К.). А так под обе станции нам выделили муниципальную землю бесплатно… Да и линию через ущелье тянуть было неудобно…

Честно говоря, он как будто даже оправдывался перед «Ночными волками» за то, что у него с ними не сложилось.

— Так вы и не поговорили с Александром Залдостановым? — с сочувствием спросил я.

— В тот раз нет,— согласился Петр Екименко.— Но я еще с Новороссийска с ним знаком, когда они фейерверк на «Кутузове» устроили.

Я помнил этот праздник «Ночных волков» в 2011-м. Скорее, они устроили фейерверк из «Кутузова»… Корабль, на мой взгляд, чудом выбрался из той передряги.

Петр Екименко согласился и с этим.

— Поставили им тогда две подстанции по тысяче ватт каждая… Да, человек он был настойчивый, Хирург…

Я бы не сказал, что кто-то здесь, на Балаклавской ТЭС, очень волновался в этот по всем признакам волнительный день. Волнительность привнес своим появлением Владимир Путин, у которого в этот день на полуострове была большая программа. Президент России прежде всего и сам выглядел волнительно или даже волнующе, а то и торжественно: в конце концов, любое его слово в этот день обречено было звучать считай что так же исторически, как и пять лет назад.

— Пять лет назад произошло воссоединение Крыма, Севастополя с Россией,— подтвердил он.— Мы понимали, что впереди масштабная работа! И она идет по плану!.. 940 МВт — это две ТЭС… 750 МВт дает энергомост… 160 — прежние объекты… 129 — еще одна, почти готовая ТЭС!

Праздничный, а на самом деле формальный ввод обеих ТЭС состоялся в присутствии президента (на самом деле обе они уже некоторое время работают), и Владимир Путин с легким сердцем поехал на Малахов курган, символ обороны Севастополя в 1854–1855 годах.

На дороге из окна машины я видел многочисленные виноградники, которые в это время года казались чернеющими противотанковыми заграждениями, до сих пор обороняющими город. Но это я нагнетал.

В музее Владимиру Путину показывали экспонаты времен первой бомбежки Севастополя в Крымской войне, и внимание его привлекла отчего-то расческа, оставшаяся от солдата. Президент никогда раньше не видел в таких музеях солдатских расчесок.

— По уставу тогда солдату была положена расческа,— объяснил директор музея.

Ну а о том, что расческа так и не нашла своего героя (вряд ли он ее), не сносившего, по всей видимости, головы, можно было только догадываться.

И затылок, кстати, был здесь же. Затылок пехотного ружья.

Еще Владимир Путин, выйдя из музея, долго стоял возле 68-фунтовой бомбической пушки (так она тут называлась). У памятника героям обороны Севастополя Владимира Путина ждали ветераны: и оборонявшие город в Великую Отечественную войну, и участники, как было сказано, событий Русской весны 2014 года (это, видимо, теперь звание). Люди это были в основном, впрочем, сугубо гражданские, и вежливость не была их отличительной чертой. Но прежде всего в смысле, что они долго не отпускали президента.

— От имени жителей Севастополя,— говорил ветеран,— прошу, чтобы вы всегда оставались таким же настойчивым, таким же героическим человеком!

Ну для этого-то Владимиру Путину и предпринимать ничего не нужно.

— Матеря Севастополя просят меня сказать спасибо вам за то, что сделано для них вами! — воскликнула матерь Севастополя (точнее, все-таки одна из них).

— Мы всегда с вами в боевом строю! — клялся Владимиру Путину еще один ветеран, и это словно автоматически делало Владимира Путина одним из них в этом строю.

Стихотворение ему тоже прочитали.

— Фашисты не пройдут никогда! — так заканчивалось оно (правду сказать, бывало, что и проходили, но главное, что вскоре проходили обратно, и уже до Берлина).

— Мои ученики просили пожать вам руку, чтобы они могли пожать завтра мне и почувствовать вас! — рассказала президенту учительница, которая потом транслировала федеральным телеканалам свою теорию десяти рукопожатий, среди которых рукопожатие Владимира Путина было, как я понял, не первым и не последним.

Что-то еще ему пробовал сказать и оказавшийся здесь бывший «народный мэр» Севастополя Алексей Чалый (запомнившийся на церемонии в Георгиевском зале Кремля пять лет назад груботканым черным свитером на фоне дорогих и не таких дорогих костюмов… Он и теперь, мне показалось, был в том же самом свитере. А, нет, в черном, но джемпере вроде), но Владимир Путин не прислушался.

В Крыму много чего происходит

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Через час российский президент уже встречался с общественностью Крыма в библиотеке имени Ивана Франко в Симферополе.

В самом начале он вспомнил, отвечая на вопрос одного заинтересованного в развитии гостиничной отрасли крымчанина, что в 2014 году люди, которых он, Владимир Путин, отправлял изучать состояние этой отрасли в Крым, возвращались оторопевшими. Они спрашивали отельеров, почему в их отелях проваливаются полы, и те охотно отвечали, что ничего страшного, потому что приезжают к ним в основном шахтеры, которые с утра обязательно примут, а потом им уже все равно, потому что они уже ведь ничего не видят больше.

Владимир Путин уже во второй раз на публике рассказывал эту историю: видимо, она сильно запала ему в душу, а то и в сердце.

— Шалом,— сказал Владимиру Путину главный раввин Севастополя Биньямин Вольф.

— Шалом,— согласился Владимир Путин.

Раввин рассказал, что, когда Крым был украинским, их синагогу несколько раз пытались сжечь (один раз даже 9 мая, видимо, в честь праздника), но в 2014 году все изменилось раз и навсегда.

— Сегодня еврейская община цветет! Евреи боялись выходить с еврейскими признаками на улицу, а сейчас уже выходят! — воскликнул Биньямин Вольф.— С кипой! Последнее я хочу сказать: мы завершаем строительство синагоги в Севастополе. На том месте, где фашисты уничтожали евреев. Если вы приедете, это будет очень важно!

Владимир Путин выразил надежду, что евреи в Крыму будут играть такую же значительную роль, как евреи во всей России, и предложил пригласить на открытие синагоги не только себя, но и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

Раввин обрадовался, но сразу счел своим долгом упомянуть, что пока есть проблема с финансированием.

— У евреев проблема с финансированием! Только в Крыму такое возможно! — недоумевал президент России.

Производитель крымского вина рассказывал президенту, что он начал работать с виноградниками в Крыму в 2008 году, первое вино сделал только в 2013-м. Но зато и вино его обещает жить долго.

— У нас в России долго не проживет! — убежденно произнес президент.

Реальная проблема состояла в том, что крымским по действующему законодательству может называться любое вино, которое привезли в Крым и разлили там, а не только то, которое человек сам, например, вырастил здесь. Человеку обещано было все исправить (многие коллеги этого человека расстроятся).

Крымская журналистка рассказала, что в республику очень дорого летать. «Есть субсидированные билеты, но они сметаются за несколько часов… И нас очень возмущают высокие цены на продукты… Есть ли механизмы обуздания?..»

Российский президент признал, что рынок, который формирует цены на билеты в зависимости от спроса, необязательно прав, и добавил, что Минтранс должен представить по этому поводу соображения.

И Владимир Путин долго отвечал про цены на продукты, а потом резюмировал:

— Надо улучшать транспортную доступность и развивать собственное сельское хозяйство.

В общем, цены на продукты в Крыму в обозримом будущем, надо полагать, падать не будут.

Обратились к президенту и владельцы яхт: у них так и просто неразрешимые проблемы. От их имени выступала дама, которая рассказала Владимиру Путину, что на Карибах и в Европе, где у нее до сих пор стояли яхты, с этим все гораздо лучше, а вот полуострову есть к чему стремиться.

Мужественные молодые люди, только что просившие президента хоть чуть-чуть поднять стоимость сертификатов на полагающееся им жилье, а то она отстает от рыночной цены почти на 20 тыс. руб. за квадратный метр, должны были глядеть на даму сейчас, по-моему, с укором, хотя бы легким.

Наконец Владимира Путина спросили, что для него такое Крымская весна. Комментарий был не такой уж ожидаемый.

— Россия показала, что умеет себя любимую любить и защищать свои интересы,— произнес российский президент,— отталкиваясь от интересов людей... Когда выбор делаешь в пользу долгосрочных общенациональных интересов, абстрагируешься от всего личного, то, как правило, побеждаешь! — произнес президент если не выстраданное, то обдуманное уж точно.

Организатор кинофестиваля «Святой Владимир» рассказала, что этот фестиваль ставит своей задачей «сократить культурный разрыв, который возник за 23 года»,— видимо, в головах жителей Крыма, пока он был в составе Украины, в сравнении с головами жителей остальной России.

Впрочем, эту благородную задачу невозможно решить без президентского гранта и без поддержки лично Владимира Путина прямо сейчас. Было получено и это.

Очевидно, что Владимир Путин расслабился в этой, такой теплой компании. Рассказал, как его товарищ, музыкант, в советское время ездил за границу, а там строители очень громко работали рядом с репетиционным залом:

— И руководитель делегации, желая защитить интересы музыкантов, кричала: «Нихт сверлирен!»

Одна девушка сказала, что готова пригласить в гости в Крым Петра Порошенко, и спросила, когда украинцы и россияне помирятся.

— Украинцы в России — третья по численности этническая группа,— разъяснил Владимир Путин.— Уверен, украинцы в России не чувствуют ущемленности… Русский и украинский народ никогда не ссорились. И сейчас они, по моему глубочайшему убеждению, в ссоре не находятся. У нас непонимание только с руководством сегодняшней Украины, с которым вряд ли можно сварить кашу и добиться какого-то позитивного результата в развитии наших отношений. То, что они творят, иногда просто вызывает оторопь и недоумение. Так и хочется спросить по-украински: «С глузду съихав, чи шо?» С ума сошел?

Обращение было фактически персональным.

Владимир Путин на исходе второго часа все-таки в конце концов прервал встречу, сказав, что ему «хочется еще на концерт сходить». Удалось не сразу, но и на концерте президент России тоже успел побывать. Напоследок он пообещал, что человек, который прослужит на флоте 20 лет, имеет право оставить себе кортик без дополнительных отягчающих условий вроде сейфа и разрешения Росгвардии. Справедливости ради, Владимир Путин обещал это уже второй раз (по мотивам первого раза даже вышел его указ, но ничего, судя по всему, не изменилось).

У лидера группы «Любэ» сомнения только на лице

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Концерт в Симферополе между тем был в разгаре.

— Это русский характер подымает с колен! — неслось со сцены.

Кто бы спорил.

Но и соглашаться что-то не хотелось.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя