Коротко

Новости

Подробно

Фото: Edgar Su / Reuters

Турция ответила на новозеландский вызов

Анкара укрепляет образ лидера исламского мира, отправив делегацию в Крайстчерч

от

Сегодня в Новую Зеландию, пережившую крупнейший в своей истории теракт, прибыли вице-президент Турции Фуат Октай и глава МИДа Мевлют Чавушоглу. Посетив город Крайстчерч, они встретились как с представителями правительства, так и с пострадавшими. Все остальные страны, в том числе мусульманские, ограничились соболезнованиями. По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, у Турции есть как внешние, так и внутренние причины активно реагировать на события, произошедшие на другом конце земного шара. К первым можно отнести желание укрепить статус лидера мусульманского мира, а ко вторым — приближающиеся местные выборы в Турции.


Вице-президент Турции Фуат Октай и министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу прибыли в новозеландский город Крайстчерч всего через два дня после крупнейшего теракта. Напомним, 15 марта ультраправый радикал Брентон Таррант напал на две городские мечети, убив в общей сложности 50 человек. Еще 34 пострадавших находятся в больницах, 12 из них — в критическом состоянии. Турок среди них было трое, и они остались живы.

На встрече с вице-премьером и главой МИД Новой Зеландии Уинстоном Питерсом, которая была закрыта для прессы, представители Анкары предложили «всевозможную поддержку» в борьбе с терроризмом и передали «глубокие соболезнования» от президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

После завершения официальной части визита турецкие чиновники также встретились с имамом, выжившим во время теракта, и мусульманской общиной города. «Мы разделили их боль, передали наши соболезнования и пожелали терпения»,— написал в своем Twitter Мевлют Чавушоглу.

Решение отправить в Новую Зеландию столь представительную делегацию, а не просто ограничиться телеграммой с соболезнованиями, как это сделали десятки других стран, было принято турецким президентом не случайно. Еще в день теракта, когда в прессу попали фотографии винтовки, из которой преступник убивал людей, выяснилось, что наибольшую ненависть Брентон Таррант питал именно к Турции: как современной (в манифесте террориста был призыв к убийству господина Эрдогана), так и к ее исторической предшественнице — Османской империи. Именно ей посвящено большинство надписей, которые преступник сделал на оружии и магазинах.

Чтобы понять каждое из его посланий, турецкая газета Daily Sabah сделала их подробный разбор. Например, на стволе было написано «Turkofagos» (по-гречески — «пожиратели турок») — так называли греческих солдат, воевавших с османами.

На одном из магазинов террорист упомянул битву за Шипку (в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 годов), на другом — русского адмирала Дмитрия Сенявина, одержавшего победы над турками в 1807 году.

Стоит отметить, что некоторые надписи преступник делал не на английском, а на языках стран, о которых идет речь. На русском он написал «сражение при Кагуле 1770» (в ходе него Россия получила доступ к Черному морю и Крыму, потеснив турецкое влияние), на сербском — имена Милоша Обилича (согласно сербскому эпосу, в 1389 году он пробрался в стан турецкого султана Мурада I и убил его), Лазаря Хребляновича и Марко Милянова Поповича, также известных борьбой с османским владычеством. Внимание убийцы к Сербии было так велико, что глава МИД страны Ивица Дачич даже был вынужден подчеркнуть, что Белград «не имеет никакого отношения» к трагедии.

На грузинском языке террорист упомянул царя Давида IV Строителя, вытеснившего из страны турок-сельджуков, а на армянском — битву при Сарыкамыше 1914–1915 годов.

Уже сегодня выяснились новые подробности из жизни террориста.

История противостояния Османской империи с окружающими ее христианскими странами интересовала Брентона Тарранта так сильно, что он за последние три года несколько раз ездил на Балканы, чтобы посетить места ключевых сражений лично.

Эту информацию подтвердили власти практически всех стран региона, включая саму Турцию.

По мнению опрошенных “Ъ” экспертов в Москве и Анкаре, для столь активной реакции на трагедию в Новой Зеландии у Турции есть целый ряд причин. «В сложившихся неблагоприятных экономических условиях Турции необходимо поддерживать образ защитницы мусульман всего мира, чтобы поток инвестиций из стран Персидского залива не прекращался,— сказал “Ъ” руководитель политического направления Центра по изучению современной Турции Юрий Мавашев.— Анкаре важно, чтобы от лица исламского сообщества выступала именно она, а не Саудовская Аравия, чья репутация подмочена делом Джамаля Хашокджи».

Кроме того, господин Мавашев отметил, что у Реджепа Тайипа Эрдогана появляются сильные конкуренты на консервативном поле и, чтобы не уступить им, он вынужден предпринимать активные действия. «На фоне приближающихся муниципальных выборов в стране активно обсуждается возможность создания альтернативной исламистской партии, которую возглавят бывшие соратники президента, а именно экс-премьер Ахмет Давутоглу,— сказал эксперт.— Учитывая, что он известен своими призывами объединять исламистов всего мира, это очень опасный противник для Эрдогана».

О том, что тема религии — одна из ключевых на предстоящих местных выборах, “Ъ” заявил и живущий в Анкаре эксперт Российского эксперта по международным делам Тимур Ахметов. «Особенно острая борьба разворачивается за посты мэров Стамбула и Анкары, причем победа правящей Партии справедливости и развития отнюдь не гарантирована»,— сказал господин Ахметов.

Политолог, профессор университета Сютчу Имам в Кахраманмараше Тогрул Исмаил, в свою очередь, отметил, что визитом делегации в Новую Зеландию Турция хотела подать сигнал западному миру. «После терактов в Париже все руководители европейских стран оказались там, хотя погибли преимущественно французы,— сказал господин Исмаил.— А вот когда два-три года назад были взрывы в Анкаре и Стамбуле, европейское сообщество не очень активно поддержало Турцию: визитов на высшем уровне не было. Думаю, Турция вправе воспользоваться этим моментом, чтобы показать Европе ее двойные стандарты».

Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя